Солнечный ветер. Глава 2

Глава 2

 

– О нет! – простонала я.

– Мм-м? – сонно отозвались рядом.

Я застонала громче, впилась ногтями в подушку. Мозг бунтовал! Он выворачивался наизнанку, как и желудок. Попытка открыть глаза стала поводом для ещё одного исполненного страданий стона.

– Что? – Голос Тамира прозвучал хрипло. – Плохо?

– О-очень! – тихонечко взвыла я.

– Мне тоже…

С минуту лежали молча. Потом я осторожно перевернулась на бок, позвала жалобно:

– Тамир…

– А я был уверен, что уход за больными – прерогатива женщин, – верно расценив намёк, отозвался муж.

– Ты обещал заботиться, любить и оберегать! – С этими словами я упёрлась руками и ногами в массивное тело и попыталась столкнуть лежащего рядом мужчину с кровати.

Сдвинуть эту махину, разумеется, было невозможно, но Тамир поддался. Неохотно перекатился, сел, потом поднялся и, покачиваясь, отправился в соседнюю комнату. Именно там, в гостиной этого поистине королевского номера, располагался минибар, где, кроме прочего, можно было поживиться спасительным средством.

А я откинулась на подушки и опять глаза закрыла. Но пространство всё равно продолжало кружиться. Очень плохо! Отвратительно! А ещё этот корсет, пышные юбки, тяжелые украшения… Хорошо хоть туфли вчера снять додумалась, и розы из волос вытащить.

– Давай, поднимайся, – позвал возвратившийся в спальню Тамир.

Я собралась с силами и привстала на локтях – всё на что способна.

На губах мужа вспыхнул лёгкая улыбка. Он обошел кровать, бесцеремонно впихнул таблетку мне в рот и, придержав голову, уверенно влил в меня воду. Незабываемое завершение первой брачной ночи…

– Никогда в жизни до такого состояния не напивалась, – не смогла промолчать я.

– Верю.

Тамир отставил пустой стакан на прикроватную тумбочку. Ещё раз обойти эту огромную кровать он поленился, поэтому осторожно перебрался через меня и улёгся рядом. Тоже одетый, тоже помятый, и с отросшей за ночь щетиной.

Радовало в этой ситуации только одно – ни гости, ни репортёры, о нашем пьянстве не знали. На банкете мы вели себя очень пристойно, веселье началось, когда распрощались со всеми и поднялись в номер.

Вот тут новоявленный муж сбросил смокинг и целеустремлённо направился к минибару. Вернулся с двумя стаканами виски, один из которых вручил мне. Мы молча чокнулись и выпили. Потом я сняла туфли, и мы выпили снова, уже по моей инициативе. И опять… и ещё раз. И ещё.

Собственно, мы весь минибар выпотрошили. Причём пили сидя на полу, в полной тишине. К моменту, когда поняли, что алкоголь уже не лезет, в минибаре оставалась только бутылка минералки и пачка спасительных таблеток. Дай бог здоровья тому, кто эти таблетки туда положил!

Похмелье отступало быстро, но неохотно. Спальню заливал яркий солнечный свет, намекая, что время не раннее. В воздухе витал лёгкий аромат роз, моих духов, мужского парфюма и перегара.

– Кто первым идёт в душ? – спросил Тамир.

Я подумала и поняла, что он.

Тамир не возражал. Он снова перекатился, сел, поднялся… потом подошел к встроенному шкафу, стащил с полки нечто светлое и покинул спальню. Я же заставила себя приподняться и оглядеться в поисках серебристого смокинга.

К счастью, он оказался здесь – висел на спинке стула. Кое-как, мысленно проклиная вчерашние возлияния, я сползла с кровати и отправилась добывать коммуникатор…

Лейла ответила мгновенно.

– Ну, поздравляю! – выпалила она. – Совет вам да любовь!

– Злишься? – морщась, спросила я.

– Нет, что ты! Как можно? И вообще, узнать о свадьбе лучшей подруги из новостей, это такая прелесть! Это так ново, так необыкновенно!

Стыдно не было. Я бы просто не выдержала появления Лейлы в банкетном зале. Но не отреагировать на возмущение, конечно, не могла.

– Прости, прости, прости…

Подруга не ответила, но я точно знала – оттает. Не сегодня, и даже не завтра, но всё-таки.

– Ты чего звонишь? – выдержав паузу, буркнула Лейла. – Что-то нужно?

– Всё нужно, – честно призналась я. – Одежда, туфли, бельё, косметичка…

На том конце невидимого провода вновь воцарилась тишина. Следующая реплика была сказана иным, почти спокойным тоном:

– Хм… то есть эта свадьба в твои планы не входила?

Я невольно вздохнула, и так как врать не хотелось, сказала правду:

– Эта – нет.

Лейла замолчала на миг, а потом в трубке коммуникатора раздалось очень недвусмысленное шипение. Да, сопоставить информацию труда не составляло, особенно для той, которая знала меня от и до.

– Лейла, умоляю… — протянула я жалобно. — Давай поговорим об этом позже.

– Хорошо, – не стала вредничать подруга. И добавила то, что, собственно, и хотелось услышать: – Буду через час.

– Мы в…

– Где вы, весь Планетарный Альянс знает! – перебила Лейла. — Просто предупреди охрану, чтобы пропустили.

– Угу.

Подруга отключилась раньше, чем я успела поблагодарить – верный признак того, что обиделась ну очень сильно. Что ж, буду замаливать этот грех премиями и дополнительными контрактами. Как мой продюсер, Лейла подобный шаг оценит.

С этой мыслью я вернула коммуникатор на место и поплелась к переговорной панели, чтобы, прикрыв пальцем объектив камеры, связаться с администратором. А выслушав поздравления со свадьбой и уверения в том, что моего агента обязательно пропустят, вызвала меню местного ресторана и заказала завтрак. Увы, вчера я была не в состоянии подмечать, какие блюда предпочитает мой супруг, поэтому руководствовалась собственным вкусом.

Тамир появился через четверть часа – ровно в тот момент, когда я стягивала чулки. На нём не было ничего, кроме мягких домашних штанов, так что теперь я могла оценить своё «приобретение» в полной мере.

Очень красиво. Действительно красиво! Широкие плечи, развитая мускулатура, гладкая, едва тронутая загаром кожа. И двигался он очень изящно, что для мужчин такой комплекции – редкость.

– Ну ты как? – спросил муж. Какое всё-таки непривычное слово.

– Лучше.

Я отбросила чулок, встала и повернулась спиной.

– Помоги, пожалуйста.

Помог, и ещё раз доказал – в него грех не влюбиться. Просто дизайнер перемудрила с застёжками, и чтобы вытащить меня из платья, требовалось расстегнуть добрую тысячу крючков, да ещё с хитроумной шнуровкой справиться. И Тамир в процессе расстёгивания всего этого дела не ворчал, не пыхтел, и даже не вздыхал.

– Всё, – спустя добрый десяток минут, сообщил он.

Правда, о том, что «всё», я и без подсказок знала – под тяжестью юбок, платье попробовало соскользнуть на пол, и я едва успела его придержать. Не то чтоб стеснялась, но оказаться перед Тамиром в чём мать родила, была не готова.

– Ко мне подруга заедет, – поворачиваясь к мужу, сообщила я.

Тамир кивнул, а в следующий миг раздался переливчатый звон и экран переговорной панели ожил.

– Это она?

– Нет. Это, вероятнее всего, завтрак.

Тамир удивлённо приподнял бровь, будто совсем не ожидал подобной заботы. Я же пожала плечами и отправилась в душ. И уже там, стоя под горячими упругими струями, в полной мере поняла, что натворила.

Боже… я вышла замуж! За совершенно незнакомого человека! И я взяла его фамилию! И… Ох, это будет весело. Это точно будет весело, но я справлюсь. Хотя проблем такого масштаба я себе ещё не создавала…

 

Когда я вошла в гостиную, Тамир уже сидел за столом и планомерно уничтожал завтрак. Мне хватило одного взгляда, чтобы понять – он не перепутал, выбрал именно те блюда, которые заказала для него. А мой земляничный чай, творог, булочки и плавленый сыр остались нетронуты. Что ж, ещё одно доказательство того, что точки соприкосновения у нас есть. Уже неплохо.

А ещё… Тамир галавизор смотрел. И выражение его лица подтверждало вчерашнюю догадку: он действительно не знал, на ком женится.

– И вновь возвращаемся к новости дня, – бодро возвестила диктор. – Событие, которое стало шоком для друзей и поклонников: Эсми Солнечный ветер вышла замуж. Подробности самой неожиданной свадьбы в репортаже нашего специального корреспондента.

Репортаж начинался врезкой из моего последнего клипа…

Тьма. Вспышка света. Я, собственной персоной, в очень нескромном костюме, и гриме, который мы прозвали «серебряная леди». Первые аккорды, и я делаю шаг навстречу камере. Музыка нарастает, становится громче и жестче, а я иду по невидимому подиуму, прямо к зрителю. Останавливаюсь, прогибаюсь – движение в высшей степени вызывающее, а когда поднимаюсь, оказываюсь в объятиях полуголого блондина, чьё лицо скрыто полумаской. А дальше…

– Целуй! – вопит толпа.

И Тамир целует.

Мы смотримся очень неплохо. Просто отлично.

Там, на экране, Тамир целует, а здесь и сейчас он проводит рукой, чтобы переключить канал и снова увидеть нашу свадьбу.

– Итак, вчера мы потеряли Эсми, – вещает мужской голос за кадром. – Наша солнечная девочка отдала своё сердце Тами…

Новоявленный муж снова переключил канал.

И опять.

И в четвёртый раз.

Я было решила, что он недоволен этой поистине гигантской шумихой, и даже хотела пояснить: сама в шоке. Даже не подозревала, что кадры нашей свадьбы будут показывать по центральным каналам, думала – дальше музыкальных новость не пойдёт. Но оказалось, дело не в недовольстве, просто Тамир хотел увидеть меня на сцене. Увидел…

В этот раз не клип, фрагмент одного из последних концертов. Зато песня та же, и номер мало чем отличается: тьма, вспышка, я в очень нецеломудренном костюме… и дюжина полуголых танцоров. Они вьются вокруг, кто-то пытается обнять, кого-то обнимаю сама, падаю, давая возможность себя поймать… и петь, разумеется, не забываю. Обещаю Ему — ну тому самому, единственному, из песни — что узнаю, какую бы маску ни надел, и найду как бы ни прятался.

– Интересно… – протянул Тамир. Оторвался от полупрозрачного экрана, чтобы окинуть меня пристальным взглядом. Уголки его губ дрожали.

Я же невозмутимо поправила банный халат, расчесала пятернёй влажные после душа волосы и подошла к столу.

– Нам нужно поговорить, – усаживаясь за стол, сообщила я.

Тамир подцепил вилкой кусочек запечённой рыбы, и только после этого ответил:

– Согласен.

Мой… муж был спокоен, только уголки губ по-прежнему дрожали, а глаза искрились весельем. Нет, он действительно не знал, на ком женится, и новости его явно позабавили.

– Значит, ты певица…

Я кивнула и потянулась к заварному чайнику. Развивать тему своей профессии не собиралась, но не спросить не могла:

– Ты совсем не интересуешься музыкой?

– Как-то не доводилось.

Он явно сдерживал смех, но мне было всё равно. Неосведомлённость Тамира, равно как и его реакция, моего самолюбия не задевала. И я перешла к делу:

– Тамир, для начала хочу прояснить один момент.

– Какой?

Я налила чай, отставила чайник и взглянула на собеседника.

– Понимаю, наша свадьба нетипична, и решение мы принимали в обстоятельствах близких к экстремальным, и у каждого из нас был свой мотив, но…

– Но? – нетерпеливо подтолкнул он.

– Разводиться я не намерена.

– Это прекрасно. – Тамир стал очень серьёзен. – Потому что развод я тебе всё равно не дам.

Я удивлённо вскинула брови, и спустя минуту удостоилась пояснения:

– Эсми, я не из тех людей, которые могут позволить себе жениться по пять раз на дню. В моей профессии очень многое зависит от репутации, а репутация, как понимаешь, складывается из множества факторов. Развод – это поражение в семейной жизни, это минус. А я не из тех, кто проигрывает.

Хотела спросить Тамира о его профессии, но не успела. Собеседник оказался проворней.

– А ты? Чем продиктовано твоё желание сохранить наш брак?

Я пожала плечами и сказала правду:

– Я поклялась себе, что выйду замуж один раз и на всю жизнь.

– Что послужило поводом для такой клятвы?

Ответила я только потому, что передо мной сидел не кто-нибудь, а тот самый человек, с которым я намеревалась жить до конца своих дней. Мне было важно, чтобы он понял.

– Сложно объяснить. Слишком много непостоянства, образ жизни, опять же, и опыт коллег перед глазами. Я не хочу как все. Я не хочу размениваться и прыгать из постели в постель. Я хочу дом. Пусть не тихую, но надёжную гавань.

Губы Тамира тронула улыбка.

– Ты рассуждаешь так здраво, хотя сама…

– Да, я знаю, что вышла замуж за первого встречного, – перебила я. – Но прежде чем называть меня легкомысленной, вспомни, кому принадлежала эта идея.

Я не пыталась уязвить или оскорбить, а Тамир, как оказалось, умел не только слушать, но и слышать. Он подарил ещё одну улыбку и кивнул.

– Итак, ты поёшь…

– Да. А чем занимаешься ты?

Увы, услышать ответ было не суждено. Нас прервал переливчатый звон, возвестивший о появлении Лейлы. Подруга, как и обещала, явилась ровно через час. А я неожиданно для самой себя жалобно взглянула на мужа и попросила:

– Пожелай мне удачи.

Но Тамир промолчал. Просто поднялся и отправился встречать гостью. Мне же пришлось отставить чашку и последовать за ним.

 

– Лейла, это Тамир, мой муж, – старательно изображая спокойствие, сообщила я. – Тамир, это Лейла, моя лучшая подруга и личный продюсер по совместительству.

– Очень приятно, – отозвался Тамир. Его голос прозвучал по-кошачьи мягко.

Мне кажется или кто-то пытается произвести на Лейлу впечатление?

– Мне тоже приятно. – Платиновая блондинка нервно дёрнула плечиком. Рядом с Тамиром она казалась даже не худой, а откровенно тощей. Зато улыбалась как заказчику наикрутейшей вечеринки – очень широко, очень профессионально.

С пару минут в прихожей нашего люкса царила тишина. Я по-прежнему старалась держать маску спокойствия, Лейла по-прежнему улыбалась, а Тамир… ну он тоже улыбался, мерял подругу взглядом и явно пытался понять, чего же я так испугалась.

Когда тишина стала поистине неудобной, муж обвил рукой мою талию и притянул ближе. Лёгкий поцелуй в висок смотрелся очень естественно – я знаю, я в зеркале видела.

– Девушки, я вас, пожалуй, оставлю. – Тамир не говорил, мурлыкал. – Только вы не ссорьтесь, ладно?

– А почему мы должны ссориться? – с самым невинным видом спросила Лейла.

– Ну…

Да-да, все всё понимали! И ситуация становилась всё неудобней и неудобней. В конце концов, мне пришлось принять волевое решение.

– Тамир, не волнуйся. Она меня не до смерти, а так… чуть-чуть придушит.

Муж подарил лёгкую улыбку, прижал крепче и снова поцеловал в висок.

– Лейла, не сердитесь на Эсми…

Это прозвучало так, что ух! Если бы я не знала, чем мы занимались ночью и в каком виде проснулись, я бы решила, что между нами есть всё. Причём это «всё» находится в такой стадии, что друзьям и подругам обижаться просто грешно. Пусть скажут спасибо за то, что новобрачные нашли силы оторваться друг от друга и уделить им хоть минутку.

– Эсми вчера очень нервничала, – добавил Тамир.

Подруга шумно вздохнула и закатила глаза, а Тамир улыбнулся и отступил.

Он вернулся в гостиную, а мы с Лейлой прошмыгнули в спальню. Я сразу же выхватила из рук подруги объёмный пластиковый пакет и высыпала его содержимое на кровать. Лейла не подвела, принесла всё, что требовалось.

– Спасительница, – пробормотала я.

– Угу.

Подруга прикрыла дверь и застыла, сложив руки на груди. Несмотря на хрупкость телосложения, выглядела очень грозно, даже мурашки по коже побежали. И допрос, которого мне так хотелось избежать, начался немедленно.

– Когда вы познакомились?

– Вчера. – Говорить правду не хотелось, но солгать я не могла.

Подруга не удивилась. Видимо, известие о моём замужестве исчерпало все лимиты.

– Где?

– У Дворца бракосочетаний.

– И что же ты там делала? – прошипела Лейла.

Я наконец нашла в ворохе принесённых вещей трусики и ответила лишь после того, как оная часть гардероба заняла приличествующее ей место.

– Ждала Джуна.

И снова ни капли удивления, только злость. Сильная, грозящая перейти в ярость.

– Эсми, какого дьявола? Ты что, совсем рехнулась? Ты намеревалась выйти за Джуна? Ты хотела связать свою судьбу с этим уродом? Мало тебя жизнь учила?

Сердце кольнула иголочка боли, но слёз не было.

– Не злись, – сказала я, подхватывая кружевной бюстик. – Ты же видишь, всё обошлось. Ты знаешь мои взгляды на вопрос брака, можешь не сомневаться – с Джуном покончено.

Блондинка запыхтела – верный признак того, что её переполняют эмоции, справиться с которыми она не в силах. Под аккомпанемент этих звуков я натянула майку и брюки, подхватила расчёску и поспешила к зеркалу – нужно привести себя в порядок, прежде чем предстать перед камерами. Кстати…

– Лейла, что творится снаружи?

– Трэш, – буркнула подруга. – Меня чуть не сожрали, прежде чем охрана отеля подоспела. Коммуникатор пришлось поставить на блокировку, только номер твоего Тамира в разрешенных. Почта ломится от писем, и… Ох, Эсми! – Лейла сменила тон, от недавней злости и следа не осталось. – Эсми, эта твоя свадьба…

– Но ты не давала комментариев?

– Разумеется, нет! Но пресса сошла с ума. Фан-клуб вообще лютует, и…

Я оборвала подругу жестом. Да, сливая информацию Тиму, я прекрасно понимала, какие последствия нас ждут. Но оно того стоило.

– Всё будет хорошо, – вслух сказала я.

А Лейла опять запыхтела и вернула разговор в прежнее, интересующее её русло.

– Ладно, с тобой всё ясно. А Тамир?

– Что Тамир?

– Как этот… этот кадр оказался у дворца бракосочетаний? Что он там делал?

Я повернулась, чтобы взглянуть на Лейлу. Кадр? Хм… почему она назвала Тамира «кадром»?

– Так что он там делал? – продолжила настаивать подруга.

Я подумала и отрицательно качнула головой.

– Прости, это не моя тайна. – Да, Лейла из тех, кто действительно умеет держать язык за зубами, но я точно знаю, Тамир мою откровенность не оценит.

Лейла фыркнула и принялась мерять спальню шагами. Я же собрала волосы в высокий хвост, отложила расчёску и поспешила за косметичкой.

– Эсми, мне кажется, ты не понимаешь, во что вляпалась, – после очень долгой паузы, сказала Лейла. – Ведь Тамир, он…

По ноткам, которые зазвучали в голосе подруги, я определила – мне грозит долгая, нудная нотация. В другой раз я бы, вероятно, послушала, но сегодня настроения не было.

– Лейла, я знаю, что приняла не самое здравое решение, но поверь, в тот момент я не могла поступить иначе. И вообще… я предпочитаю видеть в этой ситуации не минусы, а плюсы.

– Разве тут есть плюсы?

Я повернулась к собеседнице, подарила ей нарочито бодрую улыбку и сказала совершенно искренне:

– Мы незнакомы, следовательно, я не питаю иллюзий на его счёт. У меня нет ожиданий, которые он может обмануть. Согласись, это не так уж мало.

– Но ты его не любишь…

– Он тоже не любит. Но тут тоже есть плюс. Мы не одурманены чувствами, значит будем руководствоваться разумом. И у нас гораздо больше шансов выстроить правильные отношения, создать хороший, крепкий союз.

Лейла не выдержала, застонала.

– Эсми, ты сама-то в это веришь?

– Прости?

– Ты человек творческой профессии, – пояснила Лейла. – Ты живёшь эмоциями!

– Эмоциями я живу на сцене, а в жизни…

Подруга замотала головой, а я замолчала. Смысл спорить? Смысл объяснять? Конечно, она думает, что ей со стороны виднее. Разумеется, Лейла убеждена, что знает меня лучше, нежели я сама.

– Эсми, ты влипла, – повторила блондинка.

Я скривилась и вернулась к зеркалу. Влипла не влипла, а убиваться по поводу своего замужества я не намерена. Тамир уже доказал, что он человек здравомыслящий, а раз так, мы со всем справимся. И будем очень счастливы!

 

Следующая глава —>

Подписка на новости
Мы ВКонтакте
Разное