Танец Огня. Глава 12

Глава двенадцатая

 

И все-таки, соглашаясь на церемониальный танец Огня, я не понимала, на что подписывалась. Вернее, не осознавала, в какую огромную проблему может вылиться эта, вроде бы, маленькая авантюра. А проблема оказалась поистине внушительной. Прямо-таки гигантской!

Потому что у меня не получалось. Вообще. Никак.

Два дня медитации, к которой я отнеслась очень серьезно, даже серьезнее чем к лекциям, ничего не дали. Ну, если не считать многочисленных пульсаров, которые вовремя ловил и гасил профессор Глун, присматривавший за сидящей в позе лотоса мной. И хотя куратор утверждал, что находится рядом исключительно ради моей безопасности, складывалось ощущение, что это далеко не единственная причина. В основном Глун следил, чтобы я не халтурила.

Причем тут пульсары? А они выходили совершенно непроизвольно. Просто в момент медитации я визуализировала огонь, пыталась прочувствовать его, чтобы понять, как нужно двигаться в танце. И вот итог – передо мной то и дело вспыхивали огненные шарики. Причем некоторые из них, после появления, начинали хаотически носиться по залу, ибо я, да-да, думала не только об огне, но и о танце.

Я пыталась представить, вообразить, как танцую перед статуей Ваула. В воображении все получалось довольно любопытно, но только до того момента, как в голову вновь не приходили движения, которые я делала на первом «занятии». Те, которые Глун назвал пошлыми. Наверное, он был прав, но… Черт! Почему все так сложно?

А потом случилась новая встреча с Шанарин. Жрица опять принесла с собой бубен, и улыбалась. Ну а куратор, который тоже на занятии присутствовал, глядел со скепсисом. И как, простите, под таким взглядом танцевать?

Однако когда жрица взяла свой примитивный музыкальный инструмент, а зал наполнился гулким «бом-бом-бом», я стиснула зубы. И, выбросив из головы все неприятные мысли, попыталась сделать то, что два дня подряд делала в своем воображении – то есть, станцевать. И станцевать красиво.

Вот только и эту мою попытку никто не оценил.

Минут через пять, сквозь пение бубна прорвался шумный страдальческий вздох Глуна, и я сбилась. И вмиг растеряла с трудом приобретенное душевное спокойствие. Крупицы вдохновения, которые вели меня в танце, тоже исчезли.

– Даша, это никуда не годится, – сказал куратор сурово.

А Шанарин подарила жалостливую улыбку, в которой мне снова виделась фальшь.

И так обидно стало!

Понимаю – ей неприятно, что Ваул удостоил личным вниманием какую-то иномирянку, но ведь никакой трагедии тут нет. По большом счету, нам с Шанарин и делить-то нечего. Я станцую один раз и все, свободна. Снова студентка, снова вне их жреческих интриг. Так зачем надо мной издеваться? Нет, правда, зачем?

– Даша, ты действительно не понимаешь, – сказала Шанарин со вздохом. – Я тоже была молодой девушкой. И я прекрасно понимаю твои желания. Ваул будоражит, его образ вызывает совершенно определенные эмоции. Но твоя задача показать душу, а не соблазнить бога.

Мат. Только могучий русский мат зазвучал в эти мгновения в моей голове. Но я сдержалась. И даже не огрызнулась. Я вообще после первой же медитации какой-то сверх вежливой стала, и покладистой. Так что ответила максимально корректно:

– Шанарин, я никого не соблазняю. Я танцую, как умею.

На этот улыбка жрицы будто говорила: «очень слабая отмазка, девочка».

Не выдержав, я скрипнула зубами. Эти поларцы какие-то ограниченные! Может, у них тут и принято видеть в своих эротических фантазиях богов, но я – человек другой культуры. Да и не нужно мне этого. Я скорее Каста или Дорса соблазнить попытаюсь, нежели огромную золотую статую.

Но делиться этой правдой я не стала. Не видела смысла. Да и какая разница, что думает обо мне Шанарин? Заблуждения Глуна, если честно, тоже не слишком волновали.

Мне просто нужно сделать танец для Ваула. Потому что после этого я смогу стребовать с куратора помощь в учебе.

– Ладно, – сказала я ровно. – Давайте попробуем еще раз.

И мы попробовали. Потом еще раз. И в третий, и в десятый.

Под конец «занятия» Шанарин, не стесняясь, закатывала глаза, а Глун смотрел внимательно, но с таким снисхождением, что я понимала: он окончательно поставил на мне крест и теперь попросту ловит кайф от моих мучений.

Отдельным неприятным моментом стало то, что благодаря «занятиям» с Шанарин и медитациям под присмотром Глуна, я совсем выпала из жизни.

Я и раньше-то «вне струи» была, а теперь и вовсе где-то в районе космоса оказалась. Причин тому было две: откровенная нехватка времени, и безумная усталость.

Водники, с которыми я делила стол, смотрели с сочувствием, особенно Дорс. Огневики, и в частности огневички, с настороженностью, а некоторые так с откровенной завистью. Остальным студиозусам было, в общем-то, наплевать, хотя временами чудилось, что они надо мной посмеиваются и просто не верят, что у меня получится.

Несколько раз за неделю со мной пыталась пообщаться поближе Эстер – та самая брюнетка длинноносая. Она даже умудрилась напроситься к Кэсси в помощницы для покупки мне необходимых вещей из списка.

Хорошо хоть пакеты девушки решили вручить в коридоре. Не пришлось придумывать причин для отказа пускать назойливую огневичку на чердак.

Зато теперь у меня появилось хоть немного, но собственных вещей, включая одежду. Правда, три презентованных факультетом однообразных длинных платья выглядели не слишком впечатляюще, но тут уж, как говорится, «бери, что дают».

Тем более, меня успокоили известием о том, что в конце месяца всем студентам положена стипендия. Так что я уже с предвкушением поглядывала в сторону шкафа. А что? Деньги мне и в будущем могут пригодиться. Мало ли? А одежду я могу и из шкафа достать. Если сильно не наглеть, то все будут считать, что я просто ее купила.

В общем, большинство проблем постепенно сходили на «нет». Оставалась лишь одна, главная – танец Огня.

Я искренне пыталась понять, что делаю не так. Я думала об этом дурацком выступлении каждую свободную минуту, и часами пропадала в тренировочной аудитории под надзором Глуна. Под конец дошло до того, что я перед ним уже не только в зале, а даже во снах танцевала.

Ужас, правда?

Хотя, танцевала – это громко сказано. На самом деле, сон был только один, но зато какой!

Мое подсознание уложило брюнета на кровать, на знакомое алое постельное белье и впихнуло ему в руку бокал вина. Фон Глун пребывал в образе этакого восточного тирана, наделенного повышенной сексуальностью. Темные, слегка влажные волосы мужчины струились по плечам, а на бронзовой коже блестели капельки воды, будто он недавно из душа вышел.

И вот, лениво попивая это самое вино, фон Глун наблюдал за моим танцем. А я делала именно то, что ему особенно не понравилось в реале – вертела попой на манер восточной танцовщицы. Но во сне брюнет не злился. Наоборот, он смотрел на мои бедра с какой-то особенной, предвкушающей улыбкой.

А потом Глун отставил бокал на прикроватную тумбочку и властно поманил меня пальцем.

Вот только я не подошла. Просто не успела, потому что проснулась… от грохота.

Это Кузя, то ли сам по себе, то ли с моей легкой подачи, свалился с кровати.

– Бли-и-и! – сообщило откуда-то снизу это чудо.

Я сперва испугалась, ведь упал же. И закусила одеяло, чтобы не захохотать в голос, когда с пола уточнили:

– Бли-и-и блински-и-и!

Кузя, кстати, страдал от моих занятий танцами больше всех – твиру не хватало общения и внимания. В четверг он дорастил себе хвост до нормальных размеров, а я и не заметила, пока этот… котик, не начал прыгать вокруг меня с воплем:

– Хвос-с-с! Хвос-с-с!

Зато Кракозябр, наоборот, процессом этих тренировок наслаждался. Ведь в его распоряжении было огромное зеркало аудитории, где надо мной издевались Шанарин с Глуном, и бесплатный цирк в придачу.

Ох, как же этот ехидный монстр ухохатывался! Каждый вечер, как только вымотанная и совершенно разбитая я вваливалась на чердак, меня приветствовали очередными комментариями или подколками.

И лишь в субботу наступила долгожданная передышка. Я, наконец-то, выспалась! И даже тот факт, что завтрак пропустила, моего счастья не уменьшил.

Сонно и счастливо потягиваясь на кровати я, пожалуй, впервые за все это время искренне благодарила Глуна. Просто за то, что куратор не стал менять график занятий на выходные. В зал с зеркалами мне предстояло идти только вечером, а день, в виду отсутствия лекций, оказался совершенно свободен.

Но несмотря ни на что, я не собиралась тратить его впустую. Первое архиважное дело было сделано – я выспалась. А к реализации второго я планировала приступить сразу же после обеда.

 

Наиболее близкий к храму выход из академии располагался рядом с башней факультета Огня. Миновав знакомый коридор, я толкнула массивную дверь и вышла в парк.

Теплые лучики неяркого осеннего солнца приятно щекотнули лицо. Я невольно улыбнулась и свернула влево, к гравиевой дорожке, которая вела к храму. Но не сделала и десятка шагов, как была остановлена окликом:

– Даш, ты куда?

А, обернувшись, с удивлением обнаружила, что меня догоняет Каст.

Уровень пижонства огневика, не иначе как по случаю выходного, зашкаливал. Алая рубаха, стильная кожаная жилетка, узкие штаны с алым же узором по бокам – этакие поларские лампасы, и высокие сапоги с острыми носами. Каст был гладко выбрит, а рыжие, собранные в хвост волосы блестели так, словно он только что покинул салон красоты.

Король огненного факультета приблизился и остановился на расстоянии шага, хмурый и напряженный.

– Так куда ты так спешишь? – повторил он вопрос.

– В храм, конечно, – озвучила я очевидное.

Каст поджал губы, и я фыркнула, добавив:

– Не бойся. Жаловаться на тебя не собираюсь.

По глазам парня поняла, что стрела попала в цель. Но… рыжий галантно подставил локоть и сообщил:

– Я провожу.

Черт, ну надо же. А кто в первый день шарахнулся от меня, едва Кэсси намекнула, что могут пойти кривотолки?

Впрочем, неважно. Мелочи это все. И не о Касте сейчас думать надо.

– Спасибо, Каст, но я сама.

Мне подарили удивленный взгляд, и я поспешила пояснить:

– Каст, я, правда, жаловаться не буду. Я вообще не молиться иду, а так… вдохновения поискать.

– Ну а чем тебе мешает моя компания?

– Ничем не мешает, но…

Договорить я не успела, поскольку рыжий в очередной раз доказал свою наглость. Он сделал шаг навстречу, обвил рукой мою талию, ловко развернул как куклу и попытался, собственно, сопроводить.

 




 

– Каст! – Возмущенно выдохнула я, и из его объятий все-таки вывернулась.

В его взгляде промелькнуло что-то странное. А в следующий миг король факультета опять шагнул навстречу, снова обвил рукой талию, но увести дальше по дорожке уже не пытался.

– Даш, а давай поговорим серьезно? – Холодно произнес он.

И вот теперь мне по-настоящему стало неуютно.

– О чем? – нервно спросила я и вновь попыталась вырваться, хотя понимала – бесполезно. Рыжий держал очень крепко, я бы даже сказала слишком.

– Ну, например, о том, что я все-таки хороший, а ты меня немного подставила. И теперь мне положена небольшая компенсация за страдания.

Ничего себе, заявочки! И я считала Каста наглым? Да он не наглый, он… он просто бог Наглости!

– Понимаю, что ты сейчас очень занята танцами и прочим, но время на пару поцелуев и одну недолгую совместную прогулку у тебя наверняка найдется. – Подытожил Каст.

От такого заявления у меня аж дар речи на мгновение пропал. Вот ничему жизнь людей не учит.

– Каст, а давай ты с кем-нибудь другим поцелуешься и прогуляешься, а? – Предложила я мрачно.

– Я бы рад, но должок-то именно за тобой, – ответило «величество» с замашками мужлана. – А отказываться от долгов некрасиво, Дашунь.

И меня собственнически прижали к груди.

– Пусти! – прошипела я, упираясь ладонями.

Но рыжему было глубоко плевать на сопротивление. Мало того, он даже не шелохнулся – сила у Каста оказалась сумасшедшая. Вместо этого пижон криво улыбнулся и полюбопытствовал:

– А если не пущу, то что? Опять Ваулу нажалуешься?

В его голосе звучала насмешка. Но я поддаваться на провокацию не собиралась, поэтому охотно сообщила:

– Не люблю жаловаться, Каст. Но в данной ситуации быть ябедой – одно удовольствие.

Однако и эта угроза пижона не впечатлила.

– М-м, какая ты сегодня смелая, – протянул он, а потом вдруг запустил пальцы в мои волосы и с тихим рыком прижался к губам.

Его язык самым наглым образом вторгся в мой рот, а вот дальше…

Я вдруг почувствовала, как в районе груди полыхнуло нестерпимым жаром, и в то же мгновение Каста отшвырнуло с такой силой, что жутко стало. Пролетев по воздуху метров пять, не меньше, он рухнул на гравиевую дорожку.

Однако сразу подскочил и зло прошипел:

– Какого гхара?!

И никаких стонов, никаких криков боли… да что происходит?!

Я потрясенно посмотрела на неуязвимого огневика, а потом запоздало прикоснулась к груди. Кулон, подаренный Ваулом, и который я носила под одеждой, был на месте. Именно там, чуть ниже ключиц, все еще чувствовалось теплое эхо пожара, который охватил меня за долю секунды до того, как Каст отправился в полет.

То есть, это не просто подарок, а защита? Та самая защита от Каста, которую я просила?!

Ваул… теперь я, кажется, понимаю, почему Шанарин так активно подчеркивала мое мнимое желание вас соблазнить. Вы действительно лучший. Чтобы заполучить такого мужчину, как вы, любая женщина пойдет не то, что на соблазн – на преступление!

И отдельная благодарность вашему чувству юмора. Вы же нарочно не предупредили Каста о способностях этого кулона? Верно?

– Даша! – Выдохнул взбешенный огневик. – Даша, сними!

Вот уж дудки!

Не сдержавшись, я наградила Каста неприличным жестом, круто развернулась и отправилась обратно в академию. Нет, мне незачем идти в храм Огня. И теперь я точно знаю что делать.

Я станцую для вас, Ваул! Станцую так, как не танцевала ни одна жрица!

 

В аудиторию, где проходили занятия с Шанарин, я вошла с немного запуганным видом. Строить из себя неуверенную, забитую жизнью студентку было легко и даже чуточку приятно.

Профессор Глун вошел следом. И хотя лица моего в тот момент видеть не мог, каким-то образом состояние все-таки определил.

– Даша, что случилось?

Обернувшись к куратору, я сделала честные глаза и сказала:

– Все хорошо. Просто волнуюсь.

О причинах волнения Глун не спросил. Впрочем, для него они и так были очевидны: сложно не париться, когда ничего не выходит.

– Не волнуйся, – сказал брюнет. – Просто возьми и сделай.

Я поджала губы и покорно кивнула.

Сделаю, господин… эм, простите, лорд куратор. Вы, главное, не мешайте мне больше, ладно?

Правда, вслух я этого, разумеется, произносить не стала. И вообще, если уж совсем честно, не была уверена, что Глун меня «валит». Зато Шанарин точно добра не желала и прилагала все усилия, чтобы убить во мне и без того скудное желание станцевать перед Ваулом.

Позицию жрицы я понимала с самого начала, но теперь она стала особенно очевидной. Ну а в том, что касается Глуна…

– Лорд куратор, позволите личный вопрос?

Брюнет удивленно приподнял бровь, но согласно кивнул. Так что я спросила:

– Вы в храм Огня часто ходите?

Видимо, тема профессорской религиозности и впрямь оказалась личной, ибо фон Глуна аж перекосило.

– Дарья, я графики посещений не составляю, – недовольно бросил он.

Угу. Значит, Глун в храме появляется весьма редко. А если так, то вряд ли он видел большое разнообразие этих самых «танцев Огня». Специалист здесь один – Шанарин. На ее мнение куратор и ориентируется.

Что ж, это только на руку. Вновь покорно кивнув, я повернулась к жрице и сообщила:

– Я готова.

И мы приступили к занятию.

Следующие полчаса я старательно изображала скромную девочку, которая таки поддалась на уговоры одноклассниц и пришла на школьную дискотеку, в первый раз в своей жизни. Никаких «бедер», никаких прогибов, никакой сексуальности. Ничего! Просто плавное движение под стук бубна и переборы руками – так, будто лампочку из невидимой люстры выкручиваю.

И это был первый раз, когда жрица широко улыбнулась и сказала:

– Вот так, Даша! Вот это – хорошо! Продолжай в том же духе!

От столь неприкрытого лицемерия меня едва не передернуло. Однако я сделала над собой титаническое усилие и с максимально возможной робостью спросила:

– Лорд куратор, а как вам?

– Эм-м… – неопределенно промычал фон Глун.

– Это было превосходно. – Встряла Шанарин.

– М-м-м… – не разделил энтузиазма женщины профессор.

– Еще немного, и Даша, наконец, окончательно раскроется! – добавила жрица.

– М-м-да…

Спасибо, лорд Глун. Большое-пребольшое!

Вдохнув поглубже, я повернулась к жрице и печально произнесла:

– Спасибо вам, Шанарин, но не успокаивайте меня. Я не справляюсь. И только зря трачу ваше время.

Да, вот теперь я пошла в отказ, будто бы полностью признавая собственное поражение.

– Наверное, лучше потратить оставшиеся дни на медитации, – добавила я. И, прежде чем Шанарин успела что-либо сказать, повернулась к куратору: – Лорд Глун, я думаю, госпожа жрица сделала все что могла. Мне совесть не позволяет продолжать издевательства над ее вкусом и чувством прекрасного.

Честно говоря, не верилось, что куратор поддержит – ситуация была слишком очевидной. Тем не менее, он кивнул.

– Согласен. – И добавил с очень обидной интонацией: – К тому же, Ваул не мог не понимать, кого выбирает. Выше головы не прыгнешь.

С трудом, но я все же смогла скрыть победную улыбку, да и вообще эмоции подальше запихнула. Обманывала в этот момент не Шанарин – таких, как она, провести почти невозможно. Спектакль был рассчитан на Глуна.

– Лорд Глун! – запоздало попыталась возразить жрица.

Но куратор поднял руку в упреждающем жесте, и брюнетка стихла.

– Пусть Даша занимается медитацией, – произнес брюнет. – Я скажу настоятелю, что вы сделали все возможное, Шанарин.

Женщина гневно поджала губы, но очень быстро взяла себя в руки. Подхватив отложенный на скамью бубен, Шанарин кивнула куратору, подарила мне широкую улыбку и, подчеркнуто виляя бедрами, пошла к выходу.

А фон Глун, проводив жрицу задумчивым взглядом, привычным жестом указал на пол.

– Медитация.

Я улыбнулась, развернулась к зеркалу и плавно опустилась в позу лотоса.

 




 

К сожалению, радовалась я недолго. Нет, фон Глун не передумал, и с медитацией проблем не возникло – я даже сумела проконтролировать два из четырех «выбросов» пульсаров. Повод для волнения лежал совсем в другой плоскости. Он обладал рыжими волосами, предпочитал алые рубашки, узкие штаны, и отличался не только наглостью, но и полной беспринципностью.

Не удивительно, что мне было попросту страшно выходить из аудитории.

На «урок» с Шанарин меня сопровождал, точнее, уместнее сказать, конвоировал профессор Глун. А вот обратно – увы, никакого конвоя. Да и пути наши расходились – преподы в студенческой столовой не ужинают, у них своя столовая есть.

Так что, да, я боялась. И шла по коридорам академии очень осторожно, по-шпионски прижимаясь к стене, готовая мгновенно нырнуть в первую встречную темную нишу.

Нет, ну а как иначе? Я ведь прекрасно понимаю, что случай в парке – победа сомнительная. Ваул меня, конечно, отметил, и все такое, но вряд ли огненный бог следит за мной в оба глаза. А я гораздо слабее рыжего пижона, и абсолютно точно знаю – случись что, сама не справлюсь. В этом я уже убедилась.

К тому же Каст сейчас очень зол. А пока он в таком состоянии, лучше не рисковать и одной по пустынным коридорам не гулять. Нужно сидеть и не высовываться, ну а если высунулась – быть там, где народа побольше. Пижон слишком дорожит своей репутацией, чтобы вызвериться на меня при всех.

Несмотря на эту убежденность, в столовую я вошла с бешено стучащим сердцем. И тихонько выдохнула, когда поняла, что Каста тут нет. Не пришел. Как, кстати, и его сестричка.

Это был плюс, ибо я хоть поесть смогла спокойно, не давясь под очередным прожигающим злобным взглядом. Правда, путь в общагу оказался таким же нервным, как от аудитории до столовой, но и здесь мне повезло. Не караулили, не ждали, не ловили.

А вот на чердаке… Нет, тоже никакой засады, там ждал Зяба.

– Дашка, где тебя носит?! – едва я переступила порог, воскликнул призрак. – Иди сюда! Быстро!

Я резко сорвалась с места и пулей подлетела к зеркалу, чтобы увидеть «прекрасную» картину: Каст! Да-да, вот теперь это был он. Неспроста я пижона последние два часа из головы выбросить не могла – видать, чувствовала, что как-нибудь, да встретится.

Король огненного факультета сидел на диване в своих роскошных апартаментах, с бокалом вина в руках. На низком столике стояла откупоренная бутылка, под столом валялась еще одна, уже пустая.

– Каст, успокойся, – сказал некто невидимый. Я не сразу сообразила, что голос принадлежит его сестре, рыженькой «эльфийке» Кэсси. – Ты ведешь себя просто глупо.

– Нет, Кэсс, – рыкнул пижон. – Я все сказал!

О как. Разговор-то, оказывается, в разгаре, а я начало проворонила.

– Зяб, а что он сказал? – спросила я шепотом.

– Что тебе кирдык, – тем же шепотом сообщил монстр.

Черт, и почему меня это не удивляет?

– Каст, не будь идиотом. Не трогай ее.

– Она меня опозорила! – взвился пижон.

А сестричка его тоже кричать, оказывается, умеет:

– Да какая разница! Никто же не видел!

Каст зарычал, и лицо стало таким, что ух! Даже зная, что нахожусь в безопасности, я невольно вздрогнула.

– Плевать. – Отрезал пижон. – Сказал – значит, сделаю. Сейчас не трону, ну а после праздника… она мне за все ответит.

– Ох, ты ж, блин, какие мы грозные, – прошептала я. Блефовала. Да, блефовала, потому что в действительности страшно стало. – Зяб, а почему до праздника не тронет?

– Ваул, – коротко пояснил монстр.

А там, в зеркале, продолжался разговор:

– Каст, прекращай. Успокойся. Хватит, – продолжала Кэсси попытки воззвать к разуму брата. – Я уже говорила – если хочешь добиться расположения Даши, то необходимо действовать иначе.

Рыжий закатил глаза, потом сделал большой глоток из бокала и сообщил:

– Кэсс, ты невыносима. Я уже язык сломал повторять – она мне не нравится! И вообще… – он брезгливо поморщился и вновь к бокалу приложился. – Как тебе в голову подобное пришло? Она иномирянка, Кэсс. И-но-ми-рян-ка! Понимаешь?

Повисла недолгая пауза, а потом невидимая мне Кэсси захихикала.

– Что? – с угрозой прошипел пижон.

Но «эльфийка» продолжала веселиться. И каверзный вопрос задать не побоялась:

– Если Даша тебе так противна, то чего же ты целоваться полез?

Король факультета не выдержал и жахнул кулаком по столу. Очень серьезный аргумент, да. Даже нас с Зябой проняло.

А пижон прикрыл глаза, в явной попытке успокоиться, и ему это даже удалось, ну настолько, насколько вообще возможно в такой ситуации.

– Смейся… – процедил рыжий. – Смейся, сколько хочешь, но! Я свое слово сказал. И его побрякушка ей не поможет.

Смех «эльфийки» резко оборвался. Теперь ее голос звучал ровно, но в нем проскальзывали очень злые нотки.

– Каст, чтобы добиться Даши, для начала необходимо перестать на нее бросаться. А если Даша тебе не нужна… гхар! Вокруг что, девчонок мало?

Услышать столь эмоциональную защиту от Кэсси было неожиданно, но приятно. Очень. А вот последовавший ответ пижона оказался нелогичен и далеко не так хорош.

– Даша моя. – Отчеканил Каст. – И я ее добью!

Угу. Именно так – «добью», а не «добьюсь».

– Прости, но ты ведешь себя как классический идиот, – сообщила Кэсси.

– Сама дура, – огрызнулся рыжий.

Огневичка явно обиделась, замолчала. Но хватило ее секунд на тридцать.

– Ладно, допустим, Дашка тебе не нравится, и это обычный спортивный интерес. Но почему ты тогда Селену уже вторую неделю игнорируешь?

– Потому что, – буркнул Каст хмуро. – Просто не хочу я ее. Надоела!

Кэсси озорно хихикнула и собиралась что-то сказать, но картинка дрогнула, и в зеркале вместо «королевской» комнаты отобразился мой уютный элитный чердак. Ну и я в тренировочном костюме.

– Все. Хватит. Хорошего понемножку, – вновь превращаясь в законченного вредину, сообщил Кракозябр.

Я, было, хотела возмутиться и поспорить, но потом подумала – а оно мне надо? Любопытно, конечно, но личная жизнь Каста меня не касается. Вот вообще никак. И куда больше в данный момент интересует другое:

– Зяб, а ты про «кирдык» поподробнее расскажешь? Каст говорил, что именно планирует делать?

– Не-а, не говорил, – протянул монстр. – Думаю, он и сам еще не знает. Он сейчас слишком зол, чтобы что-то планировать. Но… – в зеркале печально вздохнули, – Зная Каста… В общем, лучше сдайся.

Ничего себе, приятельский советик!

– А больше мне ничего не сделать?

– Даш, я не шучу. – Зяба действительно очень серьезным стал. – Ты просто не понимаешь, во что вляпалась. Каст очень силен, и возможностей у него гораздо больше. Тебе не выдержать этого противостояния.

Невольно вспомнился злосчастный поцелуй в парке, а вернее – объятия рыжего. Да, Каст действительно силен, и не только в магии. К тому же, он король, и вообще, местный. А я…

– Я под покровительством Ваула.

– Даш, неужели ты думаешь, что огненный бог будет присматривать за тобой вечно? – парировал монстр.

Я не думала. Более того, я была полностью согласна с Зябой, но…

– Амулет-то Ваул не заберет. И, учитывая, что Каст до сих пор его с моей шеи не сорвал, думаю, снять кулон без моего согласия невозможно.

– Скорее всего, – согласился призрак. – Но ты сама амулет снимешь.

– С чего бы? – выпалила я возмущенно, а потом повернула голову и увидела Кузю.

«Котик» сидел в трех шагах и внимательно смотрел на меня.

Черт! В душе вспыхнула бессильная злость.

– И еще… – начал, было, Зяба, но я перебила.

– Хватит нагнетать. Будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас моя главная проблема – танец.

– Ну да, – согласился монстр кисло.

А я решительно мотнула головой, отгоняя мрачные мысли, и криво улыбнулась.

– Не волнуйся. Может, я во время этого танца перед Ваулом так опозорюсь, что Глун меня прибьет гораздо раньше, чем Каст на охоту выйдет.

– Не опозоришься.

Зяба так и не проявился, поэтому удивленный взгляд достался не ему, а собственному отражению. Но призрак этот взгляд все равно заметил и пояснил:

– Нет, Даш. Не знаю, что ты задумала, но чую – станцуешь как надо.

Черт. Как все-таки приятно, когда в тебя верят.

– Спасибо, Зяб. Правда, задумка у меня самая обыкновенная.

– И?

Честно говоря, в этот миг приятое решение показалось глупым, но я все-таки сказала:

– Тогда, в храме Огня, я была искренна. Я не выделывалась перед Ваулом, и слов не подбирала. И именно эту искренность он оценил так высоко, что дал защиту и покровительство. Поэтому, думаю, танцевать я должна так же.

– То есть уроки Шанарин…

– К черту Шанарин, – перебила я. – И Глуна к черту. Я станцую так, как считаю нужным. И плевать, что они скажут.

 

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное