Новинки книг

Маша — звезда наша. Глава 2

Глава 2

 

Мы шли довольно долго, но на обзорную экскурсию это путешествие никак не тянуло – бритоголовый практически сразу увлёк в коридор, где не было ничего, кроме мерцающих золотистыми искорками стен и редких факелов.

Пламя этих факелов сильно напоминало какую-то магию, но любопытства данный момент не вызвал. Мне хотелось увидеть что-нибудь более весомое, более интересное.

Минут через пять я заскучала. А через десять вообще скуксилась и демонстративно сложила руки на груди. Только слуга, который регулярно оглядывался, явно не желая потерять доверенную ему персону, перемену в настроении не оценил. Кажется, ему было глубоко пофиг на то, что чувствует будущая хозяйка.

Подобное отношение немного задело, в итоге, к высоким резным дверям, у которых остановился бритый, я подошла в довольно скверном настроении. Но выговаривать за неучтивость не стала – во-первых, качать права всё-таки рано, во-вторых, всё равно не поймёт.

Вместо гневной тирады, я вздёрнула подбородок и, поколебавшись, вошла в несколько странноватый зал…

Если в коридоре царил полумрак, то здесь было очень светло – свет проникал сквозь прозрачный, выполненный в форме купола потолок. Пол был вымощен плитами из того же белого мрамора, и заставлен огромными каменными кадками, в которых росли невысокие причудливые деревья.

Ещё здесь были кадки с цветами, но это так, мелочь. Куда больший интерес вызвал далёкий зелёный островок, напоминающий лужайку, и разместившиеся на этом островке фигуры в аляповатых одеждах. Интуиция милостиво шепнула, что это женщины.

– И кто такие? – хмуро вопросила я. – Лучшая половина местного дворянства?

А что? А куда ещё могли привести будущую правительницу?

Впрочем, может мне грозит знакомство с королевой-матерью? Или, например, с сёстрами моего героя?

Пусть языковой барьер никто не отменял, но я всё-таки обернулась, желая продублировать вопрос провожатому. И сильно удивилась, обнаружив, что того и след простыл, а двери уже закрыты.

Ещё не веря в такое вероломство, я сделала шаг вперёд и уверенно потянула за массивную ручку. И вновь нахмурилась, обнаружив, что дверь не просто закрыта, а заперта. Ну вот…

Я обиженно поджала губы и наморщила нос. Всё понимаю, но такое поведение – это слишком. Нет, я совсем не против знакомства с местными леди, но ё-моё! Я же босая, без трусов и в рубахе с чужого плеча!

Что, спрашивается, обо мне подумают? И кем надо быть, чтобы поставить девушку в столь неловкое положение?

– Чурбан! – с чувством резюмировала я.

Потом глубоко вздохнула и снова повернулась к лужайке. Спешно одёрнула рубаху, поправила растрёпанные волосы и, натянув на лицо улыбку, зашагала навстречу будущим подругам.

Зелёное пятно, как вскоре выяснилось, действительно оказалось лужайкой. Вернее, разбитым посреди мраморного пола газоном. До моего появления, леди сидели на этом газоне и, видимо, общались, а заметив гостью, медленно поднялись и дружно вытаращили глаза.

Они смотрели с выраженным удивлением, явно не понимая, как реагировать. Зато у меня проблем с линией поведения не имелось – я улыбалась и активно транслировала дружелюбие.

Впрочем, в какой-то момент всё-таки споткнулась. Просто всё оказалось немного не так, как ожидала…

Их было восемь. Все высокие, статные, укутанные в дорогие ткани. Пятеро – знакомая масть: с бесцветными волосами, белёсыми глазами и клыками, оттягивающими губы. Ещё трое выглядели совсем иначе – чёрные, как пережженный кофе, волосы, и глаза того же цвета… без белков.

Клыков у брюнеток не наблюдалось, да и лица имели несколько иное строение – более округлые щёчки, малюсенькие подбородки, низкие лбы, в то время как лица блондинок напоминали лошадиные морды.

Но ведь внешность не главное! Внутренне содержимое куда важней! Именно поэтому я улыбнулась шире и, приблизившись, выпалила оптимистично:

– Привет!

Ответа, увы, не последовало – то есть языковой барьер действовал и здесь. Пришлось перейти к языку жестов – мило помахать рукой.

Вот теперь дамы точно сообразили, но среагировали совсем не так, как следовало. Все, без исключения, сощурили глаза и уставились враждебно.

Меня подобная реакция, конечно, удивила, но отчаиваться я не стала. Сказала с подчёркнутой симпатией:

– Очень красивый зал. Никогда подобной архитектуры не видела.

Интонации моего голоса даже не намекали, а прямо-таки кричали, что я на позитиве и полностью открыта для общения. Только представительницы местной знати, опять-таки, не оценили. Более того…

Более того – блондинка, которая стояла ближе остальных, качнулась вперёд и шумно втянула ноздрями воздух. Потом прошлась предельно недобрым взглядом по моим босым ступням, голым ногам и остановилась на подаренной клыкастым мачо рубахе.

Вот тут меня посетило дурное предчувствие и возникло чёткое подозрение – кажется, мы не подружимся. Однако ещё одну попытку наладить контакт я всё-таки предприняла…

– А я вот немного заблудилась, – сказала мягко. – Одежду потеряла, и вообще… Хорошо, что ваш главный меня подобрал. Иначе – всё. Умерла бы в той степи и поминай как звали.

Точно знаю – мой спич не поняли, но почему лица стали стократ противнее, а блондинка, стоящая ближе всех, зашипела? Я едва не поддалась желанию отступить, но…

– Проблемы? – поинтересовалась осторожно.

Взгляд шипевшей блонди стал прямо-таки убийственным, и я невольно сглотнула. Помнила, что отступать нельзя, но всё-таки сделала полшага назад и ощутила лёгкий прилив паники. Сердце подскочило к горлу, а мозг принялся судорожно анализировать ситуацию.

Нет, принцессы или компаньонки королевы-матери так себя не ведут. Они должны быть скромней, а у этих какие-то совершенно хозяйские замашки. Значит, восьмёрка в пёстрых платьях относится к другому классу светской нечисти. Вот только к какому?

Дамы тем временем приободрились. Блонди что-то каркнула через плечо, а сама двинулась на меня. Я вновь инстинктивно попятилась и вот теперь поняла, какие ассоциации данная ситуация вызывает…

В десятом классе, когда я Лёшку у Анжелки из параллельного отбила! Когда Анжелка узнала, то выражение её лица было точь-в-точь таким.

Получается, что я… Так. Погодите. Куда я всё-таки попала?

В памяти тут же всплыл ещё один эпизод – поездка от места обнаружения моей скромной персоны до города. Я опять сглотнула, громче чем хотелось бы. Просто, если сопоставить диковатость синеглазого «спасителя» с уровнем его сексуальной активности, то вывод…

– Только не говорите, что я попала в гарем…

Мой стон разнёсся по огромному залу, но это так, ерунда. Главный ужас заключался в том, что блонди ринулась в атаку.

Она действовала стремительно и времени сообразить у меня, вообще-то, не было. Тем не менее, я успела – завизжала и рванула в сторону, чудом увернувшись от опасных объятий.

– Погоди! – взвизгнула я истерично. – Не надо!

Только клыкастая женщина слушать не желала. Она зашипела змеюкой и опять бросилась на меня.

Я всегда восхищалась героинями, которые в таких ситуациях поворачиваются к опасности лицом и начинают шинковать врага, как шеф-повар морковку. При чтении подобных эпизодов, у меня всегда адреналин зашкаливал и руки чесались. Я не раз воображала, как сама хватаю меч и встаю на защиту справедливости, но…

В этот раз адреналин тоже подскочил, только ударил не в голову, а в ноги. А вот мозг благополучно вырубился, и тот факт, что я уподобилась гоночному болиду, дошел до него примерно на втором круге гонки.

Понимание, что на хвосте не только шипящая блонди, а вся расфуфыренная восьмёрка, тоже пришло не сразу. Зато, когда сообразила, из горла вырвалось паническое:

– Помогите! Помогите кто-нибудь!

Тётки ответили на мой крик многоголосым рычанием, и стало совершенно ясно: поймают – убьют!

Но был тут и другой, абсолютно непонятный момент…

За что? Почему? Откуда и как? Как в моём позитивном, идеальном мире очутились эти фурии?!

До стены оставалась всего ничего, поэтому я заложила крутой вираж, уходя влево, на третий круг – благо, зал был большим и пространства для манёвров хватало. Но ровно в этот момент сработал закон подлости: последнюю из преследовательниц посетила здравая мысль – броситься наперерез.

Вот теперь мозгу пришлось очнуться, дабы оценить обстановку и рассчитать траекторию. Увы, этот расчёт привёл к неутешительным выводам – вероятность быть пойманной процентов сто.

Естественно, я завопила! Причём очень громко – гораздо громче, чем раньше.

Однако крик никак на происходящее не повлиял – стеклянный потолок не обрушился, напольные кашпо не потрескались, а разъярённые фурии не сбились с бега, и ноги себе не переломали.

Наоборот! Тётки приободрились и ускорились! Все, включая ту брюнетку, которая летела наперерез.

Столкновение стало неизбежным, и я приготовилась попрощаться с приобретённой в момент перехода гривой. А ещё с глазами, гладкой кожей, и самой жизнью. Но за миг до катастрофы, случилось непредвиденное. По залу пронёсся очень мощный писк:

– Ан рыя[1]!!!

Брюнетка споткнулась и продолжила движение уже на пузе. Я же умудрилась перепрыгнуть через это скользящее по мрамору тело и помчаться дальше.

И только отбежав на добрую сотню шагов, я осмелилась обернуться, чтобы узнать – фурии уже не преследуют, а кучкуются у одной из каменных кадок. А рядом с ними стоит ещё одна тётка – высокая и одетая во всё чёрное.

Пробежав ещё чуть-чуть, я подумала и остановилась. Повернулась к обитательницам гарема, одарила вновь прибывшую пристальным взглядом и тут же услышала строгое и опять-таки писклявое:

– Игри даа!

Смысл этой реплики я уже знала – мне явно предлагали подойти. Но… А кто эта «новенькая» вообще такая? Я точно могу ей доверять?

– Игри даа!

На сей раз писк прозвучал довольно агрессивно, а я устало вздохнула – как же этот языковой барьер достал! Затем сделала нерешительный шаг вперёд и замерла снова. Остановилась, чтобы услышать… нет, уже не писк, а натуральный рёв:

– Игри даа!

Да… какого фига? Я всё понимаю, но вон те дамочки в аляповатых одеждах за мною полчаса гонялись. Более того, они даже сейчас стоят и морды кривят, а мне предлагают просто взять и подойти?

Нет, я, конечно, могу… но будьте добры выдать мне для начала ружьё и связку гранат! Ну и пользоваться этим ружьём научите. А с гранатами как-нибудь сама разберусь, там вроде легко.

В общем, я поступила как самая разумная девочка – сложила руки на груди и упрямо помотала головой. Только пискля, которая, кстати, в бабушки нам всем годилась, жест не оценила.

– Драа[2]… – с подчёркнутой усталостью сообщила она. Потом выпрямилась и неспешно направилась ко мне.

И вот теперь я смогла отметить ещё один факт – фурии эту «леди» в чёрном явно опасались. Даже смотрели на неё с каким-то особым трепетом, словно… Хм, а может это свекровь?

– Драа… – приблизившись, сокрушенно повторила старуха.

А в следующий миг на моём запястье сомкнулись цепкие, иссушенные временем пальцы. Ещё мне подарили зловещую клыкастую улыбку и взгляд, от которого по спине мурашки побежали.

Нет, так не пойдёт. Я ведь в позитивный мир попала! А в позитивном мире свекрови не водятся, тем более злые!

– Вы же добрая, правда? – жалостливо пропищала я.

Старуха одарила новым жутковатым взглядом, прицокнула языком и потащила в неизвестном направлении.

 

Мы пересекли огромный зал, причём фурий демонстративно обошли по широкой дуге, и остановились у резной двери. Не той, через которую я в этот балаган попала, у другой.

Дверь была не единственной – дальше по стеночке ещё штук двадцать точно таких же располагалось. Но этот момент я отметила вскользь, чисто по инерции.

Едва подошли, старуха извлекла из складок одежды ключ и вставила его в скважину. Глухо клацнул замок, и ещё через секунду мы оказались в просторном, очень милом помещении.

Оно напоминало гостиную, выполненную в умеренно-классическом стиле – светлые стены, тёплые деревянные полы, яркий текстиль на фальшь-окнах. Да, нормальных окон не наблюдалось, да и зачем они нужны при прозрачном-то потолке?

Мебели было минимум – два узких, жестких диванчика, стол и комод. Но это, опять-таки, не важно. Куда интереснее было узнать, где мы оказались и зачем. И хотя языковой барьер надежды на внятный ответ не оставлял, я повернулась к провожатой и вопросительно приподняла брови.

Тут же услышала визгливое:

– Жи[3]! Ирайс быыхд[4].

Ы-ы-ы! Да сколько же можно?

– Бамбарбия, – не сдержавшись, заявила я. – Кяргуду.

Старуха иронию не оценила – скривилась и поспешила удалиться. И дверь напоследок заперла – об этом сообщил приглушенный, но вполне различимый щелчок.

Меня подобный поворот не расстроил, ибо покидать отведённые апартаменты всё равно не собиралась. Зачем? Если снаружи поджидает целая толпа очень агрессивных тёток…

Нет-нет, я лучше тут посижу. Дождусь клыкастого «спасителя» и глазки его бесстыжие, когда явится, выцарапаю! А как иначе?

Когда парень с бывшей пассией знакомит – это неприятно. Когда с бывшей женой – вообще караул. А когда судьба сводит не с бывшей, а с настоящей – армагедец, причём тотальный.

Как назвать встречу с неполным десятком жен? Боюсь, подходящего определения не найти даже в расширенном словаре русского мата.

Впрочем, нет. Глаза клыкастому выковыривать не стану – слишком маленькая плата за мои страдания. Я ему… аппарат оторву. Будет удовлетворять свой гарем другими, альтернативными методами. А что? При отсутствии аппарата, можно таким виртуозом в этом деле стать, что тётки ещё сильней любить будут!

И кстати о тётках… А ведь неплохо бегают. До олимпийских чемпионок, конечно, не дотягивают, но в сравнении со среднестатистическими домохозяйками – более чем.

Да я и сама вполне приличный результат показала, и даже не запыхалась. С учётом того, что раньше за мной подобных способностей не водилось… Неужели апгрейд тела, полученный при переходе, не только в увеличении груди заключается?

Вспомнив об изменениях, я активно завертела головой в надежде отыскать зеркало. Но тут, в гостиной, ничего такого не имелось – зато я нашла ещё одну дверь, за которой скрывалась спальня.

Спальня была выполнена в том же скромном стиле, а вот кровать из общей картины выбивалась. Она отличалась не только масштабами, но и роскошью. При взгляде на это чудо интерьера, сомнения, обуявшие после знакомства с женами синеглазого, немного попятились. Как ни крути, а вот такое ложе – явный признак того, что этот мир не лишен здорового фэнтезийного романтизма.

А ещё тут-таки было зеркало! Огромное, в тяжелой серебряной оправе. В волшебных историях такие часто служат порталами, но дрожь в коленках появилась вовсе не поэтому. Просто появились некоторые сомнения – а вдруг в том, что касается лица, я не похорошела, а наоборот?

В общем, к зеркалу я шагнула с содроганием. И трусливо зажмурилась, прежде чем на собственное отражение взглянуть.

Зато потом…

– Вау! – Возглас вырвался сам. И тут же перешел в исполненный восторга визг: – Этого не может быть!

Я снова зажмурилась, но, когда открыла глаза, на меня по-прежнему взирала истинная красотка.

– Мама дорогая…

Я захлебнулась вздохом. Невольно отступила, чтобы в следующую секунду подлететь к зеркалу вплотную.

– Боже, какая прелесть!

Нет, глобально ничего не изменилось, лицо – моё, но…

Кожа стала гладкой и сияющей – гораздо эффектней, чем у девочек с рекламных плакатов всяких косметических фирм. Губы заметно увеличились. Веки, кажется, приподнялись – по крайней мере других объяснений тому, что глаза тоже стали больше, я не нашла. Нос наоборот уменьшился, и мелкая надоедливая горбинка рассосалась. Контур лица приобрёл удивительную чёткость, шея удлинилась. А если добавить сюда густую гриву каштановых волос и четвёртый размер бюста…

В общем, не удивительно, что фурии побить пытались. Я бы на их месте тоже занервничала. Особенно по поводу глаз – у них-то либо бесцветные, либо чёрные и без белков, а у меня – ой, ну прямо-таки офигические! Насыщенного, изумрудного цвета!

Не в силах преодолеть тягу к прекрасному, я стянула с себя рубаху и снова замерла перед зеркалом. Если бы рядом оказалась юная Афродита, она бы точно комплекс неполноценности заработала.

– И кому же эта красота достанется? – не в силах справиться со шквалом эмоций, прошептала я.

Тут же повернулась к зеркалу попой, чтобы убедиться – вид сзади не менее прекрасен!

И так вдруг обидно стало… Это что же получается? Я, вся такая необыкновенная, и с клыкастым монстром? Вернее – с женатым клыкастым монстром! А не жирно ли ему будет?

Развить мысль не успела – меня отвлекло озадаченное «Хм-м-м». Вздрогнув всем телом, я подняла голову, дабы взглянуть на дверь. И не сразу сообразила – на пороге отнюдь не синеглазый стоит, а кое-кто другой. Вернее, другие.

 

Их было двое. Если не присматриваться – обычные клыкастые парни. И внешность, и мускулатура, как у встреченных в степи воинов. Но лица холёные, волосы забраны в аккуратные хвосты, брови вычерчены, а взгляды…

Во взглядах, которыми мерила эта парочка, не было даже тени того похотливого интереса, которым буквально разило от всадников. В итоге, я даже не попыталась прикрыть наготу – просто повода застесняться мне не дали.

И вместо истеричного вопля, уместного в подобной ситуации, с моих губ сорвалось дружелюбное:

– Привет.

– Хм… – отозвался тот, что стоял на полшага ближе. Окинул ещё одним взглядом и задумчиво почесал подбородок.

Несколько секунд в спальне царила тишина. Мы просто стояли и всё также смотрели друг на друга. А потом тот, второй, всплеснул руками и воскликнул:

– Мжво неепсем[5]!

И в этот миг до меня дошло… В этот миг я поняла, чем эти клыкастики отличаются от тех! Просто и жест, и интонации, прозвучавшие в голосе второго, были абсолютно женскими.

Мои брови непроизвольно поднялись, но я успела сгладить двусмысленную реакцию улыбкой. Ещё миг, и на моём лице вспыхнул неподдельный восторг.

– Вы – геи? – выпалила я.

На сей раз языковой барьер не помешал. Парни сперва насторожились и переглянулись, но тут же оттаяли. Ну а я…

Ёлки-палки! Вот это пруха! С фуриями законтачить точно не смогу, а эти двое – чем не друзья? Они на синеглазого не претендуют, значит и в драку не полезут, и на подлость не пойдут. Или…

Хм, а что если эти тоже в гареме?

Мысль огорошила и заставила нахмуриться. Но через секунду сомнения рассыпались в пыль. Дело в том, что первый бросил ласковый взгляд на второго, а тот смущённо отвёл глаза и растянул губы в лёгкой кокетливой улыбке. В общем, тут точно была любовь!

Однако проникнуться моментом и как следует порадоваться за ребят, я не успела. Отвлекла реплика «первого», обращённая ко мне:

– Диём[6].

Его голос оказался значительно грубей, чем у товарища, так что вывод насчёт распределения ролей подтвердился. Но это так, к слову. И вообще, в данный момент было куда интереснее другое…

Я ткнула пальцем в новообретённый четвёртый размер и сообщила:

– Маша.

Клыкастые глянули удивлённо, но быстро сообразили.

– Хрим, – через миг представился «первый». Затем кивнул на «второго» и добавил: – Лаарим.

– Очень приятно! – вновь расцвела я.

Лаарим что-то прощебетал и поспешил к двери, которую лично я прежде не замечала. Впрочем, в данный момент тоже не заметила – всё моё внимание оказалось приковано к походке клыкастика. Она была настолько изящной, что я завистливо вздохнула. Бли-ин! Вот бы и мне так научиться.

От Хрима эта реакция не укрылась, и в улыбке проскользнула гордость. Но в следующий миг его рука взметнулась вверх, указывая на открытую Лааримом дверь, а я услышала уже знакомое:

– Диём.

Вот теперь пришлось, что называется, разуть глаза, и… о грации нового знакомого я временно позабыла. Просто за открытой дверью обнаружилась ванная комната. Небольшая, но совершенно обалденная.

Тёмный мрамор пола, светлые стены. Справа – широкая лавка для массажа, слева унитаз, биде и открытая душевая кабина. А посередине – огромная ванная а-ля джакузи.

– Ого! – не сдержавшись, взвизгнула я.

Хрим усмехнулся, а через пару минут я уже сидела в этой самой «джакузи» и познавала все прелести местной косметологии.

Она оказалась на высоте, как и мастерство клыкастных парней. Меня мыли, скребли, тёрли, массировали – в общем, чего только не делали.

Комната утопала в аромате снадобий и кремов, которые пахли на порядок приятнее любого из косметических средств моего мира. Под прозрачным куполом потолка висел пар. Мальчики что-то щебетали на своем непонятном языке, но в их устах грубоватая речь казалась песней.

Я очень скоро впала в нирвану. Даже после того, как Хрим вытащил из ванны и, завернув в полотенце, на руках отнёс к зеркалу, из блаженного полусна не вынырнула.

Очнулась лишь после того, как Лаарим пощелкал перед носом пальцами и выдохнул с неподдельным восторгом:

– Кррси…

– А-а-а… – шокировано откликнулась я.

Я давно признала в себе красавицу, но после колдовства ребят в зеркале появилась настоящая Звезда. Именно так, с большой буквы.

Губки – как лепестки роз, глазки сияют, подкрашенные реснички – что крылья бабочки. Высокая замысловатая причёска смотрится круче, чем императорская корона. В общем, одно сплошное…

– Офигеть!

Это было настолько чудесно, что в уголках глаз выступили непрошенные слёзы. Парни моё состояние, конечно, заметили – они ответили счастливыми улыбками, но… Нет! На этом действо не закончилось.

Следующие полчаса были потрачены на подбор наряда – оказалось, шкаф, притаившийся в дальнем углу спальни, до отказа набит тряпками.

Сперва мне разрешили поковыряться в шифоне и парче лично, и примерить несколько платьев в стиле индийского сари. Но после того, как Лаарим в очередной раз всплеснул руками и воскликнул «Неепсем!» – от выбора наряда отстранили, причём довольно грубо. Пришлось примоститься на краешке кровати и ждать.

И да, я, конечно, немного обиделась. Однако пантомима под условным названием «воробей нахохлился» моих новых друзей не впечатлила. Но я простила эту чёрствость, когда увидела, что именно мне предстоит надеть.

Тёмно-бордовый комплект: топ с подчёркнуто эротичным декольте и юбка в пол – попа обтянута плотно, а чуть выше колен начинается феерия складок и оборок. Великолепный, бесконечно женственный силуэт.

– Кррси, – удовлетворённо кивнул Хрим, когда я всю эту прелесть на себя напялила.

– Идиди[7]! – явно поддержал возлюбленного Лаарим.

Мне тоже нравилось, но…

– Тесновато, – ощупав попу, призналась я. – Как бы эта юбка не треснула при попытке сесть.

Языковой барьер точно никуда не делся, но интонации сказали всё. Парни, выслушав мою реплику, переглянулись, и Хрим повторил с нажимом:

– Кррси.

В общем, понятно – возражения не принимаются. Ну ладно. Нет, так нет.

Умилённый моим образом Лаарим подал обувь – мягкие туфли-тапки на кожаной подошве. Затем навесил на уши массивные клипсы, а над обнаженным пупком наклеил небольшой серебристый кружок.

И лишь теперь, когда ухоженный клыкастик отступил, до меня дошло, что все эти сборы точно неспроста. Уж не к свиданию ли с синеглазым меня готовят?

Мысль вызвала лёгкий холодок по коже, а в следующий миг где-то вдалеке запел набат. Это грозное «бом-бом» заставило сердце боязливо сжаться и навело на новый, ещё более логичный вопрос: что делать-то?

Становиться девятой женой «спасителя» совсем не хочется, а отбиться от этой пышущей тестостероном махины… Мама дорогая! Любимым героиням фэнтезийных книг всегда удавалось избежать нежелательных отношений, да ещё поглумиться над брутальными мужиками. А я? Смогу ли? Ой… а что если нет?

По позвоночнику холодной змейкой заскользил страх, колени задрожали сильнее. Зато к моменту, когда в спальне объявилась «леди в чёрном», я уже успела прийти в себя и исполниться самой железной решимости!

В итоге, едва старуха ухватила за руку и потащила наружу, я притворилась ослицей – упёрлась ногами, отклянчила в качестве противовеса попу и принялась вопить о том, что ни разу на свидание не согласна! К счастью, наши весовые категории совпадали, и пересилить моё упрямство зараза старая не смогла.

Хрим и Лаарим взирали на происходящее с немым изумлением, и что делать точно не знали. Правда, лишь до тех пор, как клыкастая каркнула что-то непередаваемое.

Вот тут я поняла, что сильно поторопилась, признав сладкую парочку своими друзьями. Просто, после возгласа карги, Хрим подскочил к нам и всю малину испортил. Он с невероятной лёгкостью оторвал меня от противницы и, забросив на плечо, потащил в указанном старухой направлении. Словно я не Звезда, а… мешок, блин. С картошкой!

Стало обидно. Вот просто до слёз! И даже сочувственный взгляд вышагивающего следом Лаарима ситуацию не смягчил.

Ну и ещё кое-что. В первые минуты я отчаянно сопротивлялась, а потом, сообразив, что эффекта всё равно нет, приняла самое разумное решение – не брыкаться, а поберечь силы для основного действа.

И, как вскоре выяснилось, не зря…

[1] А ну стоять

[2] Дура

[3] Жди

[4] Постарайся быть хорошей девочкой

[5] Мы же ничего не успеем

[6] идём

[7] Идеально

Мы ВКонтакте
Разное