Новинки книг

Ведьма на десерт. Глава 3

АННА ГАВРИЛОВА

 

Ведьма на десерт

 

Глава 3

Что ни говори, а эмоциональное состояние влияет на рабочий процесс очень сильно. Особенно если работа в большой степени творческая и вообще с темой вдохновения сопряжена. Вчера я практически метала искры и ошибок не наделала лишь чудом. Зато сегодня порхала по лаборатории бабочкой и ощущала себя самым настоящим гением.

У меня получалось всё! От подготовки ингредиентов для нового зелья, до самого важного процесса – наложения чар на первую партию изумрудов.

Изумруды… О-о-о! Они были прекрасны! Такие маленькие, такие сверкающие, с ровными гранями и почти осязаемой аурой богатства.

Прежде чем положить их в специальную чашу и залить изготовленным вчера отваром, я любовалась камушками добрых полчаса, а потом – всё, перешла к делу. Положила, залила и, выдохнув, принялась бормотать заклинание.

Первый раз, второй, третий… и так до тех пор, пока камни не начали из-под слоя отвара сиять.

Это был какой-то бесконечный повтор. Очень много раз, одно и тоже, по кругу. В других обстоятельствах я бы уже взвыла и сильно пожалела, что согласилась на такую работу, однако здесь и сейчас, учитывая утренний позитив, была абсолютно счастлива!

Я искренне радовалась тому, что могу добавить к природной магии камней колдовские свойства. Что камни станут на порядок сильнее, а изделия превратятся в подобие амулетов. Да, это будет ювелирка, то есть говорить о настоящих, всамделишных амулетах не приходится, но всё равно.

Отдельная прелесть – так как в камни вкладываются ведьминские чары, а не банальная магия, действовать они будут на всех.

А потом, когда уже закончила с изумрудами, в дверь постучали, и после уверенного «Войдите!», в щель протиснулась голова служанки, Юники.

– Ясь, – окликнула она. – Тебя господин Вирис зовёт. Срочно.

Я удивилась, но не так, чтобы сильно. Конечно, отложила все свои занятия, избавилась от рабочего фартука и отправилась к начальству.

Ну а переступив порог кабинета, испытала настоящий шок – просто тут Дотс Лардар обнаружился. Он сидел в гостевом кресле и сверкал ну очень довольной улыбкой, а хозяин «Южного Бриллианта» наоборот хмурился.

Едва я вошла, Вирис направил это своё настроение на меня. Спросил:

– Ну, что? Добегалась?

Я не поняла и уставилась удивлённо. Однако нормальных пояснений не последовало, вместо них я услышала:

– Ясина, нам нужно поговорить.

Реплика принадлежала Дотсу, и это стало ещё одним поводом для удивления. Впрочем, подобному развитию событий я не противилась, и когда господин Вирис тяжело поднялся из-за стола, чтобы покинуть собственный кабинет, решению не препятствовала.

Прикрыв за начальством дверь, я проследовала ко второму гостевому креслу и, опустившись на мягкую подушку, вперила взгляд в рыжего.

Уже чуяла, о чём скажет, но толика сомнения не отпускала до последнего. Тем не менее…

– Ясь, а давай дружить?

Прозвучало с некоторым придыханием, как бы намекая, что утренние феромоны никуда не делись, и это вызвало непроизвольную улыбку. Однако главная причина веселья крылась, разумеется, в другом…

– Дружить? – переспросила я. – В каком смысле?

– Ой, вот только не надо! – отмахнулся мужчина. – Я же знаю, зачем ты в наше министерство бегаешь.

– Вообще-то я была в вашем министерстве всего дважды, – пояснила вкрадчиво.

– Ага. Первый раз – по делу, а второй – из-за него. Из-за Мориса.

– Да при чём тут… – начала, но тут же осеклась я.

Просто подумала: а зачем отпираться? Ведь в данной ситуации считаться влюблённой гораздо выгоднее. Влюблённой помогут охотнее. Как итог, я приняла самый покаянный вид и ответила:

– Ну, допустим. И что?

– А то, – отозвался Дотс. – Ты наш с Морисом утренний разговор слышала?

Вопрос был риторическим и я, конечно, промолчала. А рыжий заметно погрустнел и принялся объяснять, из-за чего сыр-бор:

– Два месяца назад в нашем подразделении была финансовая проверка, которая выявила большой перерасход средств, и в перерасходе обвинили меня. Дело в том, что я подписал один документ, а он… в общем, меня самого подставили. Обманули.

– И что дальше?

– Была собрана комиссия, – охотно продолжил рыжий, – проведена дополнительная проверка, после которой меня полностью оправдали, но Морис результаты этой проверки не принял. Он хотел уволить, но за меня вступился профсоюз министерских работников, и тогда Морис заявил, что просто знать меня не желает.

– А ты?

– А я не виноват, понимаешь? И хочу объяснить это Морису, а он ведёт себя, как упрямое животное! Меня не то что как коллегу и подчинённого, даже в качестве населения на приём к нему не пускают.

Я… да, поняла, и даже кивнула, чтобы это понимание продемонстрировать.

– С этим понятно. Но зачем дружить со мной? – тут же озвучила я.

Рыжий юлить не стал, ответил прямо:

– Затем, чтобы привлечь его внимание.

– Допустим. Ну а мне-то какая выгода?

На меня глянули так, словно до сего момента умственные способности одной ведьмы сильно переоценивали…

– Что значит «для чего»? Ты сможешь видеться с ним постоянно. Только представь, как вырастут твои шансы на успех.

Включать воображение не пришлось – и без того понимала, что возможность бесценна. Да и отказываться от коалиции с Дотсом с самого начала не собиралась, но…

– Как это будет? – спросила я.

– Очень просто. Ты станешь приходить в министерство в те дни, когда там есть Морис, а дальше – по обстоятельствам.

– И чем мы эти визиты объясним?

– Активной гражданской позицией одной юной девы. Мол, ты желаешь помочь в решении важных вопросов.

– Каких? – резонно поинтересовалась я.

– Ещё не придумал, – отозвался собеседник, – но до утра что-нибудь соображу.

Суть идеи мне понравилась – регулярные встречи с объектом охмурения действительно полезны. Но я не могу просиживать в министерстве дни напролёт, мне ещё и работать надо, а господин Вирис прогулов не потерпит.

– Вирис сделает тебе свободный график, – словно подглядев мысль, внезапно огорошил Дотс. – Мы уже договорились. Я предоставил бумагу из министерства.

– Какую ещё бумагу? – совсем растерялась я.

Рыжий подался вперёд и, понизив голос, сообщил доверительно:

– Для господина Вириса твоё сотрудничество с министерством – не прихоть, а приказ, которому ты, как любая порядочная гражданка, обязана подчиниться.

Вот тут невольно вспомнились слова о растрате… Нет, я ничего не утверждаю, но Дотс Лардар – точно жук!

Однако указывать на это я не стала. Просто улыбнулась и сказала:

– По рукам.

– Отлично, – собеседник тоже улыбнулся. – Тогда зови Вириса. Порадуем его тем, что ты согласна сотрудничать, и я пойду.

Хозяина «Южного бриллианта» я в самом деле позвала, а насчёт радости – её не было. Господин Вирис, который относился к числу ещё не старых, но весьма зрелых мужчин, вернулся в своё роскошное кресло и, окинув пространство суровым взглядом, остановился на Лардаре.

– Я знаю, что такое гражданский долг, – сказал он, – но если моя ведьма после сотрудничества с вашим министерством сбежит…

Вирис многозначительно замолчал, а рыжий отмахнулся.

– Я вас умоляю, – выдал он. – Откуда такие мысли?

– Да оттуда, – хозяин лавки был по-настоящему суров. – Всем известно, что ведьмы избегают столицы именно из-за вас. Из-за политики, которую проводит министерство и препонов, которые вы им устраиваете.

Рыжий сразу перестал улыбаться и попробовал принять невинный вид, однако лично я в эту пантомиму не поверила. Просто господин Вирис говорил правду – ведьмы столицу действительно не жалуют. Когда мы с девочками решили отправиться в этот город, на нас смотрели, как на дур.

– И уверяю вас, – всё так же обращаясь к Лардару, продолжил Вирис, – если лишусь ведьмы, то просто так это дело не оставлю. Я самому королю пожалуюсь, ясно?

Работодатель… нет, не шутил, и от этого стало так приятно, так радостно, что я даже залилась румянцем. А новоявленный «друг» наоборот поёжился…

– Обещаю вернуть ведьму в целости и сохранности, – после паузы пробормотал он.

Владелец «Южного бриллианта» тоже паузу выдержал, потом кивнул и удовлетворённо хмыкнул – на этом аудиенция завершилась. Дотс ушел, протянув мне предварительно бумагу с заголовком «Пропуск» и сообщив, что ждёт завтра утром, в своём кабинете.

Едва посетитель откланялся, я тоже встала, чтобы вернуться в лабораторию и приступить к обработке следующей партии изумрудов. Выглядела при этом настолько счастливой, что Вирис посмурнел ещё сильней.

– Эх, Яся, – пробормотал он, и даже головой покачал, причём осуждающе.

– Что? – откликнулась я оптимистично.

– Ты хоть понимаешь, какие люди обитают в министерстве магии?

Я, разумеется, понимала.

Однако Вирис, судя по взгляду, имел на данный счёт иное мнение. Глядя в его глаза, я приготовилась выслушать нравоучительную лекцию, но работодатель ограничился краткой выжимкой:

– Держись подальше от мужчин вроде нашего верховного мага, и как только сможешь, откажись от сотрудничества с этими пройдохами. Ты слишком неопытна, чтобы вращаться в таких кругах. Одна ошибка, и тебя с потрохами сожрут, а я опять останусь без ценного специалиста.

Тот факт, что Вирис заботится прежде всего о себе и своей лавке, картину происходящего немного подпортил, но его беспокойство всё равно было приятно. Поэтому в лабораторию я вернулась в самых расчудесных чувствах, ну а в том, что касается моей предшественницы…

Её судьбой я поинтересовалась ещё до того, как приняла приглашение поработать на ювелира. Для Вириса услуги по зачаровыванию камней и вообще изделий были новшеством, и первую попытку он предпринял года полтора назад. Нанял не молодого, а уже состоявшегося специалиста, однако через несколько месяцев ведьма уволилась и укатила в другой город.

Причина? Да всё та же – уж слишком климат в столице агрессивный. Не любят тут ведьм. Не любят!

 

К новой вылазке в министерство магии я готовилась не менее тщательно, чем к предыдущим. Оделась, провела добрых два часа перед зеркалом, а убедившись, что выгляжу сногсшибательно, откупорила пузырёк… нет, не с феромонами, а с простыми духами.

И дело не в чувстве самосохранения – проблема в том, что частое использование зелий подобных вчерашнему, негативно сказывается на коже. Намажешься таким чаще, чем раз в месяц, и всё, привет неизлечимая сыпь.

Впрочем, в данный момент феромоны и не требовались – ведь всех, кого надо, я уже очаровала. Плюс, у меня имелся пропуск и вполне легальный повод для проникновения на стратегический объект, а раз так…

Из дома, в котором располагался «Южный бриллиант», я вышла в самом лучшем настроении. В том же настроении добралась до дворцовой площади и здания с колоннами и химерами. Ну а когда толкнула стеклянную дверь и очутилась в уже знакомом холле, сразу услышала:

– Ну надо же. Опять она.

На сей раз охранников было не четверо, а лишь трое. Но самый симпатичный – блондинчик, – присутствовал и улыбался шире всех.

Я сразу подарила ответную улыбку и вытащила из сумочки выданный Дотсом пропуск.

– Ух ты, – увидав бумагу, сказал блондинчик. – А по какому поводу?

– Буду помогать в одном проекте, – честно созналась я.

Парни в форменных куртках просияли снова, а блондинчик продолжил:

– Какая замечательная новость. И что за проект?

– Не уверена, что могу разглашать эту информацию, – не растерялась я.

Настороженности такой ответ, конечно, не вызвал – на меня глядели с прежней неподдельной симпатией.

– Хорошо, ведьмочка. Беги, – заявил блондинчик. – А то рабочий день уже начался.

Ссориться не хотелось, но на слово «ведьмочка» я среагировала типично – возмущённо прищурилась. Нет, в целом ничего оскорбительного тут не было, но ведь магинь магиньками не зовут!

Парни посыл, разумеется, поняли и заулыбались шире прежнего, а я подумала и одёргивать всё-таки не стала. Просто фыркнула и, спрятав пропуск обратно в сумку, поспешила к лестнице. Ещё пара дней, и этот маршрут станет родным.

Как и в предыдущие визиты, я поднялась на самый верхний этаж и, прогулявшись по коридору, схватилась за массивную ручку. И лишь очутившись в просторной приёмной с множеством стульев, питьевым фонтанчиком и обитающим в дальней части помещения секретарём, сообразила, что свернула не туда.

В смысле, я прошла по инерции и о том, что кабинет Дотса находится в противоположной части этого же коридора вообще не вспомнила. А теперь…

– Ой, – оторвавшись от бумаг, воскликнул очкарик.

Дальше было резкое вскакивание, грохот опрокинутого стула и восторженное:

– Яся! Здравствуйте!

– Привет, – ответила я, хотя уверенности в том, что парень услышит, не имелось. Приёмная была слишком большой.

Чудо в круглых очках, видимо, считало также, и в следующую секунду устремилось навстречу. Сильный румянец на щеках подсказывал – феромонов он глотнул действительно много. Настолько, что можно сказать, одного я уже охмурила. Что ж, тоже результат.

Глядя на спешащего парня, я слегка устыдилась и даже хотела ретироваться, но тут дальняя дверь распахнулась, и из кабинета выглянул Морис.

– Хикс, всё хорошо? – поинтересовался он. – Ты чего шумишь?

Парень сразу замедлился, а через миг вообще остановился, чтобы повернуться к начальству и попробовать ответить на поставленные вопросы. Только пояснений уже не требовалось – верховный маг оказался достаточно глазастым и причину шума отыскал.

Пусть он стоял далеко, но замешательство, отразившееся на вполне симпатичной физиономии я различила. Правда, продлилось это замешательство недолго – губы мага сразу растянулись в очень широкой улыбке, а сам объект незамедлительно двинулся ко мне.

Желание сбежать я проглотила и резко притворилась, что невероятно счастлива! Однако ещё через миг не выдержала, и…

– Мы тебя разбудили? – спросила невинно. – Прости.

Морис пропустил ехидство мимо ушей – продолжил своё неотвратимое приближение. А оказавшись в шаге от перепутавшей помещения ведьмы, подхватил её руку и нагло потянул к губам.

Я не растерялась! Даже не дёрнулась, словно к моей руке регулярно всякие бруталы с переломанными носами прикладываются!

Однако спустя ещё миг, по щекам всё же пополз предательский румянец, ибо…

– Соскучилась? – проникновенным шепотом спросил хам.

Это оказалось сложнее, чем все экзамены в нашей Ведьминской Академии, но я справилась! Улыбнулась, храбро преодолела разделявший нас шаг и, водрузив ладошку ему на грудь, выдохнула томно:

– О, да… Очень.

Встрепенулся! Нет, он в самом деле не ожидал вот такого отпора! Ну а я…

– У тебя такое большое министерство. – Пауза. Долгая-долгая пауза. А потом: – Такое большое, что я немного заблудилась. Подскажешь, где находится кабинет Дотса Лардара?

– Что? – не понял маг.

Вот теперь я отступила и озарила пространство новой сиятельной улыбкой. Сказала с самым беззаботным видом:

– Морис, ты, разумеется, милашка, и мне очень не хочется портить тебе настроение, но пойми, мир… он не вокруг тебя вертится.

– Да ладно! – выдал гад.

Тут, конечно, следовало растеряться, однако я не дрогнула – кивнула.

– Кабинет Дотса на другом конце коридора, – неожиданно встрял Хикс. Потом ещё рукой махнул и добавил: – Там.

Я перестала таращиться на Мориса и обворожительно улыбнулась уже очкарику. Через миг ещё и воздушный поцелуй ему послала – а что? Уж чего, а воздушных поцелуев мне не жалко.

– Зачем тебе Дотс? – перебил наши гляделки Морис.

– Нужен, – лаконично ответила я.

После чего отступила и, пользуясь тем, что закрыть дверь не успела, выскользнула обратно в коридор.

Задерживаться не стала, сразу зашагала в нужном направлении. И тут же услышала:

– Эй, ведьма, я серьёзно. Зачем он тебе?

Веселье из голоса верховного мага действительно испарилось, но беречь его нервы я не планировала. Поэтому обернулась, подмигнула и потопала дальше. Очень радостная. Невероятно довольная собой!

 

До нужного помещения добралась быстро. Приоткрыла дверь, прошмыгнула внутрь и замерла, оглядываясь. Картина, представшая взгляду, была вполне ожидаема – ничего общего с приёмной или кабинетом верховного мага обитель Дотса не имела.

Помещение, где хозяйничал рыжий, было тесным и скромным – один стол, пара стульев для посетителей, несколько книжных шкафов и всё. Ну и окно – достаточно большое, чтобы не тонуть во мраке.

Сам сообщник обнаружился здесь же, за ворохом бумажек. Едва я вошла, он поднял голову и улыбнулся. Сказал:

– Привет, Ясь.

Я мило кивнула и, прошествовав к столу, опустилась на один из гостевых стульев.

– Ну что, задание для меня придумал?

– Конечно, – сказал Дотс.

– А чаем напоишь? – задала следующий вопрос я.

Мужчина сразу поднялся и шагнул в сторону – туда, где при внимательном рассмотрении виделся крошечный столик с установленным на него чайником. Правда добраться до чайника и сделать девушке приятное рыжий не успел – просто дверь в кабинет распахнулась, и на пороге ещё один посетитель нарисовался.

Увидав этого посетителя, Дотс замер, а я мазнула взглядом и отвернулась. И ничуть не удивилась, услышав недружелюбное:

– Что здесь происходит?

– В каком смысле? – после короткой паузы, отозвался Дотс.

Морис шумно втянул воздух, однако пояснять не стал, явно рассчитывая на то, что его вопрос и так понятен.

И мы с сообщником действительно понимали, но…

– Ближайший год вы видеть и слышать меня не желаете, – напомнил верховному Лардар. – Так с чего это любопытство?

Брюнет проявленную наглость не оценил. Более того, сложил руки на груди, принимая вид куда более угрожающий. Пришлось повернуться и вмешаться:

– Морис, ну какая тебе разница?

– Какая? Это моё министерство и присутствие тут ведьмы неприемлемо.

– Это ещё почему? Что за дискриминация? – возмутилась я.

Маг фыркнул и подарил взгляд близкий к убийственному. Ну а я напомнила:

– По законам королевства, мы, ведьмы, имеем такие же права, что и все остальные граждане.

– Ну конечно, – пробормотал он.

Прозвучало настолько пренебрежительно, что захотелось схватить что-нибудь тяжелое и ударить промеж зелёных глаз, но подходящих орудий не имелось. Разве что сумкой его припечатать. Вот только… лёгкая она у меня. На будущее – нужно носить с собой кирпич!

– Спрашиваю в последний раз, – процедил Морис, – что тут…

– Посильная помощь от населения, – перебила я злобно.

Маг надменно вздёрнул бровь и точно хотел сказать гадость. Не успел. Его порыв оборвало далёкое и ужасно визгливое:

– Жорик, а ну стой! Стой, кому говорю!

Объект охмурения заметно дёрнулся, а я застыла в недоумении. Спустя секунду, вскочила и ринулась в коридор. Жорик? Где?

Вернее, не ринулась, а попыталась… Подлетела к двери, которую частично загораживал Морис, и попробовала протиснуться в зияющую между телом мага и дверным косяком щель.

Увы, но зеленоглазый повёл себя как законченный мужлан – взял и заступил дорогу.

– Эй! – резонно возмутилась я.

Не растерялась. Отступила и попыталась обогнуть с другого бока. А он опять дорогу закрыл, и теперь я врезалась в его скалообразную тушу.

Ударилась не то чтобы сильно, но чувство обиды всколыхнулось. Пришлось опять отступить и уставиться на Мориса с самым непримиримым видом.

А там, снаружи…

– Жорик! – Голос точно Танке принадлежал. – Жорик, стой!

– Ведьмы, – сверля меня взглядом, процедил брюнет. – От вас одни неприятности.

Я могла поспорить, но не стала. Пообещала хмуро:

– Если не пустишь, сама тебя укушу.

– То есть ты, как и тот хорёк, склонна тянуть в рот всякую каку?

Увы, но тут я всё-таки не выдержала, гаркнула на всё министерство:

– А ну отошел!

Морис, о чудо, послушался, и я выскочила за дверь, чтобы увидеть серо-серебристую шкурку, мчащую прямиком к нам. Танку тоже заметила – подруга была далеко и за Жориком совершенно не поспевала.

Пришлось помочь. Шагнуть навстречу и, наклонившись, ловко подхватить хвостатого диверсанта. Зверь сперва не понял, что попался, и продолжил перебирать лапками, а когда до крошечного мозга дошло, протестующе запищал.

Зато Танка пищать наоборот перестала, даже замедлилась, увидав меня. Только это не помогло – добравшись до нас с Жориком, ведьма согнулась пополам, упёрлась ладонями в колени и принялась дышать ну очень шумно.

Когда её дыхание стало более-менее ровным, я поинтересовалась:

– Что произошло?

– Он… – ткнув пальцем в притихшего хорька, просипела ведьма, – маленькая мохнатая жо…

Подруга осеклась и нехорошее слово всё же не сказала. Просто верховного мага заметила, ну и рыжего Дотса – он тоже из кабинета выглянул.

И если Дотс был неинтересен, то присутствие Мориса стало отличным поводом очнутся. Вернее, очнуться и немного офигеть.

– Яся, а что ты тут делаешь? – переведя ошарашенный взгляд с мага на меня, спросила подруга.

Я улыбнулась уголками губ и, разумеется, не сказала. Нет, были бы мы одни, я бы призналась, а так…

– Лучше объясни, что тут делаешь ты.

– За документами пришла, – охотно пояснила Танка. – На Жорика. – И после недолгой паузы, с возмущением: – Нас заставили пройти дополнительный ветеринарный осмотр. Представляешь?

Я, разумеется, представляла, и тоже этому беспределу возмутилась. Просто Жорика перед самым отъездом в столицу осматривали, и уж кто, а он в дополнительной проверке не нуждался.

– Конечно заставили, – встрял в разговор Морис. – Когда по городу бегает магический зверь, склонный кидаться на прохожих, министерство, как гарант магической безопасности, должно быть уверено, что значительного вреда он не принесёт.

Слышавший это признание Жорик, дёрнулся и протестующе пискнул. Пришлось прижать зверушку к груди и повернуться к мужчине.

– Даже представить не могла, что ты настолько мелочный, – сказала сокрушенно.

Морис слегка опешил, но продлилась его растерянность недолго.

– Будь я по-настоящему мелочным, ты бы тут сейчас не стояла, – заявил гад. – Ты бы сейчас тоже проверку проходила. За вчерашнее.

– А что было вчера?

Вопрос принадлежал Танке – он прозвучал тихо, но крайне заинтересованно. Только я любопытство подруги опять проигнорировала… Сделала большие глаза и выдохнула:

– То есть книга оказалась слишком сложной, да?

Собеседника неожиданно перекосило, а ещё он отчётливо скрипнул зубами. Однако, спустя миг, вновь взял себя в руки и улыбнулся так, что у меня сердце споткнулось, причём не от страха, нет.

Он стал таким… таким… В общем, перешел из категории «полный отстой» в категорию «мечта романтичной девы». Я даже подалась вперёд и нервно сглотнула, а дальше…

Так! Стоп! Меня же разводят, как какую-нибудь дурочку!

Решительно тряхнув головой, ведьма протрезвела, а Морис…

– Ты ведь знаешь, что речь не о книге. – Прозвучало настолько ласково, словно мы не ссоримся, а десерт из взбитых сливок обсуждаем. – Речь о колдовстве, благодаря которому мой секретарь до сих пор сидит, вздыхает и не может говорить ни о чём, кроме твоих изящно изогнутых ресниц.

Повисла пауза, а потом Танка не выдержала и выразительно засопела. Стало очевидно, что подруга сейчас лопнет от того самого любопытства, но спасти её я не могла. Только не при Морисе.

– Ладно, ведьмочка. Забыли, – продолжил упомянутый объект. И добавил, причём также ласково: – Загляни ко мне, когда закончишь с Дотсом.

Угу. Щас! Разбежалась!

Только озвучивать данную мысль я не стала. Вместо этого скромно потупилась и заверила:

– Обязательно зайду.

– Ну вот и хорошо, – помолчав, выдал брюнет.

Дальше совсем уж чудное случилось – Морис галантно поклонился сперва мне, затем и Танке, после чего подмигнул притихшему Жорику и зашагал прочь. Отправился в собственный, расположенный в противоположном конце этого длиннющего коридора кабинет.

А мы стояли и смотрели, и пока верховный маг не отошел на достаточное расстояние, молчали. Ну а когда он оказался вне поля слышимости…

– Я требую подробностей, – выдохнула Танка.

– Не сейчас, – намекая на присутствие рыжего, ответила я.

Ведьма сообразила быстро и сразу новой порцией вопросов засыпала:

– И всё-таки, почему ты здесь? Почему в министерстве? На господина Вириса уже не работаешь? Уволилась?

– Работаю. Просто на свободный график перешла.

Танка поправила белокурый локон и, важно кивнув, резюмировала:

– Тогда мы с девочками зайдём в «Южный бриллиант» вечером.

– И вина возьмите. – Я не хотела, оно само вырвалось!

– Обязательно, – подруга улыбнулась и сверкнула глазами, предвкушая порцию отличных сплетен. – И вина, и пончиков, и…

– Так, ладно, – перебила я, ловко впихивая в Танкины руки Жорика. – Прости, но мне пора. Иначе ничего не успею.

Блондинка слегка насупилась, однако спорить не стала. С большим интересом глянула на стоящего в дверях тощего Дотса, улыбнулась и тоже зашагала прочь. Ну а мы с новоявленным другом вернулись в кабинет, и уже там…

– Я не понял, а о каком колдовстве говорил Морис? – поинтересовался рыжий.

Ну что на такое ответить?

– Понятия не имею. Лично я никакого колдовства не применяла.

– Точно?

– Клянусь!

 

Чаю мне всё-таки налили, и даже вазочку, наполненную шоколадными конфетами, дали. Последнее было особенно приятно – просто спор с Морисом столько сил отнял, что точно следовало подкрепиться.

Из сомнительных удовольствий – к чаю и конфетам прилагалась тёплая улыбка и пристальный взгляд сияющих глаз. Лардар смотрел не столь красноречиво, как очкарик-Хикс, но я всё равно почувствовала себя неловко.

Да, феромонов мой рыжеволосый сообщник тоже вчера наглотался, и теперь оставалось надеяться, что дальше взглядов его симпатия не зайдёт. И что развеется она раньше, чем через пять недель! Хотя… ведь именно благодаря этой симпатии мне сделали заманчивое предложение «поработать» в министерстве магии?

Или нет? Или к феромонам инициатива Дотса отношения всё-таки не имеет?

Я честно попыталась задуматься над этим вопросом, но увы, не вышло. Из мыслей выдернул рыжий, который спросил:

– Яся, а почему Морис?

– В какой смысле? – не поняла я.

Мужчина вздохнул и глянул с неприкрытым сочувствием.

– Твоя влюблённость, – пояснил он. – Ведь ты могла влюбиться в кого-нибудь другого, более подходящего, а сама Мориса выбрала. И ты далеко не первая. За господином верховным магом многие увиваются. Вот и пытаюсь понять, что вы все в нём находите?

Я непроизвольно скривилась и чуть не выпалила: многие, но не я! Потом глотнула чаю и, растянув губы в улыбке, сказала:

– Не знаю. Есть в нём что-то особенное.

– Что? – Собеседник фыркнул. – Он ведь хам каких поискать, а ещё характер отвратный, да и всё остальное.

– Что «остальное»? – тут же встрепенулась я.

Дотс моё любопытство не оценил, глянул укоризненно.

– Яся, он ненавидит ведьм.

– Вот это действительно изъян. Но думаю, мне удастся эту ситуацию исправить.

Рыжий подарил снисходительную улыбку, а потом вообще рассмеялся. Будь я влюблена, точно бы обиделась, а так – плечами пожала и всё.

А когда собеседник успокоился, спросила:

– Если Морис пользуется такой популярностью, то почему в день приёма населения возле его кабинета было так пусто?

– Потому что все столичные девушки хорошо осведомлены о том, что Морис очень не любит, когда поклонницы приходят к нему на работу. Гораздо проще и безопаснее подловить его на каком-нибудь приёме, или в ресторане, или во время прогулки.

– Безопаснее? – переспросила я.

– Ага.

Я уставилась удивлённо, а Дотс…

– Ты же была у него в кабинете в то утро. Следовательно, и сама всё уже знаешь.

– Что знаю? – нет, я по-прежнему не понимала.

– Знаешь о том, как именно Морис ведёт себя в такие моменты, – пояснил Дотс.

Опять не помогло. То есть я-то помнила, но картинка всё равно не складывалась.

Собеседник моё недоумение заметил и совсем уж странный вопрос задал:

– Хочешь сказать, к тебе Морис подхода не нашел?

Я хлопнула ресницами, и Лардар сжалился…

– У Мориса простая, но действенная тактика. Если девушка является в его рабочий кабинет, или просто навязывается, то он начинает вести себя так, чтобы сразу её отвадить. Он прощупывает болевые точки и давит на них до победного. С теми девушками, которые ценят в мужчинах ум, он становится глупым. В компании тех, кто не терпит пошлости, начинает отпускать соответствующие шутки. Если по девушке видно, что она целомудренна и прилична, сразу лезет под юбку.

Очень хотелось оставаться спокойной, но на последних словах щёки всё-таки порозовели. Вот, значит, как. Ну Морис! Ну…

– Подавляющее большинство тех, кто удостоился такого внимания, – продолжил Дотс, – навсегда от мыслей о завоевании Мориса отказываются. А те, кто остались в строю, впредь соблюдают правила безопасности и в кабинет не лезут.

– Да, вот теперь ясно, – после паузы пробормотала я.

Румянец, окрасивший щёки, отступать не желал, а в душе поднялся целый ураган эмоций. Я с самого начала понимала, что те поцелуи – это назло, но…

Потом вспомнился заданный Дотсом вопрос, и я ответила, гордо вздёрнув подбородок:

– Нет, ко мне он подхода не нашел. Со мной он вёл себя совершенно обычно.

– Странно, – откликнулся рыжий. – Впрочем, ты же не простая девушка, а ведьма…

– Ну, да, – выдохнула я.

А через миг глянула на сообщника с прищуром.

– Что такое? – тут же насторожился он.

– Ничего особенного. Просто ты, в отличие от меня, знал, что Морис работу и личное не смешивает, и тем не менее, пригласил меня сюда, в министерство. Как это понимать?

На лице собеседника ни один мускул не дрогнул.

– Во-первых, ты не к нему, а в мой кабинет приходишь. Во-вторых, вы, ведьмы, очень упорные, и у тебя есть все шансы переупрямить этого осла. В-третьих, я видел, как вы с Морисом вчера общались, и уж кто, а ты, в случае чего, точно выдержишь. Ты хитрее, чем он. У тебя есть все шансы.

Я чуточку смягчилась, а спустя ещё миг вообще расслабилась. Льстил Дотс или нет, но это было приятно. К тому же, какая разница, какой логикой новоявленный сообщник руководствовался? Главное, благодаря инициативе рыжего у меня появился реальный шанс выиграть наш с девочками спор.

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное