Ведьма на десерт. Глава 4

АННА ГАВРИЛОВА

 

Ведьма на десерт

 

Глава 4

Спустя полчаса и ещё одну чашечку чаю, я министерство магии покинула. Ну а смысл там сидеть, если главное событие уже произошло?

В том же, что касается обещания посетить кабинет верховного мага, к концу разговора с Лардаром, я окончательно утвердилась в мысли, что Морис перебьётся. Разумеется, необходимости охмурить его брутально-зеленоглазую персону никто не отменял, но хорошенького понемножку.

К тому же, соваться к Морису было несколько страшновато. И проблема крылась не в поцелуях, которыми запугали в прошлый раз, а в том, что я так и не сумела прояснить самый важный, самый принципиальный момент.

Пусть мы с Дотсом общались довольно долго, и говорил рыжий охотно, однако на вопрос «чем же так ужасен Морис?» так и не ответил. Единственным пороком, который удалось выявить, было то, что брюнет ненавидит ведьм.

Конечно, если вдуматься, ненависть к ведьмам – причина достаточная. То есть её, в принципе, хватит, чтобы объяснить выбор Жорика, но… А вдруг там подводные камни? Вдруг есть что-то такое, что мне просто необходимо знать?

Принцип, которым руководствовался наш поисковый зверь в данном случае, был чрезвычайно прост. В заклинание, прочтённое перед тем, как мы с девочками принялись тянуть жребий, был заложен перечень требований к объекту.

Сами требования мы не проговаривали – они крылись там, в формуле, – однако секретом не являлись.

Объект игры должен был быть не женат, не помолвлен и не влюблён – нам, ведьмам, чужого не надо. Плюс, в качестве объекта всегда выбирался лишь тот, кто полностью, всецело заслуживал наказания. Ведь охмурение – это не кот чихнул! И несколько лет страданий по ведьме – удовольствие ну о-очень сомнительное.

То, что осечек у заклинания никогда не было – это ладно, это само собой. Но по опыту, в ведьминские сети всегда попадались редкостные мерзавцы. «Жертвами» становились подлецы, прелюбодеи, личности склонные к насилию и прочим мерзким штукам.

Морис же со своей ненавистью к нашему племени выглядел как-то бледновато. Не убедительно!

В общем, чуйка шептала, что там что-то ещё. Однако достоверной информации не имелось, только догадки. Я однозначно подозревала верховного в распутстве и злоупотреблении алкоголем. По всему остальному понять пока не могла, а неизвестность всегда пугает.

Так что да. Да, вторую встречу с зеленоглазым объектом я прогуляла! Зато, вернувшись в «Южный бриллиант» успела поставить новое долгоиграющее зелье, а ещё обе партии уже готовых изумрудов проверила.

Сначала работала с измерительным прибором сама, затем пригласила господина Вириса, и хотя стрелка отклонялась не так уж сильно, работодатель остался невероятно доволен.

Просто такой амулет очень долговечен – лет на сто заряда хватит. К тому же подействует на любого владельца, без ограничений. А вот убрать колдовство можно лишь умышленно, обратившись для этого к сильной ведьме. То есть сам по себе заряд не исчезнет.

Касательно непосредственных свойств – их прибор, конечно, не определял, в этом клиентам придётся верить ювелиру на слово. Зато прибор показывал, что заряд, который вложен в камни, имеет положительный оттенок, то есть зла не принесёт.

– Хорошо, Яся, – проверив и пересчитав все камни, заключил хозяин лавки. – Давай дальше. А эти изумруды сейчас же пущу в работу – через пару недель должна заглянуть одна состоятельная клиентка, которая давно просила что-нибудь эдакое.

Я улыбнулась и кивнула. И хотя господин Вирис и без меня всё знал, напомнила:

– Только когда будете составлять украшение, не забудьте, что общий заряд не должен превышать норму.

– Конечно не забуду. Хоть ты теперь и дружишь с министерством, но от штрафа это вряд ли спасёт.

Я фыркнула, и едва сдержала желание продемонстрировать работодателю язык. А тот ехидно хохотнул и, забрав изумруды, удалился.

Кстати, эти две партии были зачарованы на удачу, а следующую часть – уже сапфиров, – Вирис велел наделить «женской привлекательностью». Верил, что, узнав о такой новинке, в «Южный бриллиант» все столичные модницы прибегут.

Едва я закончила дела в лаборатории, на пороге лавки объявились подруги… Мила, Танка и Клисса буквально подпрыгивали от нетерпения, и мучить девчонок я, конечно, не стала. Тут же сбегала за шалью и, сообщив кухарке, что ужинать не буду, повела ведьм в расположенный неподалёку сквер.

Пока шли – молчала, невзирая на бесчисленные вопросы. Ну а когда сели на лавку и откупорили бутылку вина…

– Девочки, я влипла, – сказала со вздохом.

– Ну это мы сразу поняли, – хихикнула Клисса. Жестокая! – Ты подробности давай.

Я глянула укоризненно, а потом вообще к её горлу потянулась. Смешно им, заразам! А я… А меня…

В общем, начала я с главного:

– У него свои методы, и кажется, он понял, что я целомудренная и вообще приличная.

– То есть? – нахмурилась Танка.

Тут же отвлеклась, чтобы приоткрыть поясную сумку и выпустить на свет Жорика. Хорёк высунул голову, сонно похлопал глазками, повёл носом, ну а я горько вздохнула и призналась в страшном:

– Морис соблазнить пытался.

– Кого? – продемонстрировала «гениальность» Мила.

– Хикса. Секретаря своего! – закономерно вспылила я.

Лица ведьм резко вытянулись, рты изумлённо приоткрылись. Жорик тоже глаза выпучил – будто смысл сказанного понимал, а иронию распознать не мог.

– Да меня, меня, – сказала, возвращая Морису репутацию бабника.

Черноволосая Мила сразу подалась вперёд и выдохнула:

– Как это было?

– Мерзко. – В этот раз я была прямолинейна.

– Ну это-то понятно, – откликнулась Танка. – Ты не про ощущения, а про сам процесс расскажи.

Я… ну конечно рассказала. А что? Мне от девочек скрывать нечего. Про остальное, включая книгу по этикету, феромоны и предложение Дотса Лардара – тоже поведала.

Подруги слушали с огромным любопытством, а я смотрела на них и мысленно вздыхала. Вот ради этих блестящих азартом глаз, игры вроде нынешней и затеваются. И это действительно здорово! Особенно когда ты слушатель, а не главное действующее лицо.

– А ещё он пытался выяснить, почему его укусил Жорик, – продолжала выдавать подробности я. – Но тут всё обошлось. Наврала, что у Жорика акклиматизация, и Морис поверил.

– Угу, – встряла Танка. – Только на дополнительную ветеринарную проверку нас всё равно вызвали.

– Это из вредности, – я знала, о чём говорю. – Маленькая подлая месть.

– Да он, похоже, вообще очень мелочный, – заключила Клисса.

А Мила мечтательно вздохнула и, приложившись к бутылке, выдала:

– Может и мелочный, но какой симпатичный.

Я глянула на подругу снисходительно. С тем, что симпатичный не поспоришь, но, как по мне, одной только смазливой мордашки мало. К тому же Морис – объект выбора поискового животного, и раз так…

– Глупостей не говори, – фыркнула на Милу Клисса.

А я насупилась и призналась:

– Да, мне тоже очень жаль, что он попался не тебе, Мила.

Ведьмочка состроила гримасу – мол, симпатичность симпатичностью, но лично мне такого добра не надо. И опять к бутылке приложилась, после чего передала напиток сидящей рядом с нею Танке.

Я заминкой воспользовалась, спросила:

– А что у вас?

– У меня новый клиент с угревой сыпью повышенной сложности, – призналась Мила.

– А я завтра на воздушном шаре полечу, – заявила Клисса. – Будем измерять скорость воздушных потоков и другие показатели.

– А у меня совсем глухо, – Танка грустно поджала губы. – Появилось два заказа, но мы с Жориком там не очень-то нужны. Теперь таскаюсь за детективом по городу, а вечерами сижу в конторе и перебираю бумажки.

Честно? Я бы сейчас тоже с огромным удовольствием какими-нибудь бумажками занялась. Может это и скучно, но точно приятнее, чем общение с Морисом.

Бутылка опять пошла по кругу, следом из бумажного пакета были извлечены пончики. Ну а после пончиков, про Мориса мы забыли – разговор свернул в иное, куда более приятное русло.

Клисса рассказала несколько слышанных в бюро шуток, Мила поделилась сложностями, с которыми столкнулась при изготовлении одного крема. А Танка поведала о городских катакомбах, где побывала два дня назад.

После истории про катакомбы появилась ещё одна бутылка вина, а к ней – пакет ну очень вкусных конфет. Мы сидели, шуршали фантиками и хихикали! Отдельным поводом для веселья была реакция прогуливающихся в сквере горожан – при виде четвёрки распивающих алкоголь девиц, они сперва хмурились, а потом замечали ведьминские амулеты и вздрагивали.

Или причина испуга не в амулетах, а в сгущавшемся вокруг сумраке?

Когда сумрак начал превращаться в настоящую тьму, мы с девочками сквер покинули. Всё также хихикая прошли предыдущим маршрутом – подруги вызвались проводить меня до «Южного бриллианта», благо идти совсем недалеко.

Распрощались мы возле второго, служебного крыльца, и я грациозно взошла по широким ступеням. А схватившись за ручку двери, чуть-чуть, самую малость пошатнулась. Затем хихикнула и икнула, и вот теперь с чистой совестью ввалилась в дом.

Ну а там…

– О! – выдала вскакивающая со стула Юника.

Служанка сидела прямо тут, в прихожей, и точно кого-то ждала.

– Ясь, ты… – продолжила Юника, но сразу сбилась и уставилась удивлённо.

Я ответила самой широкой, самой дружелюбной улыбкой, а заодно попыталась приосаниться и притвориться, будто вообще не пьяная.

Моя актёрская игра была оценена совсем не так, как хотелось бы – вместо логичных аплодисментов я услышала:

– Ясь, тебя господин Вирис видеть желает.

Настроение сразу поползло вниз, а я шумно вздохнула. Видеть? Меня? Но мы же всего несколько часов назад встречались.

– Мы с Вирисом всё уже обсудили, – сказала Юнике. Будто от её осведомлённости что-то зависит.

Служанка пожала плечами и добавила, как-то по-особому сверкнув глазами:

– Там посетитель.

– Да?

Я нахмурилась и с тяжким вздохом шагнула в коридор, ведущий к кабинету начальства. Желания спросить, что за посетитель и при чём тут я не возникло – я была слишком расслаблена, чтобы задумываться о таких мелочах.

Зато шла ровно и с выражением лица в процессе этой короткой прогулки совладала. В итоге, в кабинет хозяина ювелирной лавки вошла не девушка в подпитии, а строгий, взвешенный профессионал.

Правда, этот профессионал забыл постучаться, но… В общем, не важно!

– Здрасти, – растягивая губы в очередной обаятельной улыбке, сказала я.

Брови сидевшего за столом работодателя слегка приподнялись, на лице отразилась тень удивления. Только я эту тень уже не видела – всё внимание переключилось на другой, более примечательный объект.

Если бы не алкоголь, я бы сразу сообразила, а так – маленький сюрприз вышел. Неожиданность, которая подвигла на дополнительное, уже менее вежливое:

– Здрасти.

– Привет, Ясинка, – радостно клацнув зубами, ответили мне.

После этих слов Морис грациозно поднялся и, сделав полшага навстречу, сказал самым ласковым тоном:

– Я уже беспокоиться начал. Уже подумывал поисковую операцию объявлять.

Я глянула вопросительно, и верховный маг даже пояснил:

– Столица – город вполне безопасный, но хорошеньким молодым девушкам бродить ночью по улицам всё-таки не стоит.

– Я не девушка, – напомнила хмуро. – Я – ведьма.

– Ведьмочка, – поправили меня. – Маленькая, наивная…

– Кхм! – вмешался в диалог господин Вирис. – Кхм!

Морис, конечно, затих, но улыбнулся очень недвусмысленно. Мол – не расслабляйся, Яся. Как только представится возможность, я продолжу свою клеветническую речь.

Пришлось забить на Вириса и послать верховному магу испепеляющий взгляд. Потом сложить руки на груди, топнуть ногой и пояснить:

– Я не маленькая, и сосем не наивная. И я не ведьмочка, а ведьма! Я…

– Одна из лучших выпускниц Ведьминской Академии, – мягко перебил Морис. – Подающий огромные надежды молодой специалист. Наделённая неоспоримыми талантами в области зельеварения, составления заклинаний и взаимодействия с духами. Усердная, усидчивая и очень целеустремлённая.

Морис говорил правду. Более того, он цитировал выдержку из выданной в Академии характеристики. Но звучало, как лесть, и я закономерно вспылила:

– А ну прекрати!

– Кхм, – повторил хозяин «Южного бриллианта». – Кхм.

– Господни Вирис, я прошу прощения, – сказал Морис явно на что-то намекая.

– Я тоже прошу прощения, – отозвался ювелир, – но вынужден напомнить, это – приличный дом.

Морис не оскорбился ни капли!

– Ну разве я похож на соблазнителя маленьких наивных ведьмочек? – реплика опять-таки адресовалась хозяину лавки, однако повод для возмущённого сопения крылся в другом.

Просто господин Вирис верховного мага не одёрнул! Он вообще улыбнулся, встал и направился к входной двери.

Я, осознав этот поворот, буквально захлебнулась воздухом, однако мужчин моя реакция вообще не интересовала. Единственное – поравнявшись с замершей возле двери мной, Вирис шепнул:

– Яся, ты ведь помнишь, о чём мы с тобой беседовали? Я надеюсь на твоё благоразумие.

И всё. Хозяин «Южного бриллианта» ушел! А гадкий возмутительный тип с переломанным носом и повадками истинного кобеля, наоборот остался. Я, учитывая происходящее, тоже могла слинять, но вовремя вспомнила о том, что мне вообще-то охмурять надо.

Вдобавок, быстро поняла: если сбегу, то Морис точно не успокоится и будет доставать и дальше. Ну и главное – а чего мне бояться? Я же ведьма! Красивая, смелая и жутко опасная!

Вспомнив о своей истинной сущности, я расправила плечи и шагнула к застывшему возле кресла брюнету. Спросила насмешливо:

– Зачем пришел?

– Не «зачем», а «почему», – мягко ответили мне.

Я заломила бровь, а Морис пояснил:

– Ты обещала зайти в мой кабинет, и не зашла, а я забеспокоился, вдруг с тобой что-нибудь случилось? Ведь в твоей личной характеристике написано, что слово ты всегда держишь.

Вот ведь гад! Нет, он же в самом деле ту характеристику читал!

Очень хотелось оставаться спокойной, но зубами я всё-таки скрипнула. А Морис улыбнулся шире прежнего и, преодолев разделявшее нас расстояние, ловко подхватил мою руку.

Дальше – хуже. Маг сверкнул своими зелёными глазищами и вновь потянул мои пальчики в рот.

Брось каку! – чуть не воскликнула я, но, вспомнив о собственной миссии, с процессом нежелательного целования смирилась.

Увы, но брутальный брюнет этим смирением воспользовался. Осознав, что ругаться никто не спешит, принялся целовать каждый пальчик по-отдельности, а потом охамел ещё больше – водрузил мою ладошку на собственную, прикрытую шелковой рубашкой грудь.

Я сразу почувствовала жар мужского тела, и удары его сердца ощутила. Ну а Морис…

– Так почему ты не зашла, ведьмочка?

– Ведьма, – поправила я с улыбкой и спокойно. – А не зашла чтобы не отвлекать тебя от работы. Ты же не кто-нибудь, а важный человек. Верховный маг!

Увы, но вопреки стараниям, ехидство в голосе всё-таки прозвучало. Просто вспомнилось, с каким усердием этот важный человек «работал» в первый день.

Мысль мою точно поймали, однако не обиделись и… опять руку к губам потянули. Я стоически выдержала всю экзекуцию, а в финале услышала:

– Ясь, давай договоримся? Для тебя я свободен всегда, в любой день.

Желание покусать сменилось желанием прибить, и лучше – в извращённой форме. Ведь Морис издевался, причём в открытую, напоказ!

– Впрочем, – видя моё молчаливое негодование, мурлыкнул он, – есть и другой вариант.

– Даже боюсь предположить какой именно. – Угу. Из образа восторженной девы я всё-таки выпала.

– Ты извиняешься за выходку с книгой, рассказываешь почему я удостоился внимания Жорика, выкладываешь что за дела у тебя с Дотсом и… никогда больше в моём министерстве не появляешься.

Нормально.

– А может тебе ещё ужин приготовить и полы помыть? – вновь не сдержалась я.

Морис улыбнулся шире прежнего и заявил:

– Нет, не надо. Для этого есть отдельные, специально обученные люди.

Вот тут жутко захотелось зашипеть, но я сдержалась. А чтобы молчание, в которое мы погрузились, не было таким уж неудобным, выдернула руку из захвата и принялась стряхивать несуществующую пыль с его камзола.

Через пару минут Морис не выдержал и поинтересовался:

– Что ты делаешь, Ясь?

Я глянула злобно и, приподнявшись на цыпочки, занялась его плечами. Сказала равнодушно:

– Так, ничего. Перхоть.

– Что?! – возмутился маг.

Я таки отвлеклась от своего занятия, чтобы заглянуть в зелёные глаза и предложить:

– Хочешь я тебе зелье дам? Оно прям идеально, за один сеанс, от перхоти избавляет. – Ага. И от перхоти, и одновременно от волос.

Мориса слегка перекосило, однако на этом демонстрация настоящих эмоций закончилась. В следующий миг губы верховного вновь дрогнули в ласковой улыбке, а рука змеёй скользнула на мою талию.

– Ясь, ты такая забавная, когда пьяная.

Что-о-о?! Я?!

– Я… – хотела выпалить, что не пьяная, но быстро поняла – бесполезно.

А собеседник продолжил:

– Читая твою характеристику из Академии, можно заподозрить в тебе занудную зубрилку, а ты такая горячая штучка…

Я поджала губы и аккуратненько, словно случайно, наступила ему на ногу – увы, даже не поморщился. Спустя ещё секунду окончательно охамел:

– Ведьмочка, а что насчёт свидания, а?

Невольно скрипнув зубами, я, наконец, сообразила, что ведьмочкой меня будут называть ровно до тех пор, пока видят, как это бесит! Предложение свидания – тоже издёвка и лишняя попытка надавить на больную мозоль.

– Ясь, я понимаю, что ты не такая, – подтверждая мысль об издёвках мурлыкнул Морис, – и клянусь вести себя прилично. – В этот миг рука, лежавшая на моей талии, поползла вверх и начала выводить причудливые узоры на спине. – Мы сходим куда-нибудь, развеемся, выпьем вина… раз ты это дело так любишь.

Я… даже с ответом не нашлась. Даже не сразу поняла, в чём меня только что обвинили!

– Тебе понравится, вот увидишь, – продолжал измываться верховный маг. – А потом я лично провожу тебя домой.

Вопрос «к кому домой?» был буквально осязаем, однако я его всё-таки не озвучила. И уже открыла рот, чтобы дать полное, безоговорочное согласие – чисто из вредности! – но потом сделала книксен и проворковала кокетливо:

– Благодарю. Я подумаю.

– Да?

Я кивнула и отступила ещё дальше, а он…

– Ясь, а почему это прозвучало как угроза?

Мои брови очень естественно приподнялись. Угроза? Правда?

– Ясинка, ты такая… – вновь попытался вернуться к процессу соблазнения он.

Полагаю, всё могло закончится плохо. Наверное, ещё несколько фраз, и я бы окончательно озверела, вцепилась в его смазливую физиономию. Так что верховному нужно поблагодарить господина Вириса, который заглянул в кабинет дабы напомнить, что мы не одни, а дом вообще-то приличный, и время уже не детское. То есть намекнул, что кое-кому и откланяться пора.

– Да, конечно, – выслушав речь ювелира, сказал Морис. Затем перевёл взгляд на меня… – Завтра в министерство придёшь?

Я пожала плечами, хотя точно знала, что приду – на завтра мы с Лардаром уже договорились.

– Хорошо, – отозвался Морис. – Если придёшь, то ко мне всё-таки загляни.

– С большим удовольствием, – тут же солгала я.

Господин Вирис, который по-прежнему стоял в дверях, невнятно крякнул. Кажется, стремление остаться наедине с Морисом на другой территории, работодатель вообще не одобрял.

Зато маг…

– Буду ждать, – сияя, сказал он. Сразу сделал шаг навстречу и, ловко подхватив мою руку, вновь потянул конечность к губам.

В этот миг жажда убийства стала прямо-таки нестерпимой, но страшного всё-таки не случилось. Просто здравый смысл шепнул, что у нас слишком разные весовые категории, и нападать «в лоб» бесполезно. Тут хитрость нужна!

Ещё несколько минут, и всё, я смогла вздохнуть спокойно. Морис «Южный бриллиант» покинул, а господин Вирис даже нотацию читать не стал.

Последнее порадовало больше всего, однако мозолить глаза начальству я всё равно не рискнула и сразу смылась на кухню. Спешила туда, чтобы попить – просто перепалка с Морисом уйму сил забрала.

А переступив порог тесного, пропахшего вкусными ароматами помещения, поняла – нужно было отправляться в комнату. Нет, ничего особенного, но тут, на кухне, обнаружилась целая засада! Собрались все: и кухарка, и две служанки, и ювелир Сварт и даже племянник Вириса – Тоди.

Вся эта компания сидела за столом, сверкала глазками и точно поджидала меня. Ну а когда я вошла…

– А ведьмочка-то наша очень непроста, – заявила кухарка. В голосе послышалась гордость. – Гляньте, как мага зацепила!

Девушки-служанки отреагировали улыбками, а Тоди хмыкнул:

– Да, никому не удаётся, а она…

Сварт кивнул и подарил совершенно невероятную улыбку, после которой я окончательно растерялась. Потом всё-таки вспомнила, зачем пришла и, подхватив чистый стакан, направилась к стоящему на подоконнике кувшину.

А когда налила водички и сделала первый маленький глоток, повернулась к жаждущим подробностей свидетелям и сообщила:

– Никого я не зацепила. Между мной и Морисом ничего нет. Дело в том, что меня привлекли к одному министерскому проекту, и…

Скепсис отразившийся на лицах обитателей «Южного бриллианта» поводов продолжать спектакль не оставил – пришлось замолчать и насупиться.

– Ясь, ты не волнуйся, – хихикнула Юника. – И если не хочешь, можешь ничего не рассказывать. Но только при одном условии!

– Каком? – исключительно из любопытства спросила я.

– При таком, что если у вас с Морисом дойдёт до свадьбы, то ты нас обязательно пригласишь, – счастливо выдала девушка.

Увы, но именно в этот момент я делала новый глоток и поперхнулась, причём так, что Сварту пришлось подскочить и похлопать по спине.

Как по мне, это была лучшая иллюстрация, лучший показатель моего отношения к происходящему! Однако признать ошибку обитатели «Южного бриллианта» не пожелали. На меня по-прежнему взирали так, будто у нас с Морисом как минимум симпатия, и это стало поводом презрительно фыркнуть.

Затем допить воду и гордо удалиться в отведённую мне комнату, а уже там… от души попинать пол!

Просто вот это мнение… Да как они только могли такое подумать? Я же не из тех, кто с лёгкостью покупается на высокое положение, звания и титулы! Смазливой мордашкой и широкими плечами меня тоже не привлечёшь!

Нет, это всё, разумеется, важно, но если у мужчины нет мозга, то красивое тело и титул не помогут, а Морис… В общем, уж кто, а он моего внимания точно не заслуживает. Вот не заслуживает, и всё.

 

Следующее утро началось с двух вещей – с разглядывания потолка и попытки уговорить себя предпринять новый шаг по охмурению Мориса. Просто всё его поведение, включая мурлыканье и стремление смутить, к охмурению вообще не располагало.

Я не дурочка, и с самого начала понимала, что столичные мужчины гораздо сложнее обитателей расположенных близ Ведьминской Академии деревень, но верховный маг оказался поистине отвратительным экземпляром.

К тому же очень не хотелось, чтобы кто-то думал, будто бегаю за Морисом из каких-то там чувств. Вчерашнее заявление Юники вообще взбесило!

Только пути назад не было, и я понимала это слишком ясно. Настолько, что спустя полчаса всё же выковыряла себя из постели и отправилась совершать утренние процедуры.

Затем были платье, причёска и новая попытка справиться с целой лавиной негативных эмоций. Неплотный завтрак. Возвращение в комнату и извлечение из саквояжа одного маленького и бесполезного в обычных обстоятельствах пузырька…

После пузырька стало немного веселее и из дома, в котором располагалась ювелирная лавка, я вышла с улыбкой. Шла неторопливо, попутно наслаждалась городскими пейзажами, ярким солнышком и тем фактом, что Мориса рядом нет.

А потом – всё, лафа закончилась. Ровно в тот момент, когда я шагнула на первую ступень широкой каменной лестницы, ведущей к дверям министерства магии, за спиной прозвучало:

– Доброе утро, Яся.

Обернувшись, сразу увидела его – верховного мага королевства.

Морис выглядел обыкновенно, ровно так, как вчера или позавчера. Всё та же тёмная одежда, длинные иссиня-чёрные волосы и изумрудно-зелёные глаза.

Нос с последней встречи тоже не исправился, и эти брутальные признаки минимум двух переломов заставили сердце застучать чаще. И нос был не единственным поводом утратить равновесие! Просто в руках у брюнета обнаружилась алая роза, которую сразу протянули мне, а потом мурлыкнули:

– Как спалось?

Вот эти его интонации всегда завораживали, только раньше я держалась, а сегодня какую-то слабину дала. По коже сразу побежали мурашки, мне же захотелось озарить мир глупейшей из улыбок и растечься лужицей.

Первого избежать, увы, не удалось, зато второй порыв я всё-таки сдержала. И розу приняла! После чего тряхнула головой, отгоняя внезапный дурман, и, кивнув Морису, продолжила путь.

Мужчина не отстал – догнал и зашагал рядом. Я такому повороту не противилась – шла, и чем дальше, тем сильнее проникалась оптимизмом.

Когда миновали пост охраны и начали подниматься по следующей лестнице, случилось примерно то, на что я, в общем-то, и рассчитывала…

– Ясь, – позвал Морис, после чего руку на мою талию водрузил.

Я, конечно, дёрнулась и шагнула в сторону, чтобы увеличить разделявшее нас расстояние. Верховный маг, глядя на сей манёвр, хмыкнул, а когда достигли лестничной площадки, предпринял новую, куда более наглую попытку.

Он тоже в сторону шагнул и, поймав ведьму, заставил остановиться. В этот раз его рука не легла, а обвилась вокруг талии, после чего меня прижали к мужскому телу и насмешливо фыркнули в ушко:

– Какая ты сегодня серьёзная.

– А ну пусти! – вмиг посуровела я.

Морис не послушался – рассмеялся и прижал крепче. Потом подхватил мою руку – ту, в которой розы не было, – и потянул конечность к губам.

Я внутренне возликовала и приготовилась к цирковому представлению! Брюнет не подвёл, в самом деле показал номер – едва его губы коснулись моих пальчиков, дёрнулся и замер. Затем, так и не отнимая губ, перевёл взгляд на моё лицо – в зелёных глазах отразился укор.

А я что? Я ничего! Вообще понятия не имею, что ему сейчас не нравится! А то, что ехидно улыбаюсь во всю ширь… всего лишь совпадение, клянусь!

Морис, не будь дураком, эту не озвученную мысль поймал и упрямо сделал вид, будто ничего не происходит. То есть он продолжил целовать, причём не просто так – он ещё и страсть изображал!

Только хватило мага ненадолго, минуты на полторы. Затем я удостоилась нового взгляда – на сей раз не укоризненного, а злобного.

И тут же услышала:

– Милая моя ведьмочка, и всё-таки, – он перехватил мою руку за запястье, потряс этой рукой и продолжил: – что здесь? Если это яд, то сама понимаешь, я буду вынужден произвести арест и начать расследование.

Ага. Так я под арест и подставилась!

– Полынь, милый мой маг, – передразнила я. – Всего лишь полынь.

– Вот как? – меня одарили новым злобным взглядом. А потом замерли на несколько секунд и, резко расслабившись, выдали: – А чего я вообще мучаюсь?

Этот поворот заставил напрячься и попробовать отстраниться, однако Морис не пустил. Губы верховного растянулись в коварной улыбке, а в глазах мелькнуло нечто такое, после чего моё беспокойство резко превратилось в панику.

– Пусти, а? – попросила уже жалобно.

– Конечно, – в голосе Мориса прозвучала насмешка. – Конечно пущу, ведьмочка. – И после короткой паузы, с каким-то особым удовольствием: – Но не сейчас.

Всё. Паника достигла пика, а я дёрнулась что было сил. Только справиться с Морисом всё равно не сумела – весовые категории были слишком неравны.

Ну а он этим неравенством воспользовался – через миг одну перепуганную ведьму подхватили на руки и потащили дальше, вверх по лестнице.

– Куда? – взвизгнула на всё министерство.

Морис красноречиво клацнул зубами, и… и…

– Спасите! – возопила я. – Хулиганы девственности лишают!

От вопля содрогнулись стены, а все свидетели, пробегавшие в этот момент по лестнице, дружно подпрыгнули. Невозмутимым остался один единственный индивид – зеленоглазый брюнет с дважды переломанным носом.

Более того – улыбка, озарявшая его лицо, стала значительно шире, а я услышала:

– Девственности лишить? Знаешь, Ясинка, а это мысль…

После этих слов Морис ускорился, ну а я…

– Отпусти! Отпусти немедленно! – И, сообразив, что к Морису обращаться бесполезно: – Спасите! Помогите!!!

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное