Новинки книг

Маша — звезда наша 2. Глава 9

Глава 9

 

Вблизи лорд Сирис оказался ещё симпатичнее. Весь такой большой, с невероятным прищуром синих глаз и лёгкой ехидной ухмылкой. Мешковатая чёрная мантия смотрелась на нём, как наряд от кутюр, а едва уловимый запах крепкого алкоголя добавлял образу брутальности.

В общем, сердце одной попаданки готово было расплавиться. И оно бы непременно так и поступило, если бы не чувство неловкости. Просто, когда сидишь в шкафу, в нелепой позе и превращённой в шапочку маске спецназовца, а он стоит напротив и насмешливо взирает сверху вниз, таять от умиления сложно.

Более того, в подобной ситуации хочется заёрзать и сказать:

– Ой.

Вот я и сказала! А ещё зажмурилась в надежде, что лорд Сирис захлопнет дверцу и уйдёт. Ну а что? А почему нет? Ведь мы в фэнтези, а тут чудеса точно случаются!

Однако на сей раз чуда не произошло, ректор не ушел. Наоборот – сложил руки на могучей груди и сказал:

– Ну надо же какая встреча.

Пришлось распахнуть глаза и подарить шатену самый невинный взгляд. Потом вспомнить о вежливости и добавить:

– Здрасти.

– Угу, – отозвался лорд Сирис весело и протянул руку, предлагая выбраться из убежища.

Ответить на это я могла лишь одно:

– А может тут посижу?

– Не-ет…

В голосе ректора прозвучала высшая степень самодовольства! Выглянув из-за его фигуры, я смогла увидеть – остальные реагируют аналогично. В смысле, лица высших чинов Объединённой Академии Магии были озарены широченными улыбками. Я почувствовала себя мышью, угодившей на вечеринку к восьми кошакам.

– Ы-ы-ы… – сообщила собравшимся я. – Ы…

А потом глубоко вздохнула и успокоилась! Да, это попадос, но безвыходных ситуаций нет. И вообще, мы люди взрослые и, следовательно, можем договориться. С этой мыслью я приняла предложенную ректором руку и выбралась из шкафа.

И вновь проявила вежливость:

– Как поживаете? Как дела?

Улыбки стали шире и коварней, и от этого дико захотелось потупиться, но я удар выдержала. Вновь невинно хлопнула ресницами и сказала:

– Ну я… пойду?

– Ага. Щас! – заявил невероятно довольный «Трандуил».

Вот теперь посетила новая мысль! Вернее, очень логичная догадка…

Взгляд скользнул по брутальному широкоплечему ректору, по его не менее брутальным друзьям, наполненным алкоголем бокалам, разложенным на столе картам, и…

– К интиму склонять будете?

– Кого? – недоумённо уточнил рыжий.

– Ну как… – Я развела руками. – Меня.

Пространство наполнилось громогласным басистым ржачем. Хохотали все, включая подбивавшего в своё время клинья Сириса. От этого стало как-то обидно. Нет, сама-то я против, но неужели они даже не допускали подобный вариант?

Следом вспомнился канон – он такого варианта тоже не допускал, но… В последние годы каноны романтического фэнтези так изменились, что…

Впрочем, нет. Не важно.

Пережив звуковую атаку, я улыбнулась шире прежнего и, так как преподы говорить не спешили, вновь взяла инициативу в свои руки.

– Я никому ваш секрет не раскрою.

– Никому-никому? – хитро переспросил «Тор».

Активно помотав головой, я отступила. В эту секунду меня посетила третья, на сей раз по-настоящему ценная мысль – надо линять!

Так как отпускать студентку не собирались, а процесс переговоров сводился к моим репликам, уведомлять о намерениях я не стала. Просто прикрыла глаза и, мысленно возопив, что хочу в свою комнату, шагнула в портал.

Увы, но вот тут случилась новая подлость. То есть как «новая»? Когда-то со мною подобное уже происходило, но сейчас… Тот факт, что портал не сработал, стал шоком.

Как это? За что? Почему?

Но самым ужасным было другое – лица собравшихся мужчин слегка вытянулись, а лорд Ниран сказал:

– Мне почудилось, или она попыталась применить заклинание телепортации?

– Не почудилось. – Ректор аж зубами щёлкнул, а в синих глазах вспыхнул неподдельный азарт.

– Та-ак, – протянул «Трандуил». – И кто же додумался научить нас высшему заклинанию?

– Мне интереснее другое, – подал голос черноглазый брюнет. Точно проректор! И точно по воспитательной… – У Мари дар любовной магии, то есть овладеть телепортацией она не может. Но ведь владеет.

– Э-э… Кто владеет? Я?

Моё возмущение было очень искренним! Просто интуиция взвыла, сообщая, что здесь какая-то засада и нужно срочно в несознанку идти. Вот я и пошла, а лорд Упырь…

– Владеешь-владеешь, – сказал коварно, но безапелляционно. И припечатал: – Ведь сюда ты именно с помощью телепортации попала. Других вариантов, учитывая, что охранные заклинания на двери были в норме, нет.

Я хотела возмутиться ещё раз, но быстро вспомнила, что мы не где-нибудь, а на стороне Добра. То есть ничего дурного не случится. Всё будет хорошо!

Ну а если так, то…

– Почему заклинание не сработало? – проявила любопытство я.

В ответ услышала ожидаемое:

– Блокировка, – сказал Сирис. – Сюда переместиться можно, а отсюда – только с моего разрешения.

Всё. Вот теперь его улыбка стала не только широкой, но и почти пугающей. Если бы не знала, в каком мире нахожусь, точно бы намочила своё новенькое трико.

– Кстати, Мари, а что на вас надето? – поинтересовался Ниран. – Это какая-то новая мода?

Я шумно выдохнула и закивала. Тут же спросила самым жалобным голоском:

– Может всё-таки отпустите?

– Нет!

 

Следующие два часа, я сидела за столом, цедила через трубочку морс и наблюдала за карточной игрой с непонятными правилами. А эти «старики-разбойники»… натурально бухали! Дружно опрокидывали стакан за стаканом и играли в те самые карты.

Причём вопросов про заклинание телепортации уже не задавали, и даже о цели визита к ректору не спрашивали. Но меня данные моменты не заботили – куда большее недоумение вызывал тот факт, что руководству академии было совершенно пофиг, что я их секрет узнала.

А ещё – разговоры. Мужчины говорили «без купюр». Так, словно никого постороннего рядом нет. Некоторые – не будем показывать на проректора по воспитательной части пальцем, – даже позволяли себе нецензурные выражения. И на них никто не шикал!

В том, что касается содержания этих разговоров… Нет, ничего криминального не звучало. Единственным, что вызвало хоть какой-то мой интерес, стало:

– Сегодня письмо от генерала Гизли получил. – Реплика принадлежала Сирису.

– И что там? – полюбопытствовал «Трандуил». В действительности, его лордом Дэймоном звали.

– Просит войти в положение. – Ректор выразительно поморщился. – Разрешить Вульфу и компании свободный график. То есть узаконить их вечные прогулы.

– Хм… – подал голос рыжий. Лорд Ванкум, декан факультета ветеринарной магии. – И с чем данная просьба связана?

Сирис поморщился ещё выразительней. Но ответил:

– Чёрная стрела помогает в очередном расследовании. Выслеживают какого-то сто первого маньяка, угрожающего столице и всей империи.

Преподы, услышав пояснения, скривились. Я – тоже.

Впрочем, фиг с ним, с Алексом. Ситуация, в которую попала я сама, была куда важней! И вот такое свободное общение, да вкупе с полным равнодушием к проблеме разоблачения, навевало очень неприятные мысли. Я чувствовала себя неуютнее с каждой минутой. Хотя, «неуютно» – слово не точное. Мне было по-настоящему стрёмно!

К моменту, когда мужчины закончили очередную партию, а взгляд лорда ректора вперился в меня, я едва сдерживала желание завыть! При этом отчаянно твердила себе, что мир – позитивный, а за столом не мафия. То есть принцип «свидетели долго не живут», тут не работает. Не должен работать!

Тем не менее, оказавшись под прицелом синих глаз, перепугалась жутко. А когда лорд Сирис улыбнулся и вальяжно похлопал по собственному колену, предлагая одной студентке пересесть, отчаянно замотала головой.

Через миг услышала:

– Мари… – В голосе ректора пьяные нотки смешались с мёдом и флиртом.

– Нет! – взвизгнула я.

– Мари, не бойся, – зараза улыбался. Причём широко и хищно. – Не укушу.

С места я, само собой, не сдвинулась. Вспомнив, что в ситуации тиран-жертва страх лишь подзадоривает, нахохлилась, дабы скрыть истинные эмоции.

Не боюсь! Вот не боюсь и всё!

– Я даже приставать не буду, – добавил Сирис. – Клянусь.

Пф…

– А смысл мне, в таком случае, к вам подходить?

Ректор застыл. Самодовольство пусть на секунду, но сменилось растерянностью. А потом он догадался…

– Издеваешься?

Я благоразумно промолчала, а лорд ректор улыбнулся шире и заявил:

– Ладно… Сам подойду.

С тяжким вздохом, он поднялся на ноги и действительно приблизился. Затем развернул мой стул и наклонился, позволяя ощутить запах крепкого алкоголя и бесконечно далёких от нафталина духов.

Я нахохлилась сильнее, превратившись в этакого боевого воробья, и невольно вжалась в спинку стула. Даже попыталась пропищать какой-то протест, но ректор слушать не желал. Он хотел говорить!

– Тарантанаэра, – выдохнул Упырь. – Кантанратанта!

Дальше был жест явно магического свойства и длиннющая тирада непонятного значения. В результате этих манипуляций, на глаза словно туманная пелена упала, а вот после неё в сознании возникла очень чёткая картинка.

Пещера, заваленная телами спящих монстров, огроменный отполированный камень с отпечатком ладони, и яркая надпись: «Поздравляем! Вы больше не восприимчивы к магии, воздействующей на разум!»

Вслед за этой картинкой, возникла ещё одна. Алекс Волков, который досадливо сплёвывает прямо на пол и говорит с чувством:

– Сью!

Вот теперь совсем радостно стало. Так, что я разулыбалась во всю ширь!

Дополнительная приятность – ректор прочёл в моей глуповатой улыбке подтверждение тому, что память стёрта. А вот Ниран не порадовался…

– Может не стоило? Ведь у неё и так амнезия.

Сирис выпрямился и пожал плечами, мол – а что я мог? Окинул меня новым насмешливым взглядом и вопросил, обращаясь к собутыльникам:

– Ну что? Кто готов отвести Мари в её комнату?

– Не я, – буркнул «Трандуил».

Остальные энтузиазма тоже не проявили – выпивка и карты были точно важней.

– Ниран? – окликнул лорд ректор.

– Почему сразу я?

Декан факультета целительства и врачевания, который, кстати, обладал короткими тёмно-русыми волосами и глазами цвета весенней листвы, не просто скривился, а прямо-таки скуксился. То есть, тоже не хотел. Совсем-совсем.

– Ты сам сказал, что у Мари амнезия, – блеснул коварством Сирис. – Следовательно, твоё участие в её судьбе будет логично. Если кто-то поинтересуется, где эта милая девушка пропадала, скажешь, что вызывал в лазарет.

– Зачем я её вызывал? – продолжил упираться Ниран.

– Хотел проверить состояние. Узнать, если ли улучшения.

Лекарь закатил глаза и замер на несколько секунд. Кажется, он пытался не обматерить собственное начальство.

Только логика ректора оказалась сильней, и Ниран сдался.

– Хорошо, – процедил он хмуро. – Отведу.

Ниран выудил из кармана амулет, и через секунду перед нами стоял уже не брутальный мужчина, а сухофрукт относительной трезвости. Пользуясь моим бездействием, он цепко ухватил за локоть, заставляя подняться, и проскрипел с подчёркнутым пафосом:

– Пойдём, дитя.

«Дитя» упираться, разумеется, не стало, и послушно направилось к выходу. О том, что произнесённое Сирисом заклинание не подействовало, тоже не сообщило. А зачем?

Оставалась малость – добраться до комнаты и дождаться, когда Ниран отмажет меня от Бази. Впрочем, может снова повезёт, и подруги в комнате не будет? А то лекарь лекарем, но про нестандартный внешний вид рассказывать придётся самой. Ведь блондинка, наверняка, заинтересуется. А уж если она размотает мою «шапочку»…

Но нам всё-таки повезло. В момент, когда лекарь, прикинувшись магом-медвежатником, вскрывал замок, Базилия с почты ещё не вернулась.

 

Единственный выходной я планировала провести с толком – проваляться весь этот день в постели и никуда, кроме столовой, не выходить. Просто занятия и все переживания ужасно утомили, а стресс от неудачной диверсии – добил.

Впрочем, насчёт неудачности это, конечно, лукавство – учитывая добытую информацию, всё сложилось супер-пупер, и даже лучше. Но желания выбраться из постели это не добавляло. Тут, под одеялом, было слишком хорошо.

Базилия отнеслась к моим настроениям с пониманием, правда сама затею не поддержала. Умывшись и облачившись в халат, подруга сразу уселась за конспекты. Ей, видите ли, хотелось повторить пройденный за эту неделю материал.

– Ты какая-то неправильная студентка, – глядя на её поползновения, пробормотала я.

– В каком смысле? – удивилась Базя.

– В том, что зубрёжка положена исключительно перед сессией, а в остальное время…

Я осеклась, потому что на физиономии Бази появилось скептическое выражение. А потом прозвучало:

– Откуда ты знаешь, как положено вести себя студентам? У тебя же амнезия.

– Мм-м, – ответила я. – Мм-м…

А взгляд блондинки стал очень цепким! Таким, что я испытала инстинктивное желание натянуть одеяло на голову и притвориться, будто меня тут нет. И точно бы данный манёвр провернула, если бы не внезапный стук в дверь…

Блондинка поморщилась и неохотно отправилась открывать. Я же села на кровати – просто разлёживаться при посторонних некультурно, – и сладко зевнула.

Ещё через секунду застыла в недоумении. Просто на пороге нашей комнаты стояла облачённая в тёмно-зелёное платье Лириэль.

– Привет! – сказала эльфийка весело. – Вы уже проснулись?

Базя заметно опешила, я – тоже. А сокурсница изящно прошмыгнула мимо блондинки и с улыбкой уставилась на меня.

Потом заявила:

– Мы сегодня всей группой в кино идём. Хотите с нами?

– Э-э… – прореагировала я. Угу, с внятной речью этим утром были проблемы.

Базилия, как ни странно, тоже растерялась. Ответила столь же «содержательно»:

– Ы-ы?..

– Ну вот и прекрасно! – воскликнула Лириэль. Каким образом она прочла в нашем мычании согласие – не знаю. – Тогда сразу после обеда, у выхода из столовой! При себе иметь немного денег и зонтики. – И после кивка на окно: – Там сегодня дождь собирается.

С этими словами светлая эльфийка развернулась и, вновь протиснувшись мимо растерянной Базилии, исчезла. А мы с подругой остались. Пусть в лёгком, но всё же недоумении.

Да-да, смысл приглашения был предельно ясен: с нами вознамерились дружить! И всё бы ничего, но причиной проявленной симпатии точно являлся Алекс Вульф, с которым я столь неосмотрительно при свидетелях пообщалась.

И я как бы не против помощи, да и с девчонками законтачить хотелось, но…

– Кина не будет, – хмуро сообщила подруге я.

Базя аж подпрыгнула.

– Но почему?!

Следующий час мне банально выедали мозг. Базя вцепилась в приглашение Лириэль всеми конечностями и отступать не желала. Все мои протесты разбивались о железобетонное желание блондинки, и она-таки победила. То есть я согласилась. Выдавила из себя столь нужное Базе:

– Хорошо. Пойдём.

Покорившись обстоятельствам, я натянула платье василькового цвета, причесалась и накрасилась. Затем, глянув в окно, вытащила из шкафа не только зонт, но и лёгкий плащ – благо, в нищенском гардеробе опальной принцессы он имелся.

Затем произошло извлечение заначки, которая хранилась в ящике письменного стола, и на которую я наткнулась пару дней назад, когда что-то в этом столе искала.

Со стороны выуживание худенького мешочка с монетами выглядело как проблеск памяти, и Базилия искренне порадовалась.

– Вау! – воскликнула она. – Ты идёшь на поправку!

Дальше был обед, и ели мы не одни, а в компании нескольких сокурсниц во главе с Лириэлью. Девчонки уселись за стол сами, без приглашения. Однако указывать на бестактность я всё-таки не стала. Хотя хотелось!

Просто… да. Да, причина их интереса к моей скромной персоне по-прежнему бесила. Неужели знакомство с Волковым – единственное моё достоинство? Неужели иных причин проявить интерес к Мари Брехунье – нет?

Тот факт, что выспрашивать про Алекса девчонки пока не пытались, на настроение не повлиял. Короткая прогулка по городу позитивных ноток тоже не добавила: погода окончательно испортилась, с неба даже не капало – лило!

А ещё ветер поднялся, а температура наоборот упала. Короче, осень пришла. Причём внезапно. Как зима для коммунальных служб в Москве.

Ну а когда оказались в кассах кинотеатра, настроение вообще сдохло. Дело в том, что за билет я отдала половину монет и, как следствие, осознала всю глубину финансовой попы, в которой пребывала.

Это было ужасно. И в концепцию позитивного фэнтези точно не вписывалось. В общем, капец. Одно сплошное расстройство!

Сам кинотеатр представлял собой отдельно стоящее здание приличных размеров, и в целом выглядел вполне современно. Тут имелся просторный холл, украшенный всякой всячиной, два кафетерия и несколько кинозалов.

Репертуар тоже был на удивление широким. В данный момент в прокате шли аж четыре ленты. Мы собирались посмотреть некий заграничный фильм, одну из самых, как пояснили девчонки, ожидаемых новинок года.

Лишь очутившись в кресле, перед экраном, я сумела выдохнуть и отринуть негативные эмоции. Ну а когда включились магические проекторы, и на белом холсте появился главный герой, вообще про неприятности позабыла. Просто он был такой, такой…

– Какой же этот Ферран Истэн милашка, – прошептала сидящая рядышком Базилия.

Вся наша компания, состоящая из тридцати студенток факультета Любовной магии, слаженно вздохнула. И не менее дружно погрузилась в просмотр чудесной, красочной истории.

 

– Какой фильм, – закатывая глазки, сказала Диза. Курносая рыженькая «человечка». Вполне миленькая, точно принадлежащая к богатой семье. – А какой поцелуй в конце!

– О да, – поддержала Фия. Тоже «человечка», но тёмненькая, с грубоватыми чертами и манерами. – Финал шикарный. Режиссёр превзошел себя!

– Ой, ну при чём тут режиссёр? – Лириэль надула губы. – Если бы ни Ферран, никакого шедевра бы не вышло!

– Угу, – поддержала эльфийку Базя. И добавила с очередным сладким вздохом: – Ферран, он… Он такой талантливый! А какой краси-ивый…

Мы сидели в кафе, расположенном напротив кинотеатра и, невзирая на отвратную погоду, ели мороженое. Наш курс занял несколько столиков, а я и Базя оказались в одной компании с настырной светлой эльфийкой, которая на данное мероприятие и приглашала.

Случайность? Разумеется, нет. Лириэль делала всё, чтобы оказаться поближе. Причины её симпатий были всё теми же, но о неприятном я старалась не думать. И вообще, в данный момент куда больше занимал фильм.

Он оказался суперским. Сюжет, конечно, относительный, и сама лента наподобие нашего «Бонд, Джеймс Бонд», но там такую любовь показали, что все лужицами растеклись. Единственное, что было непонятно – финт с пастушкой.

Некая девица, похожая на белокурый одуванчик, несколько раз за фильм спускалась с холма, и… И, собственно, всё. Никакого продолжения. Никакого, на мой взгляд, смысла.

– Ты что? – воскликнула Лириэль, когда я эти соображения озвучила. – Это же авангардный элемент! Тонкий режиссёрский перфоманс!

– Э-э… – ответила на заявление я и, от греха подальше, вернулась к поеданию мороженого.

Вернее, хотела вернуться. Но прежде чем успела вонзить ложечку в посыпанную ореховой стружкой массу, раздался звон дверного колокольчика, и в кафе вошла целая толпа. Семеро парней в стильных тёмных костюмах и несколько холёного вида девиц с большими… хм… глазами.

В общем, да. К нам пожаловала Чёрная стрела. Причём не одна, а с прицепом.

Атмосфера в кафе изменилась моментально. Студентки факультета Любовной магии сразу забыли и про фильм, и про мороженое. Остальные посетительницы тоже ложечки побросали. Персонал – несколько девушек в форменных платьях – начал прихорашиваться и поправлять причёски.

На этом фоне моя реакция выглядела верхом благоразумия – я злобно скрипнула зубами.

Слышно не было – клянусь! Но эмоции, видимо, и на каком-то энергетическом уровне прошли – а чем ещё объяснить тот факт, что Волков резко заозирался и тут же обнаружил меня?

Алекс был весел. Даже не так! Все представители студенческой банды сияли самодовольными улыбками! А сопровождавшие их девицы радостно хихикали. Все, как одна! Включая повисших на Волкове эльфиек-дроу.

Впрочем, последние, отследив взгляд предводителя, хихикать перестали, и даже напряглись, ну а я… Нет, я реально воспитанная, но не показать брюнету неприличный жест не могла.

И пусть сделала это украдкой, но Алекс заметил. Правда, не расстроился, а… ехидно подмигнул! Скот.

Вот теперь я выдохнула и вернулась к десерту, который, кстати, обошелся в четверть всей обнаруженной заначки. Ёлки-палки, вот что за день-то такой? Лучше бы мы без всяких выходных учились.

– О-о-о… – тихонечко протянула Лириэль. И не нужно быть гением, чтобы понять, кому это «О-о-о» посвящалось.

– Они, наверное, тоже в кино ходили, – прошептала Базя. – На тот новый мега-экшн-боевик с элементами ужасов. Он как раз на полчаса позже нашего сеанса начинался.

Пока мои сокурсницы дружно таяли от счастья, представители «стрелы» сдвинули несколько столов и сделали заказ. А я мысленно взвыла, сообразив – уйти из кафе раньше, чем отсюда слиняет Алекс не получится. Девчонки и на миллиметр не сдвинутся, пока он тут!

Под тяжестью осознания, настроение опять в пропасть съехало. Однако, как вскоре выяснилось, это были лишь цветочки! Ягодки ждали впереди.

Через несколько минут, которые лично мне показались вечностью, Волков поднялся и компанию свою покинул. Предводитель Чёрной стрелы направился к нам, вернее, к одному конкретному столику. Тому самому, за которым сидела я.

Он приблизился, вальяжно обогнул стол и, встав за моей спиной, наклонился, чтобы шепнуть в ушко:

– Можно тебя на пару слов?

– Нет! – складывая руки на груди, рыкнула я.

Идейный противник не отстал. Прошептал после паузы:

– Машунь, а давай без детского сада?

Детский сад? Это он обо мне? Ну… ну знаете!

В общем, я подумала и тоже встала. Только причиной была вовсе не подколка – мною двигало желание защитить психику сокурсниц. Просто Алекс стоял слишком близко, а девчонки к подобному не привыкли и оказались на грани коллективного припадка. А мне оно надо?

Молчаливо шипя, я проследовала в указанном Волковым направлении. Увёл он недалеко – к ближайшей стеночке. Тут была пара столиков, но пустых, и мы оказались практически тет-а-тет. В смысле, нас могли только видеть, а слышать – нет.

Я упёрлась в эту стену спиной и устремила на соотечественника сердитый взгляд. Сам Алекс остановился в полушаге, слегка загородив меня от любопытных.

– Чего шипишь? – спросил он. – Чем ты опять недовольна?

– Зато ты слишком доволен, – не выдержав, огрызнулась я.

Настроение Алекса действительно было слишком хорошим. Он буквально сиял, составляя конкуренцию всем зажженным в кафе светильникам.

– А почему бы мне не порадоваться? После нашего разговора, у меня всё наладилось. Проблемы отступили, непонятки решились, косяки ушли.

Я фыркнула – кто бы сомневался!

– Ма-аш… – так и не дождавшись ответа, протянул Алекс.

Я фыркнула снова. Потом сложила руки на груди и сказала честно:

– У меня, в общем-то, тоже всё хорошо.

– Но?

В голосе соотечественника прозвучали нотки предвкушения, и я промолчала. За что и поплатилась…

– Это из-за них? – Алекс кивнул на свою компанию, но было совершенно ясно, что речь не обо всех, а о паре липнущих к предводителю «стрелы» дроу. – Это из-за них ты так расстроилась?

Я от столь возмутительного предположения аж подпрыгнула!

Нет, толика истины тут, конечно, была, но…

– Манию величия выключи, – прошипела сурово.

– Зачем? – отозвался Волков. – Лично мне она не мешает.

Шутил. Нет, ну точно шутил, хотя крупица истины была и тут. И так как потакать фантазиям Волкова не хотелось, я вздохнула и всё же сказала правду…

– Я персона нон-грата, но с некоторых пор со мною хотят дружить. Только причина не во мне, не в каких-то моих качествах, и даже не в титуле принцессы, а в знакомстве с тобой.

Алекс нахмурился.

– То есть? – не понял он.

– То есть девочки надеются подобраться к тебе через меня.

– Уверена?

Увы, но ситуация действительно была однозначной.

– Да, – выдохнула я.

В глазах соотечественника мелькнуло нечто похожее на сочувствие, только легче не стало.

– Тебя это обижает? – спросил Алекс.

Я задумалась и кивнула. Потом добавила:

– И обижает, и бесит, и вообще.

– А как нужно? – задал новый вопрос он.

Очень хотелось сохранить хоть подобие спокойствия, но эмоции на новый виток пошли. Просто мы опять разговаривали на виду у всех, и я представила, какая атака после этого начнётся.

Сокурсницы опять будут ходить за мной и ныть! Ах, ты знакома с самим Алексом! А он же такой расчудесный! Бр-р-р…

– Чтоб отстали! – в итоге, рыкнула я. – Чтоб…

– Помочь? – перебил соотечественник.

– Ой, да чем ты можешь… – начала было я, но осеклась, поймав предельно насмешливый взгляд.

Интуиция взвыла об опасности, но бежать было некуда и поздно. Одна рука Волкова моментально скользнула на мою талию, вторая нырнула в волосы, а губы нагло накрыли неосмотрительно приоткрытый рот.

Да, да, и ещё раз да! Этот гад, этот козлик недобитый, сволочь попаданская, мужлан питерского разлива, поцеловал! И сделал это настолько внезапно, что я искреннее растерялась.

Хуже того, от этой неожиданности у меня случилась лёгкая аритмия и коленки неуместно ослабли.

Минуты через полторы организм всё-таки одумался – вернулся в норму, и я даже попыталась отвесить негодяю пощёчину, но тот подло руку перехватил. И вот теперь отстранился. То есть перестал совать свой язык в мой рот и выписывать этим языком кренделя.

Ну а я…

– Ты! – прошипела злобно. – Ты!..

– Можешь не благодарить, – самодовольно заявил Волков.

Мы ВКонтакте
Разное