Новинки книг

Танец Огня. Глава 9

Глава девятая

 

За эту ночь Кузя заметно подрос. Правда, внешне не изменился, по-прежнему напоминая непропорциональный бордовый огурец с короткими лапками, глазками и маленьким, но чертовски лохматым хвостиком.

Виляя этим самым хвостиком, Кузьма проводил меня до двери, а когда я вышла, запер ее на все три щеколды. Понятия не имею как твиру, при его габаритах и строении тела, это удалось, но тем не менее.

Расслышав три щелчка и сосредоточенное, тихое «Фсе!», я кивнула и со своей стороны закрыла дверь на ключ – уже не столько для защиты, а так, по приколу. На случай, если в мое отсутствие сюда какой-нибудь рыжий-бесстыжий с отмычкой явится. Чтоб он, зараза, как следует помучался, прежде чем понять, что дверь заперта изнутри.

И с чистой совестью отправилась на завтрак.

В башне факультета Огня было непривычно тихо. На лестнице никто не встретился, но это не напрягало, а наоборот, порадовало. Зато в столовой народу оказалось куда больше, чем ожидала. И, кстати, стало понятно, почему в общаге пусто – все «наши» находились тут. Да и вообще, все факультеты, похоже, не только завтракали, но и активно что-то обсуждали.

По обрывкам доносившихся со всех сторон разговоров, я поняла, что вскоре ожидается какой-то местный праздник, и практически все девушки обсуждали, какие наряды наденут. Вот только что за праздник – студенческий, или общенародный – так и не разобрала.

Впрочем, какая разница? От местной культуры я далека, от местного студенчества тоже. Да и вообще, даже если я на этот праздник и попаду, наряд выбирать не из чего. Нет, у меня, конечно, есть чудо-шкаф, но использовать его нельзя – ибо палево.

В общем, отбросив неприятные мысли, я прогулялась с подносом вдоль стеклянного прилавка и привычно направилась за свой собственный, отдельный, можно сказать элитный столик. Села. Потом огляделась еще раз.

И вот какая странность… точнее, несколько странностей обнаружились. Во-первых, я не нашла Дорса, во-вторых – не увидела Каста. Ну а рыженькая «эльфийка» Кэсси, с которой случайно встретилась глазами, как-то виновато улыбнулась и сразу же потупилась.

Раньше я никогда не была склонна к паранойе, но эта ее реакция, да еще на фоне отсутствия «королей» враждующих факультетов, напрягла очень. Поэтому завтраком я буквально давилась, чтобы побыстрее вернуться на чердак и задать несколько вопросов моему чешуйчатому справочнику.

Если что-то происходит или произошло – Зяба точно в курсе, и информацией непременно поделится. Но что, черт возьми, могло случиться?

Или все-таки паранойя?

Или…

Кое-как заглотив завтрак и завернув в салфетку пирожок с повидлом, я отнесла поднос к столу для посуды и помчалась в общагу. От коридора, ведущего в башню Огня, отделял всего один зал, и… вот там-то меня и подловили.

Дорс!

Он появился, словно из ниоткуда, загородил дорогу и с широченной улыбкой зычно поприветствовал:

– Доброе утро, Дашка!

Я откровенно растерялась.

Блондин держал в руках большой и, судя по всему увесистый, бумажный пакет. То есть, он не пришел на завтрак, потому что в город мотался? Хотя мне-то какая разница? Главное, какого черта он делает сейчас?

Понимая, чем грозит это публичное приветствие, я отвела глаза и попыталась обойти водника, чтобы в случае чего с умным видом заявить – «синий» просто обознался. И этот самый «синий» прекрасно понял мой порыв, но вместо того, чтобы помочь, дернулся в ту же сторону, вновь закрыв путь.

– Да не торопись ты!

В его голосе звучало веселье, вот только мне смешно не было. Ни капельки. Наоборот, страшно стало. Нас же… черт, нас даже не «увидят», а уже увидели.

– Дорс! – шикнула я. – Ты что творишь?!

Но вместо того, чтобы как-то сгладить ситуацию или хотя бы отойти в сторону, этот ненормальный тип торжественно заявил:

– А у меня для тебя подарок! – И пакет ладонью погладил.

Я мысленно взвыла. Все. Приехали.

Не нужно было оглядываться, чтобы понять – все, кто был в зале, побросали дела и смотрят на нас. А те, кого в зале до этого момента не было, уже в темпе подтягиваются к месту шоу. И если учесть, что в столовке находился весь факультет Огня… В общем, я труп.

Приличные слова кончились, остался только мат. Но я все-таки нашла в себе силы ответить культурно.

– Дорс, ты издеваешься?

– Нет, Дашунь, не издеваюсь. Совсем наоборот – я тут с крайне важной и полезной для тебя миссией.

Водник улыбнулся шире прежнего и с последними словами буквально впихнул тяжелый пакет мне в руки. Я взяла, чисто рефлекторно, а потом поняла: это же гуманитарная помощь нищим иномирцам! Но… Дорс, черт его побери! Неужели он не понимает, как сейчас меня подставил?!

– Дашка, успокойся, – наклонившись, шепнул парень. – Никто тебе ничего не сделает. Все хорошо. Все в порядке.

Да?! А слабо объяснить это застывшему на пороге зала Касту?!

Высказать этот вопрос вслух я не успела. В зале стало очень-очень тихо, и Дорс, словно почувствовав, обернулся и тоже рыжего «эльфа» увидел. А «эльф» не просто злился, он был взбешен. И когда первая оторопь при виде нас с него спала, Каст медленно, но очень угрожающе начал приближаться к нам. При этом глаза его, к моему ужасу, натурально светились алым!

Мамочки! Я уже не просто труп, я пепел от трупа!

А вот Дорсу бояться было нечего. Видимо поэтому он и бросил лениво:

– Чего тебе, Каст?

– Крови, – прошептала я, и осеклась под убийственным взглядом пылающих огнем глаз.

Нет, я даже не пепел. Я молекулы и атомы, через адронный коллайдер пропущенные.

– Значит, это все-таки ты, – прошипел рыжий, приблизившись и глядя на меня в упор. – Ты впустила «синих». Так, и за что же ты продалась?

Он потянулся к пакету, который я, к слову, с огромным трудом удерживала, но был остановлен холодным:

– Каст! Руки!

Ух! Я и не знала, что добряк-Дорс умеет вот так.

– Вот, значит, что, – прошипел рыжий.

Что, простите, «что»?

Я все-таки не выдержала, обернулась. И мои самые худшие опасения подтвердились – за спиной стояла толпа вывалившегося из столовой народа. Лиц я уже не различала, но понимала, там все: и огневики, и водники, и маги земли с магами воздуха в придачу. И если последние не факт, что в курсе последних разборок (вернее, диверсий), то первые…

Короче, все. Допрыгалась.

– Успокойся.

Я вздрогнула и не сразу поняла, что реплика Дорса предназначается не мне.

– Я тебя… – начал было Каст. Эти слова, как ни странно, тоже не мне адресовались.

– Успокойся. – Жестко повторил Дорс и кивнул в сторону. – Пойдем, отойдем. Обсудить кое-что нужно.

Пижон не ответил. Просто развернулся и молча потопал в указанном направлении. Массивный белобрысый водник последовал за ним.

А я осталась одна. С тяжеленным пакетом и осознанием того, что очень хочу жить. И я даже согласна остаться в этом мире и стать очень хорошим магом! И я даже вторую Норрийскую империю создавать не буду!

Черт. Кажется, это истерика.

Меня никто не тронул. Вообще. В Академии вдруг такое спокойствие воцарилось удивительное. Невообразимое! После того, как Дорс переговорил с Кастом, меня просто отпустили к себе, и даже сверток отбирать не стали!

При этом Каст хоть и по-прежнему выглядел злым, но теперь злился явно не на меня, и обвинениями в пособничестве водникам больше не кидался. А когда кто-то из сокурсниц попытался на эту тему заикнуться, шикнул на девчонку так, что та аж побелела с перепуга.

И почему, спрашивается? Что, черт побери, Дорс ему наговорил?!

Стуча зубами от надвигающейся истерики, я буквально взлетела на чердак. Отперла замок, дождалась щелчков щеколд твира,  зашла… и впала в натуральный ступор!

Потому что здесь новый сюрприз обнаружился, на этот раз убийственный: на чайном столике лежал пухлый букет алых роз.

Но ведь  дверь была закрыта! На замок и три щеколды, черт их дери! Три!!!

На мой с трудом выдавленный писк-вопрос «откуда?», Кузя со вздохом ответил:

– Ка-а-ас…

И все. Я окончательно выпала в осадок.

Лишь через несколько минут, когда я немного пришла в себя и вновь обрела дар речи, удалось выяснить подробности. Оказывается, едва я ушла на завтрак, у двери нарисовался пижон. Как и в прошлый раз, он без зазрений совести воспользовался отмычкой, а потом, путем грубого шантажа, заставил твира отпереть дверь и втащил сей цветочный презент.

А уходил Каст, по словам Зябы, безмерно довольный собой, даже песенку какую-то насвистывал. И вновь воспользовался отмычкой, но на этот раз для того, чтобы запереть дверь и не испортить хозяйке чердака сюрприз.

Вот такие дела.

И что теперь с этим чертовым букетом делать? Выбросить? Хотя… вообще-то розы красивые, и, все-таки, не виноваты, что их прислал такой моральный урод…

Я подошла к столику и поставила рядом переданный Дорсом пакет. Потом растерянно подняла цветы и внезапно обнаружила под ними небольшую карточку с золотым обрезом. На ней небрежным, но сильным почерком было написано: «Моей страстной крошке. Жду следующей встречи. Каст».

Злость в душе вспыхнула с дикой силой, а нервы окончательно сдали.

– С-с-скотина! – не сдержавшись, взвыла я. – Какая я тебе крошка?! И с какого черта я вообще – твоя?!

Рывок к окну – и букет улетел куда-то вниз. Еще рывок – и я с яростью разрываю чертову визитку на множество мельчайших кусочков.

– Да-аш! Ну, Даш, успокойся!

 




 

Только оклик призрака и запрыгавший в беспокойстве рядом твир позволили хоть как-то вновь взять себя в руки.

– Ненавижу. – Я скрипнула зубами. – Зяба, ну вот чего он ко мне пристал? Что вообще тут происходит, а?

На первый вопрос монстр отвечать не стал. Зато у него другая информация имелась, и весьма любопытная.

А точнее, Кракозябр вкратце пересказал разговор двух «королей». Дорс и Каст умудрились устроить разборку неподалеку от зеркала, а любопытный монстр, разумеется, все услышал.

Оказалось, Дорс наехал на рыжего по полной программе. Выкатил ему претензию, мол, король ты или кто? Девчонку с твоего факультета на произвол судьбы бросили, на грязный чердак заселили, ни одеждой, ни личными вещами не обеспечили. А ты, вместо того чтобы помочь, больше всех над нею глумишься. Ну и что, что она иномирянка. Она, мол, девчонка, понимаешь?

В общем, по словам Дорса, после такого весь огненный факультет полным дерьмом в глазах остальных выглядел.

Интонации, и выражения у водника при этом, как рассказал Зяба, были такими, что даже у него, призрачного монстра, уши завяли и поджилки затряслись. Хотя тот же Зяба признал – водник Касту не угрожал, просто раскладывал ситуацию по полочкам, а заодно пенял на какой-то их «королевский» устав. Причем обещался при его игнорировании выставить это нарушение на обсуждение королей всех четырех факультетов. А это, насколько я поняла из объяснений, могло грозить Касту снятием с должности даже не взирая на мнение народа с факультета Огня. Каст в это момент молчал, и даже не шипел, но выражение лица, по признанию Зябы, было жутким.

Кроме этого, Дорс рассказал рыжему, как именно устраивались диверсии в башне Огня. И даже сообщил, в каком месте защиты у огневиков дыра.

Вот в этом месте я изумленно охнула. Что же это, получается, Дорсу моя помощь и не нужна была?

– Нужна, нужна, – проворчал призрак. – Насколько я понял, это та самая слабина, которую твой приятель еще в прошлом году нашел. Он ведь еще тогда Касту грозился пакостить начать. Вот только эту слабину вскрывать долго и сложно. Во-первых, не факт, что огневики не засекли бы, а во-вторых, сил после этого на диверсию осталось бы намного меньше. Так что в одиночку Дорс бы не справился точно. Но Каст в такие подробности вряд ли будет вдаваться, он сейчас совсем другим, полагаю, озабочен.

– Это чем же? – буркнула я.

– Так ведь Дорс-то прав оказался насчет соблюдения устава «королевского», – Зяба хмыкнул. – Касту теперь разруливать положение придется и народу ситуацию разъяснять. Да при этом надо будет постараться не потерять лицо. В общем, проблем у него более чем достаточно.

Я фыркнула и скривилась. Даже тени сочувствия не испытала.

– Так ему и надо.

– Угу. Только знаешь, Дашка…

Зяба замолчал, а я не выдержала, поторопила:

– Что?

– Не хочу тебя расстраивать, но Каст все равно не отстанет, – выдал призрак. – Он на тебя запал. Причем сильно.

О! Ну да, разумеется. И я даже знаю, что именно пижону от меня нужно! Он мне это вчера, у двери, очень наглядно продемонстрировал. А записка, приложенная к букету, иллюзии развеяла окончательно.

Рыжему нужна постель. Рыжий решил, что я слабее, и что мною можно воспользоваться. Парни его типа часто именно с этой позиции на девушек смотрят.

– Каст идет лесом, – вслух заключила я.

– Дашка, я понимаю, о чем ты подумала, но ты неправа, – неожиданно не согласился Зяба. – Ты ему действительно нравишься. По-настоящему.

– С чего такие выводы?

– Ты первая, кому Каст цветы подарил. И единственная, за кем он пытается ухаживать.

Я поперхнулась.

– Вот это все ты называешь «ухаживаниями»?!

– Ага, – уверенно подтвердил призрак. – Просто у Каста опыта в этом деле нет. Он никогда прежде расположения девушек не искал, они всегда сами приходили.

– Дуры, – не удержалась от комментария я.

Зяба вздохнул, но спорить не стал.

Вот и поговорили.

 

В свертке, преподнесенном Дорсом, оказались тетради, ручки, карандаши и прочая необходимая мне как воздух канцелярская мелочевка. Это несказанно обрадовало, потому что единственная тетрадь, выданная Глорией, была почти исписана.

Но не скрою, кроме радости, я испытывала и сильное смущение. Просто быть нищенкой само по себе стремно, а быть нищенкой на довольствии неприятно вдвойне. В общем, пусть я и знала, что не виновата во всей этой ситуации с вещами, но в данном случае, это не особо успокаивало. Все равно краснела и чувствовала себя не только нищей, но и жалкой.

И это была основная причина, по которой я не пошла на обед. Просто не могла дать гарантии, что, оказавшись на людях, смогу удержать лицо, а увидев Дорса, или Кэсси, или кого-то еще, не засмущаюсь.

А я не хочу, я просто не имею права становиться жертвой. Поэтому… сидим и обретаем душевное спокойствие. Да-да, именно так – сидим и обретаем.

Ну а вторым поводом остаться на чердаке был Каст.

На рыжего я злилась, причем, чем дальше, тем сильнее. И дело было совсем не в букете с запиской – это уже прошло, и не в намерениях. Точнее, не только в них, ибо намерения к делу не пришьешь. Ну и не в гипотетической симпатии, конечно. Причина злости заключалась в том, что пижон посмел пробраться на чердак в мое отсутствие.

Это, простите, свинство. Чердак – моя территория. Мое личное, законное убежище. Он не имел права так поступать, даже из самых лучших побуждений!

Вот как мне после этой его выходки тут жить? Как ложиться спать, зная, что «величество» недобитое может взять и без спросу ввалиться «в гости»?

Но, несмотря на переизбыток эмоций, слишком хорошо понимала – мне нельзя ссориться с Кастом. Только не сейчас.

Он – король, причем король, которому «подкрутили хвост». В данный момент Каст занимается тем, что строит «подданных» на предмет терпимого отношения к иномирянке. А что будет, если я не сдержусь и вылью на него все те слова, которые вертятся на языке? И, тем более, если у нашего разговора найдутся свидетели?

Убеждена на двести процентов – Каст не стерпит, и все усилия Дорса по налаживанию моей жизни пойдут прахом. Рыжий пижон меня по стенке размажет, и ему даже возразить не смогут, потому что это будет ситуация из серии «сама нарвалась».

Отсюда вывод: встречаться с Кастом сейчас нельзя, потому что на данный момент я сдерживаться неспособна. Следовательно, опять-таки… сидим и обретаем душевное спокойствие. Сидим, блин, и обретаем!!!

И уже совсем отдельно – стараемся не злиться на себя за то, что выходной потрачен самым бездарным образом. Да, он еще не закончился, но уже потрачен!

Изначально я собиралась посвятить его учебе, а в итоге – ноль. То есть, несмотря на взвинченное состояние, я все же честно попыталась сесть за учебники, но ничего не вышло. Буквы послушно складывались в слова, слова в предложения, но смысл этих предложений до мозга не доходил.

Хотя вру. Кое-что все-таки дошло. С горя я открыла учебник из серии «говорильня» с красноречивым названием «Философия магии Огня». И вот там, едва ли не через страницу, ограненным бриллиантом блистала мысль: раскройте свою душу, и вот тогда обретете истинную силу.

Капец! Душу, блин, раскройте!

Некстати снова вспомнился Каст. Этот, как метко подметил Дорс, прыщ, самый сильный на факультете. Следовательно, если верить учебнику, душа у рыжего «эльфа» не то что открыта, а вообще проходной двор какой-то. Но на деле-то… черт, ну это же не так!

И где логика? Где вообще справедливость?! Почему какой-то рыжий, предельно бесстыжий тип круче всех?

Или я чего-то не понимаю? Или слово «душа» в этом мире обозначает нечто иное, нежели у нас, и фразу из учебника следует понимать, например, так: раздуйте свое эго до вселенских размеров!

Если так, то мне никогда крутым магом не стать. И, значит, я не смогу послать Полар к черту и вернуться домой. А если я не смогу вернуться домой, то зачем вообще мучиться? Проще пойти к ректору и попросить о переводе в то самое «куда менее приятное заведение». Потому что жизнь тут – не жизнь! А в психиатрических лечебницах хотя бы препараты от депрессии имеются…

Вот на этой мысли я не выдержала. Закрыла учебник и, плюнув на все, завалилась на кровать. После чего укрылась одеялом и вознамерилась «переспать» этот жуткий стресс. Но тут в дело вмешался Кракозябр.

– Даш, ну что такое? Тебе совсем плохо?

– Угу, – буркнула я, хотя понимала, что зеркало стоит слишком далеко, и Зяба вряд ли услышит.

Но он услышал.

– Тут все психологические проблемы решают путем посещения храма. И я тебе все-таки советую – сходи. Хоть выговоришься.

– Очень смешно.

– Даш, а я не шучу, я серьезно. – Зяба действительно был серьезен. И, кажется, всерьез за меня беспокоился. – К тому же там очень красиво.

– Угу. И зеркал там, наверняка, очень много. И ты будешь сидеть невидимый, уши свои чешуйчатые греть.

– В главном зале зеркал вообще нет.

Эта фраза прозвучала как-то обреченно, и я не могла не улыбнуться – вот проныра.

– А еще сейчас время особенное, – продолжал призрачный монстр. – Скоро большой праздник, и боги гораздо охотнее прислушиваются к молитвам. Ты можешь попросить помощи в учебе, например.

Кажется, это я уже слышала. Но в тот раз мне было немного плевать, а теперь… Нет, все-таки не верю. К тому же…

– Зяба, спасибо тебе, конечно, но я вообще-то христианка.

– Дашка, прекращай. Во-первых, ты не на Земле, а в Поларе – а здесь свои порядки. Во-вторых, поклоняться нашим богам тебя никто не заставляет. К тому же, бог Огня действительно может помочь.

– Наделить меня невероятной силой?

Это была ирония, но Кракозябровское чувство юмора, видимо, взяло отгул на сегодня. Монстр ответил на полном серьезе:

– Теоретически возможно и такое, но на практике – я не знаю аргументов, которые способны подвести Ваула к такому решению.

– Кого-кого?

– Бога, Даш. Нашего главного огневика зовут Ваул.

У… Как все запущено.

Но после этого заявления монстра, я действительно выбралась из-под одеяла и направилась к шкафу. Нет, просить Ваула о немеряной силе или чем-то другом, я не собиралась, просто вот эта предпоследняя реплика Зябы… Короче – мне надо прогуляться. Иначе точно с ума сойду.

– Так, а в чем пойдешь-то? – вновь подал голос монстр.

– В мантии, разумеется.

Прости, Зяба, но я не настолько смелая, чтобы идти в храм, пусть и чужого бога, в мини.

 

Как добраться до обители главного огневика, рассказал тот же Зяба. И он оказался довольно неплохим «навигатором», потому что я умудрилась не только найти храм Огня, но и не заплутать по дороге.

Это был мой первый выход за пределы замка, ну и первая прогулка на свежем воздухе за все время, что я здесь учусь.

В процессе этой прогулки выяснилось, что сам замок, в котором располагается Академия Стихий, не только большой, но и довольно устрашающий. Старинная кладка и камни размером с внедорожник, четыре высоченных башни, и каждая увенчана флагом соответствующего цвета. И окна не везде широкие, на нескольких этажах самые настоящие бойницы, то есть вероятно когда-то этот замок использовался в военных целях.

Еще я узнала, что наша Академия окружена высоченным забором. Учитывая прием, который мне тут оказали, вывод о причинах возникновения этой стены, напрашивался только один – чтобы не сбежали.

А вот из приятного – тут был очень ухоженный парк, с невысокими деревьями, фигурными кустами и посыпанными мелким белым щебнем дорожками. Одна из таких дорожек – та, что брала начало у входа в башню Огня, и вела к огненному храму.

Сам храм оказался невысоким, если по меркам моего мира судить. Примерно с трехэтажное здание, внешне чем-то похожее на древнегреческий парфенон в миниатюре. По крайней мере, тут наличествовали точно такие же мраморные колонны и треугольная крыша. Да и внутри значительное сходство обнаружилось.

Войдя, я миновала небольшой «предбанник» и попала в огромный, залитый светом зал. По обеим его сторонам тянулись цепочки мраморных колонн, а на верхние этажи уводили две беломраморные лестницы. Вопреки ожиданиям, огня здесь было не очень много. Он присутствовал лишь на редких факелах, да на люстрах под потолком.

Несмотря на огромные размеры, зал был практически пуст. Главное и единственное его украшение располагалось в полукруглом алькове на противоположном конце от входа. Им являлась огромная мужская статуя из золота, восседающая на таком же огромном золотом троне. А подле него – огромные чаши с ярким пламенем.

Перед статуей тянулось несколько рядов со скамьями и, немного поразмыслив, к ним я и направилась.

Подойдя ближе, я смогла разглядеть огненного бога получше. Ваул оказался красивым мужчиной с точеными чертами лица и красивой фигурой. И одет он был в балахон на подобие тех, которые носим мы, только у божественной хламиды по рукавам и подолу вился сложный красивый узор.

А еще Ваул выглядел открытым и дружелюбным. И я невольно ему улыбнулась.

Улыбка бога компенсировала некоторую холодность и величественность храма, так что стало уже не так неуютно находиться тут совершенно одной.

 




 

Молиться я по-прежнему не собиралась, но и возвращаться на чердак вот так, сразу, не хотелось. Прогулка по парку тоже как вариант не рассматривалась, ибо там точно кто-нибудь мог встретиться.

Поэтому я вновь огляделась и, убедившись, что по-прежнему одна, подошла к первой скамейке и села.

Я молчала довольно долго, потом все-таки не выдержала, и, повинуясь… ну даже не интуиции, а какой-то внутренней дури, наверное, сказала тихо:

– Привет.

Бог, к моему великому счастью, не ответил. Ибо все знают: когда ты говоришь с богом – это молитва, а когда бог говорит с тобой – это… ну короче оно самое.

– Как поживаешь?

Ваул снова промолчал, а я улыбнулась. Все-таки не сумасшедшая, даже не смотря на то, что внезапно потянуло поговорить со статуей.

– Ладно, – я перешла на едва различимый шепот. – Я знаю, что у тебя все хорошо, ты же бог. А вот у меня… не очень. Ты не подумай, я вообще не люблю жаловаться, я самонадеянно отношу себя к числу тех людей, которые решают проблемы не слезами, а действием. Но ты же все равно меня не слышишь, правда? Так что я тут… сама с собой. Хорошо?

Короче, дорогой Огненный бог, все фигово. Хуже просто не бывает. У меня есть одна очень большая проблема – я иномирянка. Что я тут делаю? Ну так эти… – я поморщилась, вспомнив лицо Глуна, – козлы меня в ваш мир притащили. И наврали с три короба – мол, магов у вас тут не хватает, и бла-бла-бла. Я им не поверила, и правильно сделала, потому что, как позже выяснилось, никому я тут не нужна. Я – девочка, которая нужна только для того, чтобы ее, в случае проверки, начальству показать. А это так обидно, так неприятно. Тем более, что у меня поучается. Знаешь, я ведь только неделю тут, а уже смогла создать пульсар. Но на пульсар этим магам тоже плевать. Они вообще сволочи законченные, особенно твои, огневики. Ко мне тут только один человек хорошо отнесся, и он водник, представляешь?

А вот теперь я улыбалась. Но на глаза все равно навернулись жгучие слезы обиды. Не на Дорса, разумеется, а на весь остальной мир.

– Огневики вообще как последние сволочи себя со мной повели. Заселили на грязный чердак, вещи из дома взять не позволили. Одна девочка, Кэсси, подарила мне расческу, зубную щетку и так, по мелочи – и на этом добро, которое я от огневиков видела, закончилось.

А больше всех, издевался их так называемый король – Каст. Вчера он меня банально заловил и насильно поцеловал. А сегодня от вломился ко мне на чердак в мое отсутствие. Представляешь как я теперь себя чувствую? И я не представляю что ему завтра в голову взбредет.

Слезы капец, полились ручьем.

– Ваул, я же не дура. Я прекрасно осознаю – случишь что, за меня только Дорс вступится. Но я не уверенна, что влияния водника хватит. Если Каст опять начнет распускать руки, если доведет до… Короче я боюсь. Я ужасно злюсь и вместе с тем ужасно боюсь насилия. И если ты вдруг меня все-таки слышишь, и тебе не безразлично… повлияй пожалуйста на адептов своего культа. Дай им немного ума. Можно не всем, можно только Касту.

Все. Выговорилась.

И даже слезы высохли.

Все-таки прав был Зяба, когда меня сюда послал. Конечно, от разговора с психологом это отличается, но тоже помогает.

Я глубоко вздохнула и хотела встать со скамьи, но не смогла – тело охватила внезапная, непреодолимая слабость. Я вздохнула еще раз, сосредоточилась, и попыталась подняться снова, но увы. Бесполезно.

А в следующий миг я ощутила жар – словно вокруг меня огонь пылает. К горлу резко подкатил комок страха, сердце болезненно сжалось. Секундное предчувствие невероятной опасности и лоб обожгло нестерпимой болью.

Еще мгновение, и все исчезло. Никакой боли, никакого жара, никакой слабости.

Я вскочила на ноги. Больше я сюда ни ногой. Ни за какие коврижки.

Вот только на этом история не закончилась, я недооценила пакость всей ситуации. Когда вышла из главного зала во второй, малый, который служил чем-то вроде прихожей, и увидела свое отражение в одном из висящих здесь зеркал, остолбенела и едва не рухнула: у меня на лбу, ровно посередине, красовалось алое пятно.

Когда вызванное этим зрелищем оцепенение спало, и я нашла в себе силы подойти к зеркалу и вглядеться в свое отражение, выяснилось: это не просто пятно – это символ!

Блин! Вот только этого мне и не хватало!

Я лизнула палец и попыталась стереть знак со лба, но увы. Вообще не поддался, никак.

– Только не говорите, что это татуировка, – прошептала я. А потом сообразила, что стою у зеркала, и позвала шепотом: – Зяба!

Мой призрачный друг не ответил.

Я позвала еще раз, и еще, но ничего не случилось.

Может быть в храмовых зеркалах какая-то особая магия, которая не пускает Зябу? Или проблема в том, что храм находится за пределами замка?

Черт, нет. Вряд ли. Ведь призрак сам сказал – в главном зале храма зеркал нет. То есть о зеркалах в малом зале, монстр знает. То есть он тут бывал. А почему же не приходит сейчас? Неужели не слышит? Или…

Блин! Только не говорите, что у нас снова что-то стряслось!

 

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное