Новинки книг

Ведьма на десерт. Глава 2

АННА ГАВРИЛОВА

 

Ведьма на десерт

 

Глава 2

Министерство магии находилось на площади, примыкающей к королевскому дворцу, и выглядело очень монументально. Огромный купол, строгие колонны, угрожающего вида химеры на крышах и прочие элементы, призванные внушить благоговейный трепет любому, кто увидит сей архитектурный шедевр.

В другой ситуации я бы тоже трепетом прониклась, но в данный момент времени на ерунду не было – я спешила в приёмную верховного мага и попутно прикидывала, как бы обойти общую очередь. Увы, но господин Вирис отпустил ненадолго, а ссориться с работодателем не хотелось.

Пост обитавшей в холле министерства охраны я миновала без проблем. Следуя полученным от этой охраны указаниям, поднялась на самый верхний этаж и прошла по длиннющему коридору.

Потом поудобнее перехватила сверток с пирожными и потянулась к ручке массивной двери, но…

– Ай! – взвизгнула я.

Просто дверь распахнулась слишком резко, а на пороге возник статный, но довольно тощий рыжеволосый мужчина. Он окинул меня хмурым взглядом и тут же отвернулся. Но через миг вновь вниманием удостоил и спросил, недоумённо приподняв брови:

– Вы кто?

Кто…

– Население, – помня куда именно иду, сообщила я.

Мужчина опять замер, опять удивился, а затем сделал шаг вперёд и ловко прикрыл дверь. Окинул меня новым пристальным взглядом, а увидав амулет, удивился пуще прежнего:

– Ведьма?

– А что такого?

Во взгляде рыжего отразилось всё то же недоумение – он даже головой тряхнул, словно пытаясь привести в порядок мысли. Потом опять нездоровое любопытство проявил:

– Подождите, вы на приём к Морису?

– Ну да, – чувствуя прилив раздражения, ответила я. И добавила: – А в чем проблема?

Рыжий неожиданно просиял и отрицательно качнул головой.

– Ничего. Просто удивительно. Ведь Морис ведьм не жалует, а вы тут, да еще, – он кивнул на сверток, – с подарком.

– С чего вы взяли, что это для Мориса? – мгновенно надулась я.

– А разве нет?

Собеседник улыбнулся шире прежнего и вообще ожил. Щелкнул каблуками, отвесил короткий поклон и, протянув руку, заявил:

– Дотс Лардар.

– Ясина Ронаваль, – представилась я вежливо.

На рукопожатие тоже ответила, только конечность мою, вопреки ожиданиям, после данного акта не отпустили. Вместо этого Дотс потянул руку к губам, словно перед ним не ведьма, а какая-то леди.

Прежде со мною подобных фокусов не проделывали, и я смущенно покраснела.

– Безумно рад знакомству, – видимо желая добить, заявил Дотс.

Я хлопнула ресницами и всё-таки выдернула руку из капкана – сам рыжий отпускать точно не собирался. Зато теперь, после проявленной мною инициативы, новый знакомый даже о приличиях вспомнил.

– Простите, – сказал он. – Я, кажется, мешаю пройти.

С этими словами Дотс отодвинулся и лично отворил тяжелую дверь. А прежде чем я в эту самую дверь прошмыгнула, заявил:

– Очень рад знакомству, Ясина. Надеюсь, мы с вами ещё увидимся.

Мы? Увидимся? А зачем? – хотела спросить я, однако подумала и прикусила язык. Просто кивнула и, воспользовавшись галантностью кавалера, прошмыгнула в приемную.

Дверь сразу захлопнулась, категорично отрезая от внешнего мира, а я застыла в растерянности. Помещение оказалось именно таким, каким я его и представляла – огромным, светлым, с множеством предназначенных для посетителей стульев и красивым питьевым фонтанчиком в углу.

Из того, что в мою личную картину мира не вписывалось – приемная была совершенно пуста, если не считать парня секретарской наружности. Он сидел за столом, установленным в дальнем конце приемной, и удивленно взирал сквозь круглые очки на изволившую явиться посетительницу.

– Э-э… – сказал парень.

– Мм-м… – ответила я.

Потом повернулась к двери в намерении выйти обратно в коридор, но быстро сообразила – нет, дверью я не ошиблась. Ведь рыжеволосый Дотс Лардар сразу понял, к кому иду, и если так, то ошибки нет.

Но что тогда?

Я вновь повернулась и, окинув пустующие стулья новым взглядом, заподозрила у себя хронографический критинизм – в смысле, решила, что я день недели и вообще время перепутала.

Стоп. А может дело не в путанице? Может прием уже закончен, а я банально опоздала? Но если так, то… что же мне делать? Как быть, а?

С этой мыслью я сделала смелый шаг вперед, а парень-секретарь тоже ожил. Выскочил из-за стола, поинтересовался:

– Вы по какому вопросу?

– Я по вопросу приема населения.

– Да-а?

Скрытые за круглыми стеклами глаза сильно расширились, словно что-то совсем уж невероятное сказала. Следом прозвучал новый, абсолютно риторический вопрос:

– К господину верховному магу?

– Ага, – не стала скрывать я.

Секретарь, который по-прежнему стоял возле своего стола, глянул изумленно. Зато сразу отмер и поспешил к следующей двери – той, за которой точно располагался кабинет начальства.

Постучал, заглянул внутрь, а потом заявил, обращаясь ко мне:

– Проходите.

– Что? – не поняла я. – Так просто?

Секретарь тоже не понял, и я «пояснила»:

– А как же очередь?

– Какая очередь? – Парень нахмурился, но через миг сообразил и добавил: – А… Ну если хотите, то можете подождать.

Я, честно говоря, хотела. Просто готовилась к ожиданию, а всё оказалось слишком просто. А ещё до меня наконец дошло, что встречаться с Морисом население вообще не стремится.

Впрочем, последнее как раз не удивительно – ведь приличный человек стать предметом магического выбора никак не мог. Не в нашем случае!

Мысль о неприличности верховного мага внезапно отрезвила – я перестала пугаться и, расправив плечи, пересекла просторную приемную. Вежливо кивнула секретарю, натянула на лицо милейшую из улыбок и чинно вошла в кабинет.

А вот дальше – подпрыгнула и едва не выронила сверток с пирожными. Просто дверь закрылась с гулким зловещим «бабах», а я увидела царящий вокруг полумрак и задернутые шторы.

В довершение, из глубин помещения донеслось ну очень неприятное, очень пугающее:

– Хрр…

Словно кто-то кого-то жрал! Или…

Так, погодите. А что здесь творится?

 

Полумрак пугал, но не настолько, чтобы струсить. В конце концов я – ведьма, а темнота – один из важных атрибутов каждого второго ритуала, да и вообще колдовства. К тому же, после повторного «хрр» возникло подозрение, которое требовало срочной проверки. Именно оно заставило приободриться и решительно двинуться вглубь комнаты.

– Хрр… – прозвучало в третий раз, и сомнения практически развеялись.

То есть я уже понимала, что происходит, но поверить всё равно не могла. Только добравшись до огромного письменного стола, сгрузив на этот стол сверток и обогнув повёрнутое к зашторенному окну кресло, окончательно убедилась – нет, не чудится. Увидела и исполнилась самого неподдельного возмущения.

Морис… да, спал. Вернее, нагло дрых, развалившись в массивном кресле и закинув ноги на небольшой мягкий пуфик. Длинные тёмные волосы находились в беспорядке, рубашка была расстёгнута до середины груди, словно он не в рабочем кабинете, а в будуаре какой-нибудь девы с пониженным уровнем социальной ответственности дремлет.

А самое вопиющее – просыпаться верховный маг даже не собирался! И это невзирая на то, что всего в паре шагов от него стоял самый настоящий посетитель.

– Ну, знаете… – не выдержав, выдохнула я.

Морис реплику проигнорировал.

– Это ни в какие ворота не лезет, – продолжила уже громче. Ещё руки на груди сложила и грозно топнула ногой.

Моё замечание опять-таки проигнорировали. Более того – снова всхрапнули и отвернулись, словно желая отгородиться от помехи.

Отнестись спокойно к вот такому повороту я, конечно, не могла. Смело шагнув вперёд, ухватила мужчину за плечо и, тряхнув как следует, потребовала:

– Морис! Проснитесь немедленно!

В следующий миг случилось непредвиденное: раньше, чем успела среагировать, мужчина потянулся и, стремительно обвив рукой талию, дёрнул на себя. Ещё секунда, и я оказалась сидящей на его коленях, причём юбка в процессе этого кульбита задралась, обнажая пышный четырёхслойный подъюбник и все кружева.

Но это ещё ладно, это ещё полбеды, а вот рука, скользнувшая под юбку и замершая на моём бедре…

– Эй! – возопила я гневно.

– Да чего ты ломаешься, – сонно пробормотал объект охмурения и… к губам потянулся.

– Убью, – сообщила я.

Уже не орала. Сказала холодно, чётко и с полным осознанием, что это не угроза, а констатация факта. Удивительно, но маг мой эмоциональный посыл уловил – замер и даже открыл свои бесстыжие глаза.

Моргнул несколько раз, пригляделся, а потом в тишине кабинета прозвучало брезгливое:

– Ты?

Следом меня попытались спихнуть с мужских коленей, и вот тут я уже не растерялась – обвила шею Мориса руками и не далась. Просто упасть и ушибиться совершенно не хотелось. Тем более по вине этого бессовестного индивида.

– Что ты себе позволяешь? – злобно процедил хозяин кабинета.

– Я?!

Я сжала его шею сильнее и забарахталась, пытаясь встать. Получалось плохо, потому что маг, вместо того чтобы застыть и позволить даме решить проблему, продолжал отпихивать, причём довольно активно.

– А ну тихо! – в итоге рявкнула я, и мужчина на секунду растерянно замер. Этого времени хватило, чтобы вскочить и, отбежав на пару шагов, воскликнуть: – Да как вам не стыдно?!

Лицо Мориса исказила неприятная гримаса. Дальше был уверенный взмах рукой, в результате которого все гардины раздвинулись, а в кабинет хлынул яркий солнечный свет.

Обстановка сразу изменилась, приобрела более строгие черты, только лично я этих изменений не заметила. Одарив верховного мага злобным взглядом, принялась поправлять пострадавшее платье, уделив отдельное внимание юбке – она была относительно короткой, на две ладони ниже колен, и заметно помялась.

На Мориса уже не смотрела, но точно знала – пристально следит за каждым моим движением. Его взгляд был практически осязаем, и это бесило ничуть не меньше, чем недавняя попытка облапать и облобызать.

Давать волю воображению не хотелось, но последнее я представила, причём в красках, и к горлу сразу подступила тошнота. Я отпрянула ещё дальше и открыла рот, желая высказать магу всё, но не успела – брюнет очнулся чуть раньше и, поднявшись из кресла, принял самый грозный вид.

В смысле, он руки на груди сложил, а ещё брови нахмурил. Потом вообще процедил крайне неприятным тоном:

– Зачем пришла?

Я сразу выпрямилась, и даже ногой от переизбытка эмоций топнула. Покосилась на его руку, перевязанную уже не моим платком, а приличным бинтом, и приготовилась сказать колкость, но невовремя вспомнила о настоящей цели визита, и…

Губы очень медленно растянулись в улыбке. А как иначе? Ведь мне же его охмурять!

Только на этом желание приступить к непосредственному исполнению миссии, увы, закончилось. Дело в том, что стоящий напротив мужчина окинул новым пристальным взглядом и недвусмысленно хмыкнул. Потом спросил:

– Ради меня старалась?

Гадость ситуации заключалась в том, что… да. Именно ради него я надела одно из лучших платьев – голубое, под цвет глаз, а ещё волосы в порядок привела и вообще перед зеркалом довольно долго крутилась. В общем, проделала всё то, чего этот мужчина точно не заслуживал.

Тем не менее, теряться я и не подумала.

– Старалась? – переспросила удивлённо. – В каком смысле? – И словно лишь сейчас сообразив, о чём речь: – Ах, это… Что особенного? Так я выгляжу всегда!

Это была почти правда – в момент нашего знакомства, я выглядела не многим хуже. Зато свёрток с пирожными, которые предполагались как небольшая компенсация за поступок Жорика, был настоящей уликой, и я пришла к однозначному выводу – пирожные не отдам!

Морис пренебрежительно улыбнулся, мол знаем мы таких, по пять раз на дню встречаем. Но доказательств не имелось, и тема внешнего вида отпала. Вместо неё встала другая…

– Зачем ты пришла?

Ты! Фу, какой невоспитанный.

– Мы разве пили на брудершафт? – спросила я холодно.

– Ой, вот только не надо, – не пожелал вернуться в культурные рамки он. Повторил, совершенно недружелюбно: – Зачем явилась?

– Здоровьем твоим поинтересоваться, – уперев руки в бока, солгала я. Дальше сказала правду: – И попытаться загладить вчерашний инцидент.

Маг глянул скептически и, ухватившись за спинку кресла, повернул его на сто восемьдесят градусов – от окна к столу. Затем уселся, причём с таким видом, словно трудился всё это время, и уставился на лежащий на столе свёрток.

– Даже не мечтай, – процедила я, и он сразу же к свертку потянулся.

Подскочить и перехватить я не успевала, к тому же, после недавних событий, приближаться к Морису ближе, чем на десяток шагов, совершенно не хотелось. Мужчина этим положением воспользовался – извлёк одну из вафельных трубочек и принялся обнюхивать.

– А предложить посетительнице стул? – вновь не выдержала я.

Отвлёкся. Сверкнул своими зелёными глазищами и сделал несложный пасс рукой. После этого один из стоявших у противоположной стены стульев ожил и бодренько поковылял к нам. Он остановился по ту сторону стола, ровно напротив мага. Мне же приказали, ткнув в тот самый стул пальцем:

– Садись.

Я подумала и… нет, не согласилась. Всё-таки шагнула к столу, извернувшись перехватила свёрток и направилась прочь.

Сразу услышала хмурое:

– Не понял.

– Да что тут понимать?! – практически взвыла я.

Развернулась и, после короткой паузы:

– Я пришла с миром, с желанием сгладить инцидент и проверить твою рану, а ты…

Опять глянул остро и украденную трубочку в сторону отложил. Сказал:

– Ладно, вернись.

Ага. Вот прямо взяла и послушалась.

Едва сдержав желание показать Морису язык, я снова развернулась и продолжила путь к двери. А ухватившись за массивную ручку, с недоумением осознала – дверь не открывается.

Первая попытка, вторая, третья, а потом до меня всё-таки дошло…

– Открой сейчас же, – хмуро потребовала я.

В ответ услышала не менее хмурое:

– Вернись и сядь.

Полминуты на войну взглядов, и стало ясно – уж с кем, а с этим бараном спорить бесполезно. Пришлось прицыкнуть на охватившее меня бешенство и вернуться, чтобы опуститься на «предложенный» посетительнице стул и уставиться на хозяина кабинета в упор.

А он, пронаблюдав мой манёвр, улыбнулся и, вновь подхватив украденное пирожное, продолжил процесс обнюхивания. Потом удивлённо хмыкнул и выдал:

– Ну надо же… Никаких чар?

Я устало закатила глаза – вот уж не думала, что на должность верховного мага могли взять такого идиота. Ну какие чары? Я что, самоубийца подсовывать ему заколдованную еду?

К тому же, условия игры подобные фокусы, увы, запрещают. Ведь если бы можно было колдовать, то вопрос охмурения решался бы за пару часов.

Нет, некоторые, разумеется, пробовали, но последствия в виде материализации призванного в свидетели духа… В общем, кому как, а лично мне такого счастья не нужно. Я ещё слишком молода! Я жить хочу!

Однако вслух сказала о другом:

– Просто пирожные не для тебя.

– А, ну раз так… – протянул Морис, и свёрток из моих рук попросту выскользнул. Он взлетел в воздух и устремился к зеленоглазому хаму.

Я подобной наглости вообще не ожидала и растерялась безмерно. Даже сказать ничего не смогла, а он…

– По поводу вчерашнего… Что это было, а?

– В каком смысле?

– Хорёк, – пояснил маг. – Ведь это не простой зверь, а поисковое животное.

Я невольно округлила глаза и хотела пойти в отказ, мол, Жорик – существо самое обыкновенное и никакого отношения к поиску не имеет! Но выражение лица собеседника намекало, что врать бессмысленно.

Через несколько секунд, Морис эту догадку подтвердил.

– Четыре ведьмы, – самодовольно сказал он, – четыре отличницы Ведьминской Академии. Прибыли в столицу по распределению. В составе четвёрки – ведьма с поисковым животным, приглашенная в детективное агентство.

– Ну ничего себе, – откидываясь на спинку кресла, выдохнула я. – С чего такой интерес к нашим скромным персонам?

В ответ мне продемонстрировали забинтованную руку, а потом сообщили доверительно:

– Лечению магией укус не поддаётся.

Я фыркнула и разулыбалась, и пришла к выводу, что Жорик всё-таки молодчинка. Так его, этого заразу! И да, нужно было кусать сильней.

Морис отнёсся к реакции… в общем-то закономерно.

– Так и знал, что обрадуешься, – сказал он. – Типичная ведьма. Что ещё от такой ждать?

Я не устыдилась – улыбнулась шире и ответила:

– Вообще-то я хорошая. Если не доводить и сладости не отбирать.

Мужчина заломил бровь и показательно откусил кусок той самой вафельной трубочки…

– Чтоб ты подавился, – не сдержавшись, пробормотала я.

Маг, увы, услышал. Но не обиделся, нет… Засиял, всем своим видом намекая, что уж чего, а этого не дождусь. А прожевав, утратил веселье и напомнил сурово:

– Так по какому поводу хорёк указал на меня?

– Да без поводов, чисто из вредности. Акклиматизация у него, понимаешь?

– Ага, как же, – проявил неприятную недоверчивость мужчина.

Только пугаться я не собиралась. Способности Мориса на меня, как на ведьму, не действуют, то есть все заклинания правды бесполезны, а ментальные вмешательства невозможны. В том же, что касается физических пыток – без предписания судебных органов они вообще запрещены, и раз так…

– Ясь, – внезапно мурлыкнул Морис.

Я застыла и уставилась ошарашено – просто собственное имя прозвучало слишком волнующе и даже интимно. Добавить сюда обворожительную улыбку, которую дарил маг, и… Так вот почему за ним толпы поклонниц увиваются.

– Ясь, – повторил собеседник, и теперь по коже сладкие мурашки побежали. – Ну чего ты фыркаешь? Ведь я всё равно узнаю.

С этими словами хозяин кабинета отложил многострадальную трубочку и плавно поднялся из кресла. Грациозно обогнул стол, а очутившись рядом, присел на корточки и нахально завладел моей рукой.

Он принялся целовать пальчики, причём с таким видом, будто мечтал об этом с первых секунд знакомства. Я же сидела, таращилась и пыталась понять – меня галлюцинация посетила или как?

А потом смутилась жутко, и даже покраснела, причём вся, с головы до пят. Ведь Морис… он же соблазнял! Вернее, не так. Меня соблазняли! Впервые в жизни!

– Ясь, – вновь позвал этот подражающий кошаку мужчина, и я вздрогнула.

Выдернула руку из захвата и потребовала:

– Прекрати!

Прозвучало убедительно – гораздо лучше, чем ожидала. Однако верховный маг не внял, заглянул в глаза и спросил:

– Ну чего ты разволновалась?

Кто разволновался? Я?!

Невзирая на то, что зеленоглазый практически прижимался к моим коленкам, я вскочила и очень ловко отпрянула. Выпалила:

– Не смей! Никогда!

Морис величественно поднялся и озарил мир самодовольной улыбкой. Снова позвал, тем же вопиющим, мурчащим тоном:

– Ясь…

– Для тебя – Ясина! – отрезала я.

– Ясинка, – тут же переиначил имя маг и задал тот самый вопрос, из-за которого вся эта жуткая ситуация и случилась: – Так почему меня укусил тот хорёк?

– Да просто из вредности! – воскликнула, отскакивая ещё дальше. – Просто потому что он… он… такой же дурак, как ты!

Мужчина не очень-то и оскорбился – ухмыльнулся, сложил руки на груди и переспросил:

– Дурак? А ничего, что я тот самый человек, который может отозвать лицензии у всей вашей четвёрки? Впрочем, – Морис сделал вид, что задумался, – если учесть, что в прошлый раз я был «какой», дурака можно считать повышением?

– Ага. Комплиментом! – взвизгнула я. И, учитывая всё его поведение: – Преждевременным!

Ответом стала новая ухмылка, да настолько наглая, что всё смущение с меня сдуло. Не желая продолжать участие в этом балагане, я развернулась и опять помчалась к двери.

Правда на полпути вспомнила о пирожных и, резко развернувшись, поспешила в обратном направлении, чтобы подхватить со стола украденный Морисом свёрток. Маг смотрел на эти телодвижения с прежней ухмылкой, зато ловить не пытался и вопросов больше не задавал.

К двери я подлетала с пониманием: не откроется – буду орать, как резаная. Ведь там, снаружи, секретарь, да и само министерство не посреди пустыни стоит. Раз так, то кто-нибудь да услышит, а может и спасёт! А если не спасёт, то я… не знаю, что с этим похотливым самцом сделаю! Я ему… я его… он у меня…

Придумать достойную расправу не успела – дверь поддалась сразу, без проблем. Моментом я, разумеется, воспользовалась – вылетела из кабинета пробкой. Тут же наткнулась на изумление секретаря, но объяснять что-либо, конечно, не стала.

Я помчалась дальше! Гордая, независимая и безумно злая.

Вот не зря говорят, что маги – низшая ступень эволюции. Клянусь, так оно и есть!

 

В «Южный бриллиант» я вернулась очень вовремя. Нет, работодатель занервничать по поводу моего отсутствия не успел, зато зелье, которое вываривала в течение двух недель, как раз поспело.

Я вошла в лабораторию именно тогда, когда сверху начала проявляться радужная плёнка, и это, в общем-то, спасло. Просто явись я хоть на час позже, зелье бы переварилось – перешло в другую стадию и утратило половину нужных свойств, что было бы крайне неприятно.

Впрочем, на момент появления в лаборатории я таких нюансов не сознавала. Действовала исключительно на рефлексах, потому что все мысли были заняты Морисом и его чудовищным хамством.

Как ему только совести хватило? Как он вообще посмел так себя вести? Как он… он… А я…

Увы, но прежде я с подобным поведением не сталкивалась. Просто Ведьминская Академия, в которой провела последние пять лет, находилась на самом отшибе цивилизации, в окружении нескольких деревень, и уж кто, а деревенские парни излишеств себе не позволяли.

Парни городские, с которыми судьба тоже сводила, грань дозволенного опять-таки не переступали – слишком хорошо понимали, насколько такие приставания опасны.

Вообще, для того, чтобы приставать к ведьме, нужно быть либо абсолютным идиотом, либо полностью отмороженным, и принадлежность Мориса к одной из этих категорий сильно удивляла. Ведь он не абы-кто, а верховный маг королевства! Он обязан отличаться умом и сообразительностью, а сам…

Впрочем, обнаруженные особенности – это ещё ладно, это ещё полбеды. А вот попытка соблазнения ни в какие ворота не лезла.

Я же невинная дева, а он… он… Ни одного цензурного слова не стоит! Не успел познакомиться, а уже губы свои потянул и руки распускать начал. Да ещё пирожное отобрал. И сожрал! Прямо на моих глазах!

Распаляться не хотелось, но эмоции отпускать не желали. Меня словно в воронку сильнейшего урагана затянуло, и теперь вертело, как лёгкую щепку. Одно радовало – на работу с зельем душевное состояние всё-таки не влияло, процеживая и переливая полученный состав в пузатые бутылки, я была точна как никогда.

В том же, что касается собственных планов, о них тоже помнила, и это был дополнительный повод для возмущения. Да, я собралась охмурить Мориса, и в данном свете поведение мага могло показаться законным, вот только… Между «охмурить» и «соблазнить» – пропасть! Это совершенно разные, несопоставимые понятия.

Лично я покушаться на тело не собиралась. Меня интересовал исключительно разум. В задачу входило: очаровать, заполнить все его мысли, добиться признания в любви и гордо ретироваться. То есть Морису грозило лёгкое сумасшествие на пару лет, только и всего.

Причём он этого сумасшествия заслуживал – ведь Жорик искал объект согласно условиям и, если бы зеленоглазый не соответствовал, укусил бы кого-нибудь другого.

Но Жорик указал на мага, и раз так, никаких моральных терзаний быть не может. Морис – однозначно гад! Ну а после того, что он сегодня устроил… В общем, пусть начинает молиться всем богам, ибо дела его очень и очень плохи. Я не отступлюсь! Вот не отступлюсь и всё.

 

Обед я пропустила. Во-первых, занималась зельем, во-вторых, была попросту не в состоянии общаться с кем-либо. Эмоции улеглись лишь к вечеру, и вот на ужин я всё-таки пришла.

Сразу, едва переступила порог кухни, натолкнулась на несколько вопросительных взглядов и услышала весёлое, от Юники:

– Ну как там господин верховный маг?

– Замечательно, – буркнула я злобно.

– Мм-м… свидание явно не удалось, – прокомментировал реакцию Сварт. И добавил «сокрушенно»: – Неужели Морису не понравилась такая милая, такая чудесная ведьмочка?

Вот теперь в ювелира полетел ну очень красноречивый взгляд! Просто мы, ведьмы, такого панибратства не любим.

– Не ведьмочка, а ведьма, – поправила я и выдавать подробности встречи с магом, конечно, не стала. Зачем? Для чего?

Невзирая на моё молчание, ужин прошёл в атмосфере этакого неприкрытого веселья. На меня косились, мне улыбались и точно хотели подколоть. Только я держалась очень строго, и поводов для юмора не давала. Такая политика оправдалась – обитатели дома успокоились и отстали. Может лишь временно, но всё равно.

После ужина я поднялась в отведённую мне комнату и, позволив себе лёгкий перерыв в виде получасового валяния на кровати, вновь взялась за дело. Для начала проинспектировала собственный довольно скудный гардероб, затем раскрыла большой саквояж, в котором хранились ингредиенты и пузырьки с уже готовыми зельями.

Ничего криминального. Ничего такого, за что могли бы приостановить ведьминскую лицензию или вытурить из столицы. Зато тут имелось кое-что, что вполне могло облегчить поставленную передо мной задачу. Не в плане самого Мориса – касательно него, использование чар и зелий условиями спора по-прежнему запрещалось, – а для решения других, сопутствующих процессу проблем.

Выудив несколько подходящих случаю пузырьков, я пристально рассмотрела этикетки и остановила выбор на первом. Его отложила, а остальные вновь спрятала в саквояж и растеклась в самой коварной улыбке.

Я уже знала, каким будет следующий ход, и теперь оставалась малость: дождаться утра и заглянуть в книжный. Ну и ещё кое-что – отпроситься у господина Вириса. Убедить хозяина «Южного бриллианта», что меня можно запросто отпустить на пару часов.

 

У Министерства магии я появилась с той же коварной улыбкой и гордо задранным подбородком. Шла ну очень красиво – пара пробегавших мимо мужчин аж споткнулись, увидав такую необыкновенную меня.

Зато обитавшая в холле министерства охрана отреагировала иначе – едва я переступила порог, путь заступили сразу четверо мордоворотов в строгих куртках.

– Куда? – спросил один из них сурово.

Я кокетливо хлопнула ресницами и ответила:

– К господину верховному магу.

Мужчина шумно втянул ноздрями воздух и… неожиданно смягчился. Вернее, лично для меня такая реакция была более чем ожидаема – ведь не просто так пузырёк с феромонами вскрывала.

До остальных аромат тоже добрался и лица сразу подобрели. Вот только…

– Сегодня неприёмный день, – сообщили мне.

– А я не на приём, – сказала ласково. Тут же продемонстрировала обёрнутую в упаковочную бумагу книгу и пояснила: – Мне только отдать то, что господин Морис вчера просил.

Охранники переглянулись и, поразмыслив с секунду, отступили. Одновременно озарили мир настолько лучистыми улыбками, что я невольно зарделась.

В следующий миг стало ещё приятнее, потому что в наступившей тишине прозвучало:

– Девушка, а что вы делаете сегодня вечером?

– Ну-у… – Я отвела взгляд, вновь ресницами хлопнула.

– То есть ничего? – предположил охранник. Блондинчик. Самый симпатичный из всех, кстати.

Я заулыбалась пуще прежнего и, помня о том, что действие феромонов не вечно, поспешила смыться. И меня даже отпустили – просто надышаться до того состояния, когда побег может стать проблемой, не успели.

Дальше была прогулка знакомым маршрутом – через большой зал и вверх по лестнице. Затем по коридору, до не менее знакомой двери.

Лёгкий мандраж, связанный с тем, что иду прямиком в логово верховного мага, я практически не замечала, а на пороге приёмной впала в состояние задумчивости. Просто план перестал казаться таким уж гениальным и возникло подозрение, что брюнет, учитывая его повадки, моим подарком вообще не оскорбится.

Однако других вариантов всё равно не имелось, а раз я уже пришла, то…

– Доброе… – начала я, чтобы сразу осечься. Дело в том, что секретарь был не один, а в компании уже знакомого товарища – тощего рыжеволосого Дотса.

Дотс стоял возле стола и, кажется, сверлил парня взглядом. А тот сидел и взирал снизу-вверх, но стоило мне заговорить – оба обернулись на звук и уставились удивлённо.

– Ну надо же, – выдал рыжеволосый.

– Вы? – озвучил своё удивление секретарь. Поправил круглые очки и добавил уже как-то растеряно: – Но сегодня господин Морис не принимает. И вообще ещё не пришёл.

Я не расстроилась и совсем не удивилась – разве можно ждать пунктуальности от человека, который нагло дрыхнет на рабочем месте? Более того, я испытала облегчение, ибо видеться с хамом всё-таки не хотелось.

– Это не страшно, – сказала вслух. – Я не на приём, а с просьбой…

Вот тут пришлось замолчать, ибо парень в круглых очках опять на Дотса отвлёкся. В воздухе отчётливо запахло конфликтом, однако я не смутилась – расправила плечи и направилась туда, к ним.

– Простите, что отвлекаю, – сказала на ходу, – но мне буквально на секундочку. Дело в том, что Морис вчера попросил одну вещь, и…

– О! – воскликнул Дотс, который вновь сверлил секретаря взглядом. – Морис кого-то о чём-то просит!

В моём мозгу слова «Морис» и «просьба» тоже не очень-то стыковались, только говорить об этом я не стала. Вообще возникло желание разделаться со всем как можно скорее и быстренько отсюда сбежать.

Именно по этой причине я включила совершенно несвойственную ведьмам наглость и, добравшись до секретарского стола, гордо водрузила на него скрытую под упаковочной бумагой книгу.

– Это что? – всё же отвлёкся от рыжего парень.

– Одно чрезвычайно необходимое Морису издание, – тщательно скрывая злорадство, сообщила я.

Дальше случилось непредвиденное – секретарь потянулся к книге в явном намерении сдёрнуть упаковку. Пришлось вновь включить совершенно чуждую нашему племени наглость и, шлёпнув парня по руке, одёрнуть:

– Эй!

Очкарик судорожно вздохнул, покраснел и даже попытался сообщить, что он всю корреспонденцию вскрывает, но… нет, договорить не смог – уставился внезапно заблестевшими глазами. До рыжего аромат тоже дотянулся, и теперь…

Так! Кому что, а одной ведьме точно пора линять!

Однако, прежде чем ретироваться, следовало завершить дело. Повинуясь этим мыслям, я опёрлась ладонями о стол и, наклонившись к очкарику, проворковала:

– Про корреспонденцию я поняла, но очень вас прошу, позвольте Морису вскрыть упаковку самостоятельно. Просто это сюрприз. Я обещала достать книгу лишь через пару недель, а видите как сложилось.

Слова, как и положено, сопровождались самой обворожительной улыбкой, и секретарь шумно сглотнул. Потом закивал! Ну а рыжий…

– Нет, ну точно ведьма.

Я вскинула голову, чтобы взглянуть в тёмные глаза Дотса и сообразить – на этого индивида феромоны действуют всё-таки хуже. Что ж, бывает.

– Ясина, вы… ну слишком красивы сегодня, – продолжил Дотс. – Вы такая, такая…

Я выпрямилась, а рыжий сделал неожиданный шаг вперёд и попытался обвить рукой талию. Так, погодите! Что-то не пойму – на него феромоны действуют хуже или наоборот лучше?

– Ясина, вы… – с придыханием повторил Дотс.

Пришлось отпрянуть, но собеседник оказался не менее шустр – догнал и всё-таки ухватил, правда не за талию, а за руку. Его губы изогнулись в сладострастной улыбке, и одна ведьма приготовилась струсить.

И в самом деле струсила! Правда, по совершенно иной, не связанной с Дотсом Лардаром причине. Просто в наполнявшей приёмную тишине прозвучало строгое:

– Кхм!

А следом уже высокомерное:

– И что тут происходит?

Рыжий застыл, я – тоже. Только, прежде чем замереть, руку из его захвата выдернула и отскочила на пару метров. Затем прицыкнула на чувство страха и, развернувшись к входной двери, улыбнулась во всю ширь. Сказала:

– Привет, Морис.

Мне не ответили. Окинули долгим, предельно скептическим взглядом с головы до ног и невесело хмыкнули. После чего верховный маг, всё так же стоявший в дверях, демонстративно повёл носом и сделал нервный пасс рукой. Дальше – ещё один.

В результате первого пасса все шторы на многочисленных окнах разъехались, а в результате второго – створки этих окон распахнулись. В приёмную хлынул наполненный утренней свежестью воздух…

– Мм-м, – прокомментировала произошедшее я.

А верховный маг внезапно повеселел, и даже подарил ответную, не лишенную ехидства улыбку. Заявил:

– То есть тебе не хватило? За добавкой пришла?

Я неподдельно опешила и опять замерла в попытке переварить сказанное. Пока стояла и тупила, зеленоглазый брутал пересёк приёмную и, очутившись в нескольких шагах, на дверь собственного кабинета кивнул.

– Ну, пойдём, – сказал он. – Добавлю.

– Что-о-о?! – сразу отмерла я.

Морис хищно клацнул зубами и точно хотел продолжить, но был перебит Дотсом:

– Доброе утро, господин верховный маг.

Упомянутый индивид сразу скривился и, покосившись на рыжего, попытался вернуться к прерванному разговору, но…

– Морис, я уже две недели добиваюсь аудиенции, а твой секретарь…

Дальше точно предполагалась кляуза, но парень в круглых очках не смутился. Впрочем, он, кажется, вообще рыжего не слышал – всё так же сидел и влюблённо взирал на меня.

Объект охмурения в лице Мориса тоже на меня смотрел, но Дотса ответом удостоил:

– Мой секретарь выполняет моё же распоряжение, и не нужно делать вид, будто тебе об этом распоряжении неизвестно.

– Но… – попытался возразить рыжий.

– Ближайший год чтобы духу твоего тут не было, – перебил Морис. – И никаких аудиенций.

– Но Морис! – выпалил Дотс возмущённо, и вот теперь высокопоставленный хам в его сторону всё-таки взглянул.

Посмотрел, чтобы скривиться пуще прежнего и сообщить:

– Вон отсюда.

Дотс буквально захлебнулся эмоциями, а я догадалась, что вчера Лардар в кабинет верховного мага тоже не прорвался. Впрочем, меня это не касается, и вообще…

– Я тоже пойду, – сказала невинно.

– Куда? – мигом переключил внимание брюнет.

Я пожала плечами и не ответила. Развернулась и действительно направилась к двери. Когда добралась примерно до середины приёмной, услышала:

– А зачем приходила?

– Девушка книгу вам принесла, – наконец, отмер секретарь. – Ту, которую вы долго и безуспешно искали.

В приёмной вновь воцарилась тишина, а я инстинктивно ускорилась. Даже не сомневалась, что Морис вот прямо сейчас упаковку вскроет и не очень-то хотела его реакцию знать.

Могла успеть. Нет, в самом деле могла, но удача временно отвернулась.

– Нормально, – донеслось вслед. – Эй, ведьма, а ты ничего не путаешь?

Пришлось остановиться и повернуться, чтобы ответить:

– Да какая уж тут путаница?

– Это детское, – демонстрируя лишенную упаковки книгу, хмуро сообщили мне.

– Ну да. Основы этикета в картинках. – Подтвердила я с улыбкой. И после короткой, приличной моменту паузы: – Боюсь, в более сложной форме до тебя не дойдёт, а картинки любому бара… хм… человеку понятны.

Лицо Мориса слегка, совсем чуть-чуть, вытянулось, и лично мне этого было достаточно. Ждать чего-то большего я не стала – выскользнула из приёмной и подефилировала прочь.

Двигалась грациозно, но быстро, и скорость передвижения снизила лишь после того, как добралась до лестницы. Зато потом на самый величественный шаг перешла – переступала ступеньки и искренне наслаждалась действием зелья с феромонами…

Все встречные мужчины так чудесно спотыкались, так восхищённо таращили глаза, что сердце прямо-таки пело. Ну а я сияла! И отдельно радовалась тому факту, что ведьминские чары, в отличие от магии, действуют абсолютно на всех.

То есть тот же Морис воздействовать на меня с помощью своей магии не способен, а моё колдовство преград не знает. Собственно, это главная причина, по которой маги относятся к нашему племени с большой такой нелюбовью.

Но ведь это их проблемы, правда?

И ещё один преогромнейший плюс – зелье, которым обмазалась перед этой вылазкой, относилось к числу «средств с пролонгированным действием». То есть для всех, кто успел надышаться, эффект продлится ещё недель пять.

Тут же вспомнились секретарь и обитающие на входе в здание охранники, и сердце запело ещё громче. Ведь теперь мне будет гораздо проще пробраться в кабинет верховного мага, а беспрепятственный доступ к объекту охмурения значительно облегчает задачу.

Морису не выжить! Вернее, никак охмурения не избежать!

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное