Танец Огня. Глава 4

Глава четвертая.

 

А на чердаке ждал сюрприз! Причем не из тех, после которых заиками становятся, а очень-очень приятный: в мое отсутствие пушистый твир, продолжил хозяйничать, и теперь на чердаке была не только кровать, но и письменный стол. Малыш умудрился собрать его из обломков. Я четко видела – каркас и ящики совершенно разные. Но разве это имело значение?

Пушистик придвинул стол к одному из окон, кстати, тоже совершенно чистых. И над ними теперь висели карнизы, а на одном даже гардины появились.

От такой трогательной и невероятной по объему работы я чуть не расплакалась. Прислонилась спиной к двери и смотрела, смотрела, смотрела… не в силах отвести взгляд.

Из счастливого оцепенения вырвал тихий писк:

– И-и-и?

Твир, как оказалось, прямо у моих ног сидел. Маленький такой, пушистый, с большими-пребольшими глазами. Только теперь в его взгляде не голод застыл, а немой вопрос и беспокойство.

Я улыбнулась, а малыш вдруг опустил глазки и как будто скукожился.

– Что случилось?

И тут до меня дошло – я слишком долго стояла и молчала. И вряд ли по моему лицу можно было определить реакцию.

– Ты что? Решил, будто мне не понравилось? – спросила тихо.

Твир откатился в сторону и замер, не поднимая глаз. Ну, точно.

– Эй!

Я шагнула к нему, и хотя комочек честно попытался отскочить – поймала и прижала к груди. Какой же он теплый!

– Спасибо, – выдохнула я. – Спасибо, маленький…

Слезы все-таки проступили. Я громко хлюпнула носом, и тут же услышала откровенно придушенное:

– И-и-и-и! И!

Блин.

– Извини, малыш. – Я разжала руки, и твир прытко соскочил на пол. – Просто мне на самом деле очень приятно.

– И-и-и?

О чем он спрашивал, увы, не поняла. Зато вспомнила об украденном из столовой пирожке, который все это время благополучно лежал в кармане.

– Будешь? – извлекая заначку, хитро спросила я. – Кажется, он с повидлом.

– Д-а-а! – пропищала тварюшка, мгновенно оживившись.

Я же чуть не выронила и без того помятую выпечку. Мне ведь не показалось! Он действительно сказал «да»!

– Слушай, малыш, а ты что же… говорящий?

Шарик не ответил, ему вообще не до разговоров стало. Шустро выхватив из моих рук пирожок, он самозабвенно зачавкал. Зато наш третий чердачный житель, ворчливый и бесполезный, проснулся.

– Да, твиры иногда разговаривают, – сообщил он.

– Здорово! – восхитилась я.

Однако призрак из зеркала этих эмоций не разделял.

– Даша, не корми его больше, – сказал он. – Притворись, что не замечаешь, и твир сам уйдет.

Монстр не ехидничал, как обычно, а был очень серьезен. Поэтому я не огрызнулась и просто спросила:

– Почему?

– Пока твир маленький, ему легко прятаться. Но если будешь продолжать его кормить, то твир начнет расти и станет слишком заметен.

Так. Интересно.

– Если ты так печешься о судьбе этого малыша, то почему вчера промолчал? – хмуро уточнила я. – Почему не позволил мне отогнать его от бутербродов?

– Потому что вчера он был слишком голоден, – после долгой паузы, признался монстр. – Вчера он умирал.

Черт!

Я взглянула на чавкающий на полу клубочек и сердцу стало больно.

– А сегодня он не умирает?

– Сегодня нет. Еды, которой ты ему принесла, хватит на пару месяцев жизни. Поэтому сделай вид, что ты его не знаешь, и все. Он спрячется, и беспокоить не будет. А лучше просто прогони.

В этот миг меховой комочек поднял на меня глаза, и я четко поняла: хоть режьте, хоть бейте, а прогнать не смогу. И решительно мотнула головой.

– Нет.

Монстр недовольно закряхтел, а твир как будто улыбнулся. То есть я не видела его рта, но чувствовала – зверек радуется.

– В таком случае, советую сделать все, чтобы на этом чердаке никто кроме тебя не появлялся, – ворчливо порекомендовал призрак. – Потому что здесь присутствие твира очевидно. Хотя… кому ты нужна?

Я не обиделась. Я насторожилась! Да, я иномирянка и вроде как прокаженная по местным меркам, но за вчерашний день на пороге моего убежища побывали трое магов. Трое! Мне действительно есть о чем беспокоиться.

Резко развернувшись, я спешно задвинула щеколду. Она была большой, массивной и выглядела надежно. Жаль только, ключа, чтобы запирать комнату снаружи, когда ухожу, нет: в момент заселения мне не до того было, а комендант тоже, видимо, не вспомнил. Мы же ругались тогда и к ректору ходили.

В самое ближайшее время надо будет обязательно заглянуть к коменданту и решить этот вопрос. И запираться на щеколду всегда! Вот только переступила порог – сразу заперлась.

– И-и-и? – с тревогой пропищали рядом.

– Все хорошо, – с улыбкой ответила я. – Теперь точно все хорошо.

Ага, за исключением одного момента: нужно найти информацию по твирам, чтобы понять, как эти существа переносят телепортацию. Потому что я не имею права оставить малыша в этом ущербном мире.

Кстати об ущербности…

Стоило мне сделать шаг от двери, в дверь постучали. Я ни секунды не сомневалась в личности гостя, и ни капли не удивилась, когда стук повторился, а снаружи донеслось:

– Даша, это Каст!

Сказано было с такой интонацией, будто ко мне король пожаловал, или император этой их соседской империи.

Интересно, рыжий за мной шел, или все-таки бежал? Представила пижона, который, подобрав красную мантию, мчит по мрачному коридору, сверкая тонкими волосатыми ногами в несуразно больших ботинках и тихо прыснула. Потом скользнула взглядом по щеколде, пожала плечами и направилась к столу. Нет, не открою. Нам с Кастом говорить не о чем.

Но не успела сделать и трех шагов, как дверь задрожала: это парень за ручку дернул, и неслабо так. И когда рыжий понял, что тут вообще-то заперто, то натуральным образом взбесился.

– Даш-ша! – В его голосе была не просто угроза, меня обещали казнить и поглумиться над трупом. – Даш-ша, открой немедленно!

Нормально, вообще? То есть если ли бы я не задвинула щеколду, этот пижон просто так вошел бы, не дожидаясь разрешения? А если бы я в этот момент из ванной выходила? Или переодевалась?

Нет, теперь я дверь запирать буду всегда!

– Даш-ша!

Дверь задрожала опять. Рыжий, как и раньше, дергал за ручку, и отступать не собирался. А я не собиралась открывать! И не только из-за твира, который шустро укатился под одну из значительно уменьшившихся груд хлама, а просто потому что Каст вел себя как форменный хам!

В подтверждение этой мысли, из-за двери рыкнули:

– Открыла! Быстро!

Ага. С женой своей в таком тоне говорить будешь.

Но вслух это высказать я не решилась, мне вообще с каждой секундой все страшнее делалось. Дверь-то уже дрожала, ходуном ходила, а щеколда в стальном пазу дребезжала. И глядя на это, мелькали панические мысли – выдержит ли вообще?

А потом меня припечатали ультиматумом:

– Не откроешь – выжгу эту дверь к гхару!

И я как-то сразу поняла: парень не шутит. Возьмет, и сожжет. Сердце сразу ухнуло в желудок, по спине побежал холодок.

– Даш-ша!

– Не ори на меня! – закричала я.

Каст затих, и дверь дергаться перестала. А я судорожно размышляла: вот сейчас этот ненормальный осуществит свою угрозу, и что тогда? Монстр из зеркала сказал – один взгляд на чердак, и любому магу станет ясно, что здесь живет твир. Но я не могу позволить этим гадам обнаружить моего пушистика.

– Зачем ты пришел, Каст?

– Поговорить, – прошипел рыжеволосый.

Я вдохнула поглубже, мысленно пожелала себе удачи и ответила строго:

– Нам не о чем разговаривать.

– Дверь открой, – выдержав очень неприятную паузу, отозвался парень.

– Нам с тобой не о чем разговаривать! – повторила уже смелей.

И тут же вздрогнула, потому что снаружи донеслось:

– Отойди. А то задену ненароком.

Реплика адресовалась мне, и стало ясно, что Каст действительно не отступится. Сердце сжалось в комок, нервы натянулись струнами.

Я молниеносно стянула с себя балахон, отбросила его в сторону и подтянула майку так, чтобы декольте позаметнее стало. Сказала прежним, предельно строгим тоном:

– Не дури, Каст. Я открываю!

И открыла…

И сразу же шагнула навстречу злющему, как потревоженная змея, пижону. Спину при этом держала прямо, чтобы грудь на фоне остальной фигуры не потерялась. Подбородок задрала – это уже для того, чтоб в морду наглую посмотреть, и зубами заскрипела так, что самой страшновато стало.

Но маг мое желание поговорить на пороге или, в идеале, на лестнице, не оценил. Он шагнул навстречу, жестко ухватил меня за талию, и буквально затащил внутрь. Развернулся, причем вместе со мной, и захлопнул дверь. А потом прижал меня к этой самой двери и, нависая огненной скалой, спросил:

– Это у меня-то собственного мнения нет?

Бли-и-ин! Неужели он так сильно от той реплики завелся?

Но брать свои слова назад я все равно не собиралась. Пасовать тем более!

– Каст, будь добр, держи дистанцию.

Я уперлась ладонями в его грудь и парень, кажется, лишь сейчас сообразил, что делает, и в какой позе меня держит.

Он не отскочил, но отступил довольно спешно. Сверкнул черными глазищами, мотнул головой и процедил:

– Ладно, этот вопрос временно отложим. Сначала ты объяснишь, как тебе удалось призвать пульсар.

– Откуда ты знаешь? – искренне удивилась я.

– Я много чего знаю, – сказал Каст, и такие неприятные нотки в его голосе прозвучали…

Отчаянно пытаясь скрыть свой страх, я вновь вздернула подбородок и улыбнулась.

– Так вот почему ты караулил меня в коридоре. А я-то думала…

– Не ерничай, – процедил рыжий. – Так как ты это сделала?

– Понятия не имею, – со вздохом ответила я.

Да, обороты пришлось сбавить, потому что стычка с Кастом ни к чему хорошему не приведет.

– Ты врешь, – сказал рыжий.

А я помотала головой и опять вздохнула. Я играла так, что даже Станиславский поверил бы! Куда уж какому-то недоэльфу?

– Допустим, – неохотно согласился он. – Тогда просто объясни: что ты делала, что в этот момент представляла.

– А тебе зачем? – не удержалась от нового вопроса я.

– Ты первая иномирянка, которой подобное удалось, – помедлив, ответил Каст.

Было в этой ситуации что-то мутное. Ну неужели ему, уроженцу Полара, действительно есть дело до какой-то иномирянки? Может быть, у Каста другой мотив? Но какой?

Правда, озвучивать подозрения я не стала, ибо необходимо было как можно скорее избавиться от парня. Желательно до того, как тот вздумает обернуться, и заметит изменения, произошедшие на чердаке.

– Каст, я на самом деле не знаю. – Теперь мой голос звучал очень тихо. Я даже потупилась, как бы признавая превосходство рыжего.

А он… наконец-то заметил декольте!

Я на свои формы и раньше не жаловалась, а тут и вовсе обрадовалась щедрому дару матушки-природы. И, заодно, поняла, что мужчины Полара ничем не отличаются от наших, когда видят перед собой третий размер. Но так как парень мог опомниться в любой момент, я сразу перешла к делу:

– Извини за то, что наговорила тебе в коридоре. – Да, сдаваться я не собиралась, и раскаяния не чувствовала, но ради твира решила пойти на мировую. – Просто я… мне… не очень сладко в вашем мире.

Каст отвлекся от декольте и посмотрел в глаза. По красивым тонким губам скользнула мимолетная улыбка.

– Я так и понял. Проехали.

Он отступил, освобождая меня из условного плена, а я украдкой выдохнула и бочком-бочком… Потом приоткрыла дверь и улыбнулась. И хотя я старалась держаться дружелюбно, моя улыбка четко говорила: вали отсюда!

И Каст это понял. Ухмыльнулся. Он кивнул и шагнул в проем, но…

Черт, черт, черт! Он все-таки обернулся! Я видела, это было сделано без какого-либо злого умысла, просто случайность. Фатальная, блин, случайность!

– Та-ак, – протянул Каст. – Та-ак.

А дальше все. Играй и улыбайся сколько хочешь, но ничего не изменится.

Рыжий вернулся, закрыл дверь и окинул чердак долгим придирчивым взглядом.

– Тут живет твир, – просто сказал он.

Щелчок пальцами и в воздухе появилась небольшая огненная клетка, а сам Каст присел на корточки и позвал:

– Цыпа-цыпа-цыпа…

– Нет! – воскликнула я. – Нет тут никакого твира!

Мне подарили улыбку. Коварную и нахальную.

– Цыпа-цыпа-цыпа… – шаря взглядом по ближайшей к нам куче хлама, вновь позвал «эльф».

– Каст, прекрати.

– Даша, ты не понимаешь… – маг искренне забавлялся, и это чувствовалось. – Твиры – низшие существа. Они опасны. Они подлежат уничтожению.

– И чем же они опасны?

– Чем? – Рыжий поднялся на ноги, повернулся ко мне, и резко посерьезнел. – Да всем. Хорошо откормленный твир перекусывает человеческую руку за секунду, как прутик. Я уж не говорю о яде, и прочих неприятных моментах вроде шипов и когтей.

Что?!!

– О, вижу ты не знала, – усмехнулся Каст.

Нет. Помесь крокодила с гиеной мне об этом не сказала! И теперь мне кажется… что кто-то из вас двоих врет!

Но упоминать о призраке из зеркала почему-то не хотелось. Я упрямо помотала головой и только. А маг продолжил:

– Голодные, истощенные твиры, такие маленькие, такие милые. И знаешь… так нравятся глупым девочкам…

Та-ак!!! Кажется, я начинаю паниковать!

– И девочки так их любят…

Все ясно. Меня раскусили. И кажется, хотят шантажировать. Что ж, подыграю. Да, подыграю, потому что я не хочу отдавать твира! Я не верю в его кровожадность! Я должна разобраться сама, прежде чем принимать такое решение. К тому же, этот маленький «Иии» мой единственный друг. Не отдам! Ни за что!

– Каст, пожалуйста, не трогай его.

Губы парня растянулись в ухмылке от которой внутри все похолодело. Я ждала условий сделки, и я была убеждена – мне эти условия не понравятся! Но недоэльф поступил умней.

– Это будет наш маленький секрет, – гадко улыбаясь, сообщил он. – Очень маленький, очень пушистый, с большими-пребольшими глазами… Да, Дашунь?

– Да, – выдохнула я обреченно.

– Так, и что там касательно наличия у меня собственного мнения?

Улыбка Каста стала еще шире и противнее, но желание плюнуть ему в рожу я все-таки сдержала. Сказала лишь:

– Ты очень крут, Каст. И очень независим.

Маг удовлетворенно кивнул. Потом щелкнул меня по носу, вновь мазнул взглядом по декольте и вышел. Веселый и радостный, как… как… сволочь!

 

– Значит, твиры не опасны? – прошипела я в зеркало. – Значит, они не кусаются?!

Поверхность стекла пошла рябью и отражение девушки со слегка всклокоченными пшеничными волосами, сменилось изображением монстра.

– Я не говорил, что они не кусаются. И да, они не опасны… когда истощены.

Ах, ну вот и разгадка. Ладно.

– А в остальном? Ты же слышал слова Каста. А теперь скажи мне – это правда?

– Правда, – буркнула помесь гиены с непойми чем. – Твиры сильные, ядовитые, коварные. И именно поэтому подлежат истреблению.

– Хорошо, – продолжила шипеть я. – Теперь объяснить мне, почему этот твир живет на чердаке, а не на кухне, где можно стащить еду?! Или почему он не живет на природе, где наверняка полно зверушек, которых можно поймать и сожрать?!

– Твиры не едят сырого мяса, – как-то виновато прозвучало. – А на кухне и в столовой установлены ловушки. В нашем мире во всех домах такие ставят, как у вас на крыс и мышей. Поэтому он жил здесь.

Ух. Теперь понятно.

 




 

Все это время глазастый пушистый комок сидел в трех шагах и молчаливо ждал. Покорный и даже пофигистичный. Я обернулась, подарила ему натянутую улыбку, и вздрогнула, когда призрак спросил:

– И что ты будешь делать теперь?

– Кормить, разумеется! – грозно рыкнула я.

Монстр в зеркале замер и вытаращил глазюки. Пушистик тоже заметно удивился. Но пушистик говорить еще не мог, поэтому сказал монстр:

– А… почему?

– Не поняла! – я по-прежнему рычала и действительно не понимала.

– Твир опасен, – пояснил монстр осторожно, будто с душевно больной разговаривает. – Когда он вырастит, он…

И все. Я взорвалась. Видимо, накопилось…

– Слушай ты, интриган фигов! – Я грозно ткнула в зеркало пальцем. – Я понимаю, что похожа на дуру, но не до такой же степени! Ты посмотри на пушистика? Просто посмотри на него! Это опасный хищник?!

– Он вырастет…

– Знаю! – перебила я. – А еще я знаю, что агрессии без причины не бывает! Я вижу, как тут относятся ко мне, и понимаю – была бы твиром, я бы им все пооткусывала!

– Ты хочешь сказать, что…

– Да! Я хочу сказать, что убеждена – мы с пушистиком сможем договориться! В моем мире многие люди держат опасных животных, и ничего. А твир, как я понимаю, не просто животное. Он умеет говорить, следовательно, он разумен! Ты думаешь, два разумных существа не смогут найти общий язык?

Монстр шумно сглотнул, хотя казалось бы… чем там глотать? Призрак же.

А я опять пальцем в зеркало ткнула, рыкнула:

– А теперь ответь на еще один вопрос! Почему ты сначала сказал не трогать твира, а потом приказывал мне пойти в ректорат и во всем сознаться?

Монстр потупился, а у меня возникло желание схватить что-нибудь тяжелое и все-таки грохнуть это зеркало. Останавливало только то, что зеркало было единственным, не считая маленького прямоугольника, который висел в ванной, над умывальником.

– Мы тебя проверяли… – со вздохом призналась ехидна крокодилистая. И глазюки прикрыла, и голову в чешуйчатые плечи втянула. – Хотели посмотреть, чем на добро ответишь.

– Мы?!!

Я бросила гневный взгляд на комок меха, а тот…

Эта маленькая зараза поднялась на тонких ножках, развернулась и побежала прятаться в кучу хлама. Бежала неуверенно и качаясь, потому что… да потому что пирожком обожралась! Но глядя на этот демарш, злиться я уже не могла, губы растянулись в улыбке.

– Сволочи, – констатировала тихо. – Банда.

Крыть этим двоим было нечем, так что никто не спорил.

Единственное – меня спросили:

– Даша, а почему ты так разозлилась?

– Потому что предупреждать надо. Выставили меня полной дурой перед этим пижоном…

– А тебе важно его мнение?

Удивительно и невероятно, но сказать четкое «нет» я не смогла.

 

Когда страсти улеглись, я вновь попыталась сесть за учебники. Обе стопки пушистый малыш уже перетащил к столу, книги ждали и манили. Но не тут-то было.

Едва я принялась разбирать стопку учебников для средней школы, тонконогий интриган выбрался из укрытия и важно посеменил в мою сторону. Поскольку я все еще сердилась, этот маневр проигнорировала. А твир остановился в двух шагах, выждал с пару минут и, поняв, что так моего внимания не добиться, принялся подпрыгивать на месте.

Я сделала вид, что не замечаю, но меховой шарик упорствовал. Он прыгал все выше и быстрее, а потом заголосил:

– И-и-и!

Это было забавно и так искренне, что просто взять и отмахнуться не могла. К тому же любопытство пробрало: что ему, мохнатому, надо?

– Что? – вслух спросила я, притворяясь строгой и непримиримой.

– И-и! И-и-и! – повторил пушистик и попрыгал вглубь чердака.

Конечно, я поняла, что твир зовет за собой, но прощать эту парочку интриганов вот так, сразу, не собиралась. Стоило немного поломаться, чтобы не думали, что я такая отходчивая. А то вообще на шею сядут.

Твиру пришлось повторить свой маневр трижды, и только потом я со стоном поднялась, буркнула «ладно», и пошла за ним. А вот дальше начались странности…

Малыш привел меня в угол чердака, самый темный и пока еще грязный, и запрыгал вокруг… ну, даже не знаю, как это назвать. В принципе, шкаф. Но слишком узкий для обычного платяного шкафа в старинном стиле, и какой-то странный. К тому же, у него отсутствовали дверцы.

– И-и-и!

Шарик откатился в сторону, а я, проследив за твиром взглядом, обнаружила резную деревяшку, которая сильно походила на дверцу от этого самого шкафа. Потом твир метнулся в другую сторону, и среди сваленного на чердаке хлама, я заметила вторую.

– Ну, и? – спросила у твира.

Мелочь мохнатая совершила еще один прыжок, закатилась под шкаф, а выкатилась вместе с небольшим продолговатым предметом. Сей предмет немедля был положен мне под ноги. Нагнувшись, чтобы его рассмотреть, я обнаружила, что это отвертка, с обломанной деревянной ручкой.

Хм…

– И-и-и! – подпрыгнув на добрых полметра, воодушевленно сообщил шарик.

Я нахмурилась и одарила твира скептическим взглядом. Было совершенно ясно – малыш предлагает мне заняться ремонтом шкафа. Но почему? Ведь всю остальную мебель твир чинил сам. Не знаю, как ему, при подобном строении тела и мизерной массе это удавалось, но ведь удалось же. А что не так с этим шкафом?

Последний вопрос задала вслух, но ответом мне стало все то же воодушевленное:

– И-и-и!

Очень информативно.

– Ладно. Попробую, – буркнула я, поднимая с пола отвертку и отправляясь за первой из дверок. – Но не уверена, что получится.

Вообще, заниматься шкафом не хотелось совершенно. Во-первых, я с инструментами не дружу, как-то не приходилось по жизни – девушка ведь. Во-вторых, шкаф мне совершенно, абсолютно не нужен – вещей-то нет. В-третьих, у стола учебники лежат, а учебники – это знания и магия, плюс, возможность утереть нос некоторым противным, и вернуться домой.

Но за дело я все-таки взялась, потому что было стыдно оказать твиру. Он же такой маленький, и столько всего сделал сам, без помощников… И еще, как мне помнилось, твир сродни нашему домовому. Стало быть, для него важен уют и порядок места, в котором обитает.

Наверное, твир и раньше бы уборку сделал, но был слишком истощен. А, может, жил в грязюке еще и потому, что иначе бы его обнаружили. А так как теперь есть я, и это моя территория, которая запирается на замок (кстати, надо все-таки стребовать с коменданта ключ), то можно и разгуляться.

Как бы там ни было, я ухватилась за первую деревяшку и потащила ее к шкафу. Тяжелая, блин! Килограмм в… много. Потом, кряхтя, ворча и потея, дотащила вторую. Твир, тем временем, раздобыл где-то кучу то ли болтиков, то ли винтиков, и приволок мне. А после этого я начала собирать шкаф. Точнее, прикручивать дверцы к болтающимся на каркасе петлям.

Первые полчаса я держалась. И даже помнила о том, что я – девочка приличная, то есть матом не ругаюсь. Но терпение, как ни странно, оказалось не безграничным. И через те самые полчаса мне стало глубоко плевать и на воспитание, и на все остальное.

Да, это был мат! Громкий, отборный, изобретательный! Он посвящался, прежде всего, болтикам и дверцам, которые никак не желали прикручиваться, но потом моя фантазия пошла дальше, так что досталось всем. И миру этому ущербному, и фон Глуну, который меня сюда притащил, и ректору с комендантом, и сокурсникам. А уж как я вспоминала Каста…

Урод напыщенный. Сволочь рыжая. Пижон доморощенный. Шантажист!

Вот чего он ко мне прикопался? По какому поводу? Понимаю, если бы Дорс именно его, рыжего, к потолку подвесил! Так ведь нет! Каст от диверсии моего гостя не пострадал. А дальше… Ну какое ему дело до моего пульсара?! И чего он так завелся от слов какой-то иномирянки, от которой его воротит? Нафига дверь ломал? И…

– И-и-и! – Это уже не твир, а я. От отчаяния.

Чтобы я еще хоть раз взялась за отвертку или приблизилась к разобранной мебели? Да ни за что!!!

И все-таки я справилась.

Это было долго, трудно, нудно, практически невозможно, но я смогла. Вытирая пот со лба и осматривая кривовато, но все-таки повешенные дверцы, сказала:

– В первый и последний раз.

– И-и-и! – в этом нечленораздельном писке слышалось согласие. Или меня уже глючить от усталости начало?

Опустившись на пол, я отдышалась, и только после этого обратила внимание на одежду. В запале борьбы со шкафом о ней вообще не думалось, а теперь…

– Бли-ин! Да что за невезуха! – простонала я.

Увы, работа сборщиком мебели на пользу внешнему виду не пошла. Как и вчера – я была жутко грязной.

Ну вот. Снова придется идти на ужин в мантии. Хотя… если вспомнить, что у меня всего один комплект одежды, то какая разница, в чем идти? Все равно буду выглядеть нищенкой, на фоне расфуфыренных местных жителей.

– О чем печалишься? – вырвал из тяжких раздумий ехидный зазеркальный монстр.

– Переодеться не во что, – сообщила я очевидное.

– Да ла-адно? – Протянул призрак.

И столько изумления в голосе, будто действительно не знает. Будто моих утренних танцев вокруг чистой одежды совсем-совсем не видел.

– Слушай, я понимаю, что тебе весело, но хотя бы немного такта прояви, – раздраженно процедила я.

– А что я такого сказал? – вновь изумился монстр.

А мохнатик, который в сборке шкафа фактически не участвовал и совсем не устал, с искренней радостью запрыгал вокруг меня. И глядя на это, я вдруг поймала себя на мысли, что… в общем, плохо физический труд на мой характер влияет. Кровожадной становлюсь.

– Нет, и все-таки, – снова заговорило страшилище. – Что тебя не устраивает в твоем гардеробе?

Можно было не отвечать, но я сорвалась:

– Его отсутствие! Нет у меня вещей! Вообще нет!

Повисла недолгая пауза, а потом призрак вкрадчиво уточнил:

– А в шкафу смотрела?

И я поверила. Сразу, безоговорочно, как последняя дура! Вскочила, распахнула самолично прикрученные створки, а там… кукиш.

Последовавший за этим делом ржач, который даже маленький твир поддержал, не разозлил, а откровенно обидел.

– Сволочи вы, – тихо сказала я.

Как ни странно, меня услышали и даже смеяться перестали.

– Теперь закрой шкаф, закрой глаза и представь, что бы тебе хотелось в шкафу увидеть, – посоветовал призрак.

И хотя его голос звучал очень серьезно, я уже успела убедиться в актерских талантах этого заразы. Поэтому просто захлопнула дверцу и пошла в ванную.

Не дошла. Буквально через три шага меня нагнал возглас:

– Даш, ну ты чего?!

Чего-чего… второй раз попадаться на одну и ту же шутку я не намерена.

– Даша, я не шучу! – заубеждал призрак. – Просто шкаф так устроен. Нужно хорошо понимать, что ты хочешь из него извлечь, и тогда все будет.

– Ага. Конечно, – не останавливаясь, буркнула я.

– Даша…

Я бы ни за что не вернулась к пыльному антиквариату, если бы к монстру не присоединился твир.

– И-и-и! – сказал шарик. – И-и-и!

Прозвучало это очень жалобно, а когда я обернулась, столкнулась со взглядом таких огромных, и таких честных глаз…

– И-и-и, – повторил шарик на ножках тихо.

– Хочешь сказать, что в этот раз не врете? – Уточнила я.

Малыш поднялся на лапках и начал раскачиваться из стороны в сторону. Типа нет.

Мысленно проклиная свою доверчивость и глупость – а как еще назвать трудовой запал, в результате которого я вся перепачкалась? – подошла к шкафу. Послушно закрыла глаза и вообразила огромный пушистый банный халат. Представляла настолько детально, насколько могла. А открыв тяжелые старинные створки…

Короче, несмотря на писклявые заверения твира, я не верила. До последнего. Поэтому, увидев висящую на перекладине вешалку с халатом, нервно сглотнула и снова закрыла шкаф. Может если закрыть, глюк развеется?

Но когда открыла шкаф снова, халат никуда не исчез. Он был дьявольски материален!

– Ну ничего себе… – выдохнула я ошарашено. – Вот это я понимаю, магия.

– Угу, магия, – согласилась ехидна из зеркала.

– И-и-и! – радостно поддержал твир.

А я вдруг поняла:

– Ты не мог починить этот шкаф самостоятельно, потому что он магический?

Пушистый малыш закивал.

– Вау!

Вытащив из шкафа халат и перекинув его через руку, я опять дверцы шкафа закрыла. Зажмурилась сильно-сильно, и вообразила любимые джинсы, любимую же футболку с изображением двух свившихся хвостами котиков, и кроссы.

И – о чудо! Все появилось! Все!

Радостный визг мог сотрясти весь замок до основания, но я вовремя прикусила язык. Так что визжала тихо, но качественно.

– Мои! Мои любимые джинсики!!! А!!! Кроссы! Маечка! Я больше не нищенка!

– Твои? – вклинился монстр. – У-у, какая порядочная девочка.

Он говорил тихо, но я расслышала. Замерла, обернулась к зеркалу и вопросительно приподняла бровь.

– Поясни, пожалуйста.

– А что тут пояснять? – Хмыкнул тот. – Преобразовать воздух в материю довольно сложно, этим на практике никто не занимается. А в остальном: если где-то что-то появилось, значит, где-то что-то пропало. Соображаешь?

Я сообразила.

– То есть, если я представлю вещь, которая принадлежит не мне…

– То она тоже появится в шкафу. А там, где она находилась раньше – увы, ничего не останется, – подтвердил догадку призрак.

Тут же закрыв шкаф, я вообразила еще одни джинсы, с бисерной вышивкой и блестками. Эти джинсы я помнила о-очень хорошо!

И они тоже появились. Только в отличие от моей одежды и халата, на котором ценник болтался, были очень мятыми и слегка заношенными.

– Хм… Даш, а это что? – удивился монстр.

Я обернулась и радостно продемонстрировала ехидне свое приобретение.

– Какие-то не очень красивые, – сообщил тот. – И не новые.

Ага. Это сейчас они некрасивые, и вышивка кажется убогой. А в десятом классе, когда я дала «поносить» джинсы Алиске, они были волшебными! Но Алиска, зараза, их загуляла, и так и не отдала. Я два месяца за ней ходила с требованием вернуть. Страдала, даже плакала. И с тех пор ни с кем одеждой не менялась, а с Алиской вообще не разговаривала.

Так что плевать на помятость, главное – я все-таки их вернула!

– Кстати, а этот шкаф только на одежде и обуви специализируется? – налюбовавшись потерей, спросила я.

– А тебе что, золото и бриллианты нужны? – вернулся к ехидной манере разговора монстр.

– Ну…

Нет, сказать этого вслух я не могла, однако, если честно, и впрямь не отказалась бы от пары колечек. Понятно, что это воровство, но… я же совсем без денег. А жить без денег, особенно в совершенно чужом месте и среди враждебно настроенных незнакомцев, стремно.

– Нет, не золото, – нашлась я. – Мне еще тетради нужны, средства гигиены. В общем, много всего.

– Увы, не получится, – отрицательно покачал головой призрак. – Только одежда и обувь.

А не расстроюсь! Потому что и это очень-очень неплохо!

Вот в таком, суперском настроении я и отправилась в ванную, чтобы умыться и переодеться в чистое. Правда почти тотчас была остановлена вопросом:

– Ты действительно собираешься идти на ужин в этом?

– Ну да, – недоуменно подтвердила я. – А что?

Монстр тяжко вздохнул.

 




 

– Слушай, я, конечно, в справочники и советчики не нанимался, но делать этого все же не рекомендую. Ты думаешь, этот шкаф просто так разобрали и на чердак бросили?

Я задумалась.

Если где-то что-то появляется, значит, где-то что-то пропадает. Я – иномирянка, я об одежде из своего мира думала. А будь я уроженкой Полара, о чем бы помечтала? В общем, с причинами, побудившими магов разобрать шкаф, все понятно.

– У тебя нет вещей, – продолжал монстр, – об этом все знают. Если придешь в другой одежде, возникнут вопросы. Про шкаф сходу никто не вспомнит, но рано или поздно догадаются, или вообще обыск на чердаке устроят. И тогда ты останешься и без шкафа, и без твира.

М-да… перспективка безрадостная.

– Спасибо, – сказала я. – Ты прав. Будем маскироваться!

Пришлось снова вернуться и опять воспользоваться волшебным шкафом. Через минуту в руках у меня были юбка и майка, аналогичные тем, которые я столь неосмотрительно испачкала. И новая упаковка колготок.

А что? А почему нет? Буду ходить в одежде похожей на ту, в которой пришла в этот мир. Пусть думают, что я по-прежнему нищенка, мне не жалко. Тем более что выпендриваться мне тут не перед кем.

 

Кракозябр зазеркальный в справочники по-прежнему не нанимался, но снова помог.

Не знаю, откуда, но ему было известно, когда именно начинается ужин, и вместе мы вычислили момент для визита к коменданту. А едва все маги Огня свалили кушать, я, воспользовавшись тем, что в башне никого не осталось, забежала к «нашему уважаемому Вирселю» и раздобыла ключ. После чего, заперев чердак, с чистой совестью отправилась в столовую.

Вчера мне уже удалось познакомиться с местной модой – она была необычной, но не слишком. Принципиальное отличие от нашего мира оказалось только одно: коротких юбок тут не носили, минимум – на ладонь ниже колен. Я прекрасно понимала, что опять буду выделяться (вернее – буду выделяться всегда, потому что мне предстоит ходить в «одной и той же» одежде), но комплексовать по этому поводу и не думала.

Ну, да, ворона. Да, белая. И что?

Зато у меня ноги красивые! Есть, что показать!

И стыдно не будет совершенно – простите, в моем мире все так ходят, а ваше поларское целомудрие мне до кисточки.

Именно с таким настроем я вошла в огромную, наполненную запахами еды столовую. Гордо и независимо взяла поднос, прошлась вдоль стеклянного прилавка и направилась за единственный пустующий столик. Собственный.

Зона отчуждения? А, плевать! Зато не нужно толкаться локтями с соседями и слушать чужое чавканье.

Я держала маску независимости и пофигизма, но по сторонам все-таки искоса посматривала. И, наблюдая за реакцией окружающих, стоило больших усилий сдерживать лучистую улыбку! Да-да, длина моей юбки незамеченной не осталась, и произвела небольшой, но фурор… среди парней. Слюни они, конечно, не пускали, но смотрели очень заинтересованно. У некоторых даже рот приоткрылся, а кое-кому прилетел подзатыльник от подруги.

Последнее было особенно приятно – да, мелкая, но все-таки месть! Причем чужими руками.

Жаль только, наслаждаться общим вниманием мне выпало недолго…

– Куда прешь?! – внезапно донеслось откуда-то сзади.

– Тебя не спросил! – прошипели в ответ.

Я, как и все, обернулась, и сразу же забыла и про вкуснейшее жаркое, и о десерте с компотом. Ибо там, в проходе, рядом со стеклянным прилавком, встретились двое. Огонь и вода. Каст и Дорс.

Не знаю, кто кого задел, но это было уже неважно.

– Надо же… – протянул Дорс. – Целое лето прошло, а ты все такой же тощий прыщ.

Водники и некоторые из магов земли и воздуха, заулыбались, кто-то даже хихикнул. Я тоже улыбки не сдержала, потому что на фоне широкоплечего Дорса Каст и впрямь казался несколько тонковатым.

– Надо же… – подражая голосу противника, протянул рыжеволосый. – Целое лето прошло, а ты по-прежнему носишь с собой собачью мочу? – Каст кивнул на пояс Дорса, где, как я уже знала, пузырек с водой находится.

Теперь улыбались огневики и, опять же, кое-кто из магов земли и воздуха.

– Что? Жажда мучает? – с хищной улыбкой спросил «синий». – Так я не жадный, я налью.

После этих слов, по моему разумению, Дорс должен был потянуться за оружием, то есть за водой. Но он этого не сделал. Каст, впрочем, тоже не спешил призывать огонь, а стоял и с вызовом смотрел на мага Воды.

Остальные студиозусы просто сидели и наслаждались шоу. Разве что женщины, которые на раздаче были, поспешили убраться подальше и дружно помчались к небольшой двери, которая, судя по всему, вела на кухню.

– Нальешь? – тем временем, продолжил язвить рыжий. – А я думал, тебя уже вылечили от недержания.

– Зато тебя, как понимаю, лечить даже не пробовали, – парировал водник. – Что, прыщ? Безнадежен, да?

А в следующее мгновение они сцепились. Как обычные склочные мальчишки, без магии, врукопашную. Дорс банальнейшим образом схватил «эльфа» за грудки, Каст ответил тем же.

– Урою! – Прорычал «синий».

– Попробуй! – с кривой улыбкой, выплюнул Каст… и взмыл в воздух!

Не сам, разумеется, а с подачи Дорса. Перелетел через ближайший стол, рухнул на пол, но тут же подскочил и ринулся на водника. Поединок двух парней грозил перерасти в нечто поистине масштабное! Но…

– А ну прекратили!!! – Этот рык заставил содрогнуться даже мирного зрителя в моем лице. – Остыли! Оба!

Из уст профессора фон Глуна, огненного, в общем-то, мага, предложение остыть звучало не очень логично, но жуть как страшно. Дуэлянты недоделанные резко отскочили друг от друга и замерли, нервные и крайне недовольные вмешательством Глуна в драку.

А тот стремительно приблизился. И, глядя на прямую спину, резкие движения и выражение холодного бешенства на профессорском лице, я пришла к выводу, что со мной Глун общался очень даже вежливо.

– Что вы себе позволяете, господа студенты? – леденючим голосом процедил брюнет. – Или забыли, что драки в Академии запрещены?

Оп-па. Интере-есно.

– Мы без магии… – попытался оправдаться Каст.

– А мне начхать! – взревел Глун. – В деканат, быстро!

Реплика была обращена именно к магу Огня, над Дорсом Глун точно был не властен. Но на водника тоже управа нашлась: буквально через несколько секунд в столовой еще один препод объявился – бородач в синей мантии.

– Опять?! – прошипел бородатый, обращаясь к Дорсу. – Учебный год только начался!

Хм. Кажется, я эти слова уже слышала.

– Быстро за мной!

«Синий» скорчил недовольную гримасу, но подчинился и поплелся за бородачом к выходу.

Надо отметить, что вопреки ожиданиям о продолжении всеобщей потасовки, спокойная атмосфера воцарилась в столовой практически сразу после их ухода. Из чего я сделала вывод: Дорс и Каст давнишние противники. Но это ерунда. Гораздо важнее другое – кажется, у меня появился сообщник. Он об этом, конечно, еще не знает, но точно не откажется.

И, судя по тому, что Дорс совершил только одну диверсию в общаге огневиков, приглашение, которое давала я, разовое. Интересно, а безлимитные приглашения бывают? Наверное, бывают, вопрос только в формулировке.

Что ж… держись общага! Скоро тебе будет ой как несладко!

 

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное