Ведьма на десерт. Глава 1

АННА ГАВРИЛОВА

 

Ведьма на десерт

 

Глава 1

 

Столица встретила нас ярким солнцем, синим небом, идеально вымощенной подъездной дорогой и хмурым лицом стражника, дежурившего у городских ворот.

Едва мы с девочками выбрались из наёмного экипажа, чтобы предъявить документы, блюститель порядка скривился. А когда приблизились, и он смог разглядеть наши амулеты, физиономия стала совсем кислой.

– Ведьмы? – неприязненно фыркнул стражник. – По какому поводу?

– Известно по какому, – ответила Танка оптимистично. – На работу приехали, по распределению.

Окинув всю нашу четверку новым неприязненным взглядом, он спросил:

– А документы имеются?

– Конечно! – Мила бодро сунула под нос стражу сразу четыре бумажки. – Даже с печатями. Вот!

Его снова перекосило, зато вопросы закончились. Так и не вглядевшись в бумаги, мужчина махнул рукой, позволяя вернуться в экипаж и продолжить путь.

Мы спорить не стали, и уже через пару минут вновь катили по идеально вымощенной дороге. Все держались прилично, только Клисса с восторгом провинциалки таращилась в окно.

О том, что нас пригласят в столицу, мы с девчонками знали ещё в начале прошлого года. А как не пригласить? Ведь мы – лучшие ученицы Ведьминской Академии! А то, что ведьм люди не очень-то и жалуют – мелочь. Нос они могут воротить сколько угодно, но без наших услуг всё равно не обойтись.

Белокурую Танку с её поисковым хорьком Жориком, наняли в маленькое, но зубастое, детективное агентство.

Черноволосую Милу – в элитную частную клинику, где той предстояло заниматься лечением угревой сыпи и исправлением прочих мелких изъянов по части красоты.

Шатенка Клисса всегда тянулась к точным наукам, но всё-таки внезапно для всех получила приглашение в конструкторское бюро при министерстве транспорта. Там уже лет десять пытались разработать аппарат для полетов, понадёжней воздушного шара, и, видимо, надеялись, что именно ведьма сумеет помочь.

А меня позвали в ювелирную лавку! Ага, вот прямо так, прямо взяли и позвали. Несмотря на то, что в этом бизнесе существует негласное правило: рыжих не брать!

Но во время учёбы в Академии я была лучшей по части наложения заклинаний на камни, так что выбор владельцев «Южного бриллианта» не удивителен. Будь на их месте я, тоже бы себя наняла, только жалование бы назначила чуть больше.

Теперь же мы с подругами сидели в наемном экипаже, смотрели на городские пейзажи и страстно предвкушали новую жизнь!

Ведь тут, в столице, всё будет совсем по-другому. Гораздо лучше, а главное, в сто раз интереснее, чем в родной, но сильно поднадоевшей альма-матер.

 

Увы, но всего через неделю эти иллюзии развеялись. А через две – стало ясно, в столице вообще ничего интересного нет.

То есть как? Магазины, музеи, многочисленные театры и прочие увеселительные заведения существуют в запредельном количестве, а скукотища всё равно ужасная! С работой в плане веселья тоже не задалось. В том смысле, что грусть-тоску она не развеивала, причем ни у кого.

– Двадцать прыщавых физиономий, – делилась результатами рабочей недели Мила. – Двадцать!

– А у меня кипы непонятных, невыносимо запутанных чертежей, – поясняла угодившая в конструкторское бюро Клисса.

– У тебя хоть чертежи, – ворчала Танка, – а в нашем агентстве вообще ноль, затишье полное. Хозяева даже начали подозревать, будто это я неудачу с собой принесла.

Мы с девочками посмотрели на Танку сочувственно. Конечно, мысль о том, что ведьма вот так запросто может принести неудачу – это полный бред, но народ суеверен.

– Ясь, а у тебя что? – спросила Мила.

– Продолжаю варить зелье для работы с первой партией изумрудов, – подперев щеку кулаком, грустно призналась я. – В остальное время листаю альбомы с зарисовками украшений и читаю книжки.

– М-да, не весело, – посочувствовала Клисса.

– Угу, – согласилась я.

Компания наша сидела за столиком престижного кафе, расположенного на одной из центральных площадей, и лакомилась мороженым. Это был второй по счёту выходной, и после кафе мы с девочками планировали погулять по городу – полюбоваться архитектурой и прочими красотами.

Только настроение стремительно портилось, да и погода оставляла желать лучшего – вроде тепло и сухо, а небо в тучах. Ещё и официанты, глядя на нас, лица кривили. В общем, ничего хорошего. Одна непроходимая тоска.

– М-да, – повторила Клисса печально.

– Имеем все шансы помереть от нехватки оптимизма, – поддержала белокурая Танка.

Я выразительно хлюпнула носом, намекая, что умирать, тем более от нехватки оптимизма, совсем не хочу, а черноволосая Мила хитро стрельнула глазками и предложила:

– Тогда игра?

Мы, конечно, напряглись. Переглянулись, поджали губы и хмуро уставились на подстрекательницу. А Мила наоборот сияла и радостно подпрыгивала на стуле. Просто она водила в прошлый раз, и теперь у неё был иммунитет.

– Ну, давайте, – умоляюще протянула Мила.

Мы переглянулись снова, однако дружного «нет» не вышло. Игра действительно была выходом, другое дело, что становиться клоуном не хотелось никому.

Клисса отмерла первой.

– Может быть, – сказала она.

– Я тоже не против, – подхватила Танка.

– Ладно, – перечить всем троим я не собиралась. – Присоединяюсь. Тем более, это столица, а не примыкающее к академии захолустье, значит, и кавалер будет как минимум культурным. А культурного охмурять гораздо приятнее, чем какого-нибудь пропахшего навозом конюха.

– Откуда знаешь? – встряла Клисса. – Ты же культурных ещё не охмуряла.

Девчонки зафыркали, а я надулась. Потом вообще язык им показала и выпалила гневно:

– Ведьмы!

Спорить никто не стал, только Мила, видимо испугавшись, что жертвы одумаются и откажутся, подтолкнула:

– Ну что, начнём?

Мы переглянулись и начали. А почему нет, если кругом такая невыносимая скукота?

Сперва привычно взялись за руки и прочитали короткое заклинание, призывая в свидетели дух Поганки Болотной. Пространство на секунду озарилось фиолетовым колдовским светом, отчего кто-то из посетителей кафе аж подпрыгнул. Но это так, ерунда!

Дальше – позвали подавальщика и попросили спички. Парень выполнил просьбу с опаской, но вполне охотно, а вот вторая просьба – подержать спички, пока будем тянуть жребий, – ему сильно не понравилась.

Нам же совсем не нравилась идея доверить это дело Миле…

– Она ведьма, понимаете? – успокаивала подавальщика Танка. – Значит, может смухлевать!

Парень мычал и отбрыкивался, но в итоге всё-таки согласился. Лично укоротил одну из спичек, зажал все три в кулаке, и…

– О, – выдохнула Клисса.

– Да, – прямо-таки пропела Танка.

Ну, а я…

Вытягивая из кулака подавальщика последнюю, короткую спичку, я беззвучно бранилась и пыталась сообразить: а девочки могли посетить это кафе раньше и как-нибудь с парнем договориться? Или коробок со спичками зачаровать? Или ещё что?

Как бы там ни было, но дух Поганки Болотной посчитал выбор законным – спичка полыхнула фиолетовым пламенем и все, исчезла.

– Ага, – радостно потирая ладошки, протянула Танка. – Выбор сделан.

Мила с Клиссой тоже порадовались, расплылись в улыбках.

– Ну, что? Доедаем мороженое и идем искать «принца»? – спросила зачинщица всего безобразия, Мила.

Я скорчила страдальческую гримасу и выдавила сквозь зубы единственное, что сумела:

– Да.

 

Площадь, на которую мы высыпали из кафе, была большой, чистой и людной. Лично я даже не сомневалась, что в такой толпе обязательно найдётся подходящий персонаж, но случилась непредвиденная заминка.

Наш главный герой, наш поисковый хорёк Жорик, выполнять свои обязанности решительно отказывался. Он не желал искать того, кто бы соответствовал всем требованиям игры и, более того, притворялся мертвым.

Едва Танка вытащила его из специальной поясной сумки, где хорёк обитал в те периоды, когда хозяйка покидала дом, герой-поисковик сладко зевнул, закатил глазки и сложился пополам, словно пластилиновый.

– Жорик, не смешно! – тут же заявила Танка и принялась трясти меховую тушку. – Жорик, прекращай отлынивать и очнись!

Зверёк не очнулся, что привело к закономерному результату – ведьма разозлилась и принялась трясти тушку с удвоенной силой.

А рядом с Танкой, разумеется, стояли помощницы…

– Жорик, совесть имей, – поучала хорька Клисса.

– Жорик, тебе всё равно придётся, – сложив руки на груди, вещала Мила. – И чего ты вообще уперся? Ведь не в первый раз!

Я с заявлениями не торопилась, а молчаливо наслаждалась результатом. В какой-то момент не выдержала и принялась хихикать. Просто проходящие мимо горожане такими глазами смотрели…

– Яська, – строго окликнута Танка, но хихикать я не перестала.

Пришлось хозяйке зверька натянуть на лицо широкую улыбку и заявить, обращаясь к одному из впечатленных прохожих:

– Он притворяется, и вообще зверь этот зачарованный. У него травмоустойчивость повышенная, можно хоть об стену бить и ничего не будет.

Прохожий округлил глаза и прибавил шагу. А следующий, на кого владелица хорька ту же тираду обрушила, вообще пальцем у виска покрутил. Это стало последней каплей – ведьма совсем рассвирепела.

– Жорик, – процедила она. – Либо ты сейчас же очнёшься и всё сделаешь, либо… я тебя на зимний воротник пущу!

Животному перспектива не понравилась, и через секунду мир содрогнулся от жуткого вопля.

– Зараза! – пережимая укушенный палец, воскликнула Танка, только Жорику было плевать. Очнувшийся, выроненный ведьмой на мостовую зверёк завертелся, как всегда перед началом магического поиска, потом замер, повёл крошечным носом и бодро сорвался с места.

Мы сперва опешили, а дальше…

– За ним! – скомандовала Мила.

Скуку сняло, как рукой. Мы переглянулась и бодро ломанулись вслед за серо-серебристой шкуркой.

Горожане, которые чинно прогуливались по площади, такого поворота событий не ожидали и расступаться не спешили. Пришлось работать локтями, попутно пытаясь вразумить оборзевшего хорька.

– Жорик, стой! – кричали мы на все лады.

Только Жорик не реагировал – он похоже вообще обиделся, что лично меня совершенно не радовало. Стремительное бегство с площади не радовало ещё больше – если он сейчас юркнет в одну из бесчисленных подворотен и укажет на какого-нибудь горького пьяницу или «ароматного» бродягу, я эту маленькую тварь лично придушу. И никакая магическая защита не спасёт!

К моему ужасу, добравшись до края площади, Жорик в самом деле прошмыгнул в проулок, однако уже вскоре я смогла выдохнуть облегченно. Никаких подворотен – гад пробежал прямо, на следующую, не менее респектабельную площадь.

Жаль, но через пару минут, когда наша порядком запыхавшаяся компания тоже преодолела проулок, чувство облегчения испарилось.

– Жорик! – взвизгнула Танка гневно, а я закатила глаза и прошептала паническое «нет».

Просто эта… голова с туловищем, скакала прямиком к украшенному роскошной вывеской ресторану. Вернее, самой роскошной вывеской. Самой крутой из всех.

– Тебя же дверью сейчас прищемит! – озвучила общую мысль Мила.

Хорёк, невзирая на отличный, усиленный с помощью той же магии слух, услышать не пожелал и ринулся на штурм двери. Раньше, чем мы успели охнуть, эта дверь распахнулась, выпуская кого-то из гостей, и гад беззастенчиво проник в помещение.

Пришлось ускориться, хотя бежали и так на пределе возможностей. Правда, на подступах к ресторану стало ясно, что всем одновременно вламываться в заведение бессмысленно, и Танка скомандовала:

– Яся, за мной!

Клисса и Мила тут же откололись, а мы с Танкой взлетели по лестнице и вместе толкнули стеклянную дверь. Та послушно распахнулась, зато дальше, когда промчались по красной дорожке, мимо стойки встречающего гостей администратора, случился небольшой коллапс. Кто-то взвыл! Причем громко, ругательно и басисто.

Это было некстати – Танка от неожиданности споткнулась и едва не упала. Зато мне повезло больше – притормозив, я окинула шикарное помещение взглядом и устремилась дальше, к высокому массивному брюнету, который, вскочив, пытался избавиться от вредоносного прыгучего хорька.

Жорик, повинуясь привычкам, вцепился в руку обнаруженного объекта и теперь болтался шкуркой. Отцепляться, конечно, не собирался. Даже невзирая на то, что брюнет отчаянно тряс конечностью.

В общем, надо было спасать. Причем обоих. Следуя этой логике, я подлетела и гаркнула:

– Брось каку!

Проигнорировать единственную служебную команду, которой был обучен, Жорик, конечно, не мог и зубы разжал. В результате совершил продолжительный перелёт из одной части ресторана в другую.

Танка тут же бросилась за ним, а я, проследив траекторию и убедившись, что ни в какую открытую супницу наш герой не угодил, развернулась и шумно вздохнула.

– Здрасти, – сказала я избранному объекту охмурения.

Следом хотела задать дежурный вопрос – как поживаете? Но вместо этого из груди вырвалось кое-что другое:

– Вау!

Я замерла с приоткрытым ртом, потом нервно сглотнула и испытала сильное желание присесть в реверансе. Просто он был таким… таким… Не мужчина! Мечта!

Высокий, с широкими плечами, длинными иссиня-черными волосами, волевым подбородком и безумно красивым лицом. А ещё ему точно ломали нос, причем не единожды, и это было так восхитительно, так брутально!

Образ дополняла стильная одежда в темных тонах и выражение жгучей ярости, которое ну очень ему шло! Впрочем, минусы тоже имелись – этот изумительный индивид был объектом, выбранным Жориком для игры. То есть…

– Что вы себе позволяете? Что за цирк устроили? И… как вы меня назвали?

Я изобразила миленькую улыбку и смело шагнула вперед, чтобы перехватить его руку и уставиться на прокушенное хорьком место. Образчик мужской красоты и брутальности сразу попытался конечность из захвата высвободить и напоролся…

– А ну, стоять! – строго прорычала я.

Замер, точно растерявшись, зато я теряться не собиралась – выудила из кармана чистый платок и принялась забинтовывать предполагаемое место укуса.

– Да что она себе позволяет? – не выдержав, выдохнул индивид. Обращался к своему товарищу, который сидел за тем же столом.

Товарищ пребывал в глубоком шоке и не ответил, а я, расплываясь в новой миленькой улыбке, пояснила:

– Первую помощь оказываю.

Брюнет выпучил глаза, выдохнул неверяще:

– Что?

В следующую секунду рядом нарисовалась Танка с выловленным Жориком – хорёк, кстати, опять притворялся дохлым.

– Всё в порядке? – поинтересовалась она.

Я повела плечом, фыркнула:

– Да как обычно.

– Ага, понятно, – заявила подруга. Потом обратила внимание на объект и тихонько присвистнула: – Ох. Ну, надо же!

– Мне тоже нравится, – громким шепотом сообщила я.

Впрочем, в этой ситуации любой шепот был бы громким. Просто вокруг ещё в момент нашего появления стало тише, чем в склепе. Даже охрана ресторана, которая только сейчас опомнилась, спешила к нам совершенно бесшумно.

Ещё одно «кстати»: об охране мы узнали лишь после того, как объект охмурения рявкнул:

– Сам разберусь!

Мм-м…

В этот момент по коже побежали непрошеные мурашки. Я отвлеклась от оказания первой помощи, чтобы заглянуть в изумрудно-зеленые глаза покусанного индивида, и странное ощущение усилилось.

Дальше был новый взгляд на товарища, с которым брюнет делил стол, и захотелось попятиться. Нет, никакой агрессии со стороны второго не было, более того – он глядел заинтересованно и даже с симпатией. Просто что-то в его светловолосом облике показалось знакомым. А ещё…

Заметила-то я сразу, а внимание обратила лишь сейчас – оба мужчины были одеты не только стильно, но и очень дорого. Да и все остальные моменты, включая блюдо с лобстерами и бутылку точно коллекционного вина, намекали на весьма высокий статус.

От этого действительно стало не по себе, но не настолько, чтобы немедленно схватить Танку за шкирку и ретироваться.

Вместо этого я вернулась к процессу перевязки. Лишь как следует затянув узел и убедившись, что эта повязка не спадёт, отступила и послала мужчине новую, на сей раз «смущённую» улыбку.

Он не оценил. Сложил руки на груди, окинул пристальный взглядом сперва меня, потом застывшую в паре шагов Танку и условно-дохлого Жорика. А после заметил амулеты и красивое лицо превратилось в настоящую гримасу.

– Ведьмы? – полный возмущения выпалил он.

Чему возмущался было ясно – ну не любят в народе ведьм, не любят! Только права разговаривать с нами в подобном тоне это не давало. Неудивительно, что мы с Танкой моментально озлобились, и даже Жорик поддержал – резко очнулся и оскалил маленькие, но страсть какие опасные клыки.

Мужчина намек проигнорировал – глянул с презрением и рявкнул:

– Что вы себе позволяете? Что за манеры?

Тут в разговор второй включился – светловолосый, но менее брутальный.

– Они, видимо, совсем недавно в город приехали, – промокнув губы салфеткой, доброжелательно сказал он. – Ещё не привыкли, что тут всё не так, как на селе.

Мы с Танкой сперва не поняли, а потом аж подпрыгнули от столь вопиющего хамства! Это кто некультурные? Мы?! Да мы самые воспитанные, самые…

– Цель прибытия в столицу? – выдёргивая из водоворота чувств, рыкнул брюнет.

– Работа! – подражая его тону, ответила я.

Не знаю, зачем сказала. Ведь причин отчитываться перед зеленоглазым гадом точно не было.

Объект охмурения скорчил новую гримасу, а его светловолосый спутник наоборот улыбнулся.

– Ну я же говорил, – произнес он. – Сейчас разберутся, освоятся, и…

– Это их всё равно не извиняет, – не согласился объект. Затем поджал губы и указал на Жорика. – Это что? Почему этот зверь…

– Зверь просто так не кусает! – расправив плечи, заявила Танка. Однако истинную причину, по которой хорёк вцепился в брутальную руку, озвучивать, конечно, не стала. – Если он напал, значит сами виноваты! Значит, как-то его спровоцировали. Но если хотите предъявить претензии, то мы…

В голосе подруги зазвучала угроза, и я скрестила пальчики на удачу. Только бы Танка промолчала! Только бы не выдала одну из своих любимых штучек!

Что-нибудь из категории: мы не мстительные, но когда у вас совершенно случайно начнётся недержание жидкостей в организме, вспомните, что обижать ведьму – плохо. Или другое: по статистике около тридцати процентов нападений на ведьм заканчивается неизлечимой импотенцией – интересная цифра, да?

– Претензий не будет, – перебивая Танку, сказал второй товарищ. Тот, который минуту назад обозвал некультурной деревенщиной. – Всё в порядке, девушки.

Объект с мнением не согласился, выпалил:

– В порядке?!

Он повернулся, бросил хмурый взгляд на светловолосого, а тот…

– Морис, уймись. Очевидно, что это недоразумение.

– Недоразумение? – опять не согласился брюнет. – Торсиваль, да они ведьмы!

Зеленоглазый намекал, мол – там, где ведьмы, недоразумений не бывает, только хорошо продуманная диверсия. Однако я внимания на инсинуацию не обратила, меня озадачили имена.

Торсиваль? Морис? Тут… вот точно что-то знакомое. Причём такое, что по спине опять мурашки побежали, и довольно неприятные.

– Девушки, идите, – сказал блондин, который из-за стола так и не поднялся.

Я взглянула на Танку, чтобы заметить – подругу тоже что-то в этой ситуации смущает. Наверное, поэтому она не стала спорить и, ухватив меня за рукав, потащила к выходу.

Впрочем, тащила только вначале, первые несколько секунд. Потом мы вспомнили о гордости и вздёрнули подбородки. Ещё заулыбались, чем окончательно шокировали и без того изумлённых посетителей ресторана.

Персонал тоже в неадекватном состоянии находится – смотрел, как на самоубийц. Не знаю как Танку, а меня эти взгляды совсем уж нервировали.

Зато, когда покинули негостеприимное заведение и очутились на площади, тревоги отступили. Я с огромным удовольствием вдохнула наполненный ароматами поздней весны воздух и кивнула Миле с Клиссой, поджидавшим у крыльца.

– Ну как? – тут же спросила Клисса.

Я открыла рот, чтобы ответить, но Танка перебила:

– О-о-о! Такой экземпляр!

– Какой такой? – Мила аж вперёд подалась.

Хозяйка уже ожившего Жорика закатила глаза и попыталась растечься лужицей, но я не позволила.

– Экземпляр – мой! – напомнила строго.

– Ой, да пожалуйста, – после паузы фыркнула Танка.

Она сказала, а я застыла и задумалась. Индивид действительно чудный, однако мы так и не выяснили кто он и, соответственно, где его для дальнейшего охмурения искать. Это стало поводом развернуться и вновь взбежать по широким ступеням.

– Яська, ты куда? – окликнула Мила.

– Сейчас.

Всё такая же гордая и уже совершенно не испуганная, я ввалилась в холл ресторана, чтобы пронаблюдать, как стремительно бледнеет девушка-администратор, замершая за стойкой.

– Да не пугайтесь, – я улыбнулась во все тридцать два зуба. – Я на секундочку. Мне только уточнить…

 

Из ресторана я вышла в состоянии близком к инфаркту – колени дрожали, а сердце стучало с такими перебоями, что в пору ложиться и помирать.

Девчонки, конечно, заметили и сразу ломанулись навстречу, причём с самыми обеспокоенными лицами…

– Яся? – тревожно позвала Танка.

– Что? – поддержала Мила.

– Не пугай нас! – даже не попросила, а прямо-таки потребовала Клисса.

– Да я сама пуганая, – выдохнула панически и с огромным трудом поборола желание плюхнуться прямо тут, на ступеньку, и взвыть, словно раненый монстр.

Следующим желанием было схватить что-нибудь тяжелое и треснуть подстрекательницу в лице Милы по голове. Дальше – вернуться в то кафе, в котором жребий тянули, и придушить парня-подавальщика.

За этими двумя ещё одно, совсем уж страстное желание появилось, и я вперила разгневанный взгляд в Жорика. Танка по-прежнему держала хорька на руках, а тот льнул к хозяйке, прикидываясь самым невинным существом на свете.

– Яся, что произошло? – повторила Клисса, и тяжко вздохнула. Потом огляделась в поисках подходящего уголка и указала на скамейки, окружавшие водружённый в центре площади фонтан.

Девочки спорить не стали, и мы дружно прошествовали к одной из лавок. Уже там, когда уселись, я спросила:

– Имя Морис вам о чём-нибудь говорит?

Подруги задумались…

– Что-то знакомое, – сказала Мила.

– Ага, мне также показалось, – встряла уже слышавшая это имя Танка.

Пришлось зажмуриться и озвучить его титул:

– Верховный маг нашего королевства.

Ведьмы вздрогнули, и относительная тишина наполнилась жалобным:

– У-у-у…

– Угу, – поддержала порыв я и совсем погрустнела.

Вот за что мне это, спрашивается? За какие такие прегрешения? Ведь я в жизни ничего дурного никому не сделала. Ну разве что чуть-чуть, паре человек.

– Жорик, ты… – начала Танка, но замолчала, ибо цензурного слова не нашла, а мы всё-таки в приличном месте находились.

– Вот действительно, – с укором глядя на обладателя серебристо-серой шкурки, маленького чёрного носа и круглых ушей, сказала Клисса. – Ты… очень плохой хорёк.

– Вообще гад! – добавила я.

А Мила подвинулась ко мне, чтобы обнять за плечи и шепнуть очень искреннее:

– Ясь, прости.

– Ты лучше придумай, что делать, – буркнула я насуплено. – Как теперь быть?

Девочки опять переглянулись и замолчали в едином порыве отыскать выход. Но без толку – они не хуже меня знали, что выхода нет. Ведь мы использовали не абы-что, а старинный студенческий ритуал из разряда «розыгрыш». А как показывает практика, противостоять таким заклинаниям сложнее всего.

Вот если речь о колдовстве, составленном самыми гениальными умами, ради высоких целей, на пике мастерства и после долгих лет теоретической подготовки – то тут да, изъян обязательно найдётся. Если же речь о студенческой дурости, то хоть тресни. Это как булыжник – просто и срабатывает всегда.

Не знаю, почему так, но закономерность известна всем, и попытки отвертеться от участия в игре мы с девчонками уже наблюдали. Начнёшь сопротивляться – будет только хуже. Но ведь если я не откажусь, а продолжу, то…

– Он меня убьёт, – вслух сообщила я.

Мила, Танка и Клисса переглянулись и кивнули. Легче от вот такой «поддержки», разумеется, не стало, и я даже оскалилась слегка.

– А может всё-таки проигнорировать? – сразу пошла на попятную Мила.

– Тебе хорошо известно, чем такое поведение грозит, – огрызнулась я.

– А вдруг в этот раз будет иначе? – сдать позиции подруга не пожелала. – Ведь Морис маг, и…

– Он маг, а мы – ведьмы, – перебила Клисса. – Природа нашей силы разная, но не в этом суть. Почему с Морисом всё должно быть иначе? Лично я никаких оснований для таких надежд не вижу.

– Ну ты же сама сказала, – насупилась Мила, – природа нашей силы разная, и может быть для него действуют какие-то другие законы? Может на него такое колдовство не распространяется?

– Так главный объект колдовства не Морис, а Яся, – внесла умную мысль Танка. – И если Яся откажется выполнять условия спора, то сама знаешь, к чему это приведёт.

Мила поджала губы, а я – вздохнула. Заодно поняла: проверять предположение Милы на практике мне совершенно не хочется. Ведь на того, кто отказывается от обязательств, начинают сыпаться неприятности, причём в катастрофических количествах, а они могут быть гораздо хуже, чем недовольство верховного мага.

– Кстати о Морисе, – сказала Танка, и мы все, не сговариваясь, оглянулись на дверь ресторана.

После этого раздался слаженный вздох Милы и Клиссы, которые только сейчас зеленоглазого брутального красавчика увидали. А потом…

– Ой, а кто это с ним? – спросила Мила, чтобы через миг выпучить глаза и добавить, совершенно другим, внезапно охрипшим голосом: – Да быть не может.

– Чего быть не может? – подтолкнула Танка.

– Это же принц, – выдохнула Мила. – Его высочество Торсиваль.

Я пригляделась и… да, вот теперь узнала. Действительно высочество. Наследник короля Ридлина собственной персоной.

Из груди вырвался непроизвольный стон, а я исполнилась огромной благодарности к Жорику. Спасибо! Спасибо, что выбрал не принца, а мага! С Морисом хоть какие-то шансы на успех есть, а если бы это был принц, то…

В следующую секунду случилось жуткое – маг остановился, окинул пространство взглядом и, конечно, заметил нашу маленькую компанию. Увы, не отвернулся, вместо этого внимательно уставился на нас.

Его высочество тоже внимательность проявил, и спустя миг на нас таращились уже двое.

– Ыыы, – прокомментировала ситуацию Клисса.

А Мила шумно выдохнула и внесла рациональное предложение:

– Валим!

Сообразительный Жорик сразу передислоцировался, ловко юркнул в Танкину поясную сумку, а мы с девчонками поднялись с лавки и взяли курс на большой магазин кондитерских изделий – а куда ещё юным ведьмам стремиться?

Шли бодро, независимо, всем своим видом показывая, что внимание со стороны двух высокопоставленных мужчин нам совершенно безразлично. Правда, где-то на середине пути я всё-таки не выдержала и оглянулась. Увы, но зря – укушенный маг стоял там же, в той же позе, и по-прежнему взирал на нас.

Вот чего он так, а? Чего прицепился?

 

Вечер я провела в «Южном бриллианте», в лаборатории, отведённой под мои нужды. Сидела в кресле, слушала, как булькает в установленном на портативную печь котле зелье и пыталась понять, как вообще быть.

Желания рискнуть и притвориться, будто никакого жребия не тянула, так и не возникло, то есть вариант оставался лишь один – пойти и охмурить! И всё бы ничего, но как к этому Морису подобраться? И где его искать? Во дворце?

К счастью, источник информации у меня имелся, только воспользоваться им вот прямо сейчас я не могла. Нужно было потерпеть, дождаться утра, а уже потом расспрашивать. Именно так я и поступила.

 

Лавка, в которую меня пригласили в качестве специалиста по колдовской работе с камнями, была абсолютно типичной. Большой добротный дом в торговом квартале, первый этаж которого занимали торговый зал, две мастерские, лаборатория, кабинет владельца – господина Вириса, а также несколько хозяйственных помещений, включавших кухню и кладовую.

Все жилые комнаты располагались на втором и третьем этажах. На втором обитало семейство господина Вириса, состоящее из жены, трёх малолетних дочерей и вполне себе взрослого племянника. На третьем – все остальные, в том числе я, один наёмный ювелир, кухарка и две служанки.

С семьёй владельца, исключая лишь племянника Тоди, мы почти не пересекались – они жили собственной жизнью и в дела «Южного бриллианта» не вмешивались. Со всеми остальными лично я тоже взаимодействовала мало, зато завтракали, обедали и ужинали вместе, и это был отличный шанс расспросить про подлежащий охмурению объект!

Шансом я, конечно, воспользовалась. Едва вошла на кухню, уселась за стол и приняла из рук кухарки миску утренней овсянки, сразу и спросила.

Начала, как водится, издалека – мол, видела вчера в городе, и…

– И что? – фыркнул Сварт, тот самый наёмный ювелир.

– О, ещё одна, – закатывая глаза, протянула Юника, служанка.

Я, разумеется, встрепенулась и попросила пояснить, а Юника…

– Да от него каждая вторая девица голову теряет.

– По спискам тех, кто был в него влюблён, можно перепись женского населения королевства вести, – фыркнул Сварт.

Удивиться я и не подумала – чего-то такого и ожидала. Ведь действительно хорош, поганец. И этот его брутально переломанный нос…

Однако в том, что касается моей персоны, Юника и Сварт сильно заблуждались, о чём я, впрочем, благоразумно промолчала. Зато принялась любопытствовать про остальное, в результате чего выяснила один по-настоящему важный момент!

Морис в самом деле жил во дворце и большую часть времени был недоступен, но в первый день недели верховный маг всегда вёл личный приём населения…

– А где он этот приём ведёт? – поинтересовалась я.

– В министерстве магии, разумеется, – сообщил Сварт, недвусмысленно ухмыляясь.

Когда я, закончив с завтраком, встала из-за стола и направилась в кабинет господина Вириса, чтобы отпроситься, никто не удивился. Улыбочки, озарившие лица обитателей дома сюрпризом тоже не стали, только я не прореагировала. Пусть потешаются сколько влезет, а мне необходимо срочно наладить контакт с объектом. И такой чудесный шанс я не упущу!

 

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное