Новинки книг

Маша — звезда наша 2. Глава 8

Глава 8

 

Утро следующего дня… не порадовало.

Если смотреть объективно, оно было неплохим – за окном вставало солнышко, обещая чудесную погоду, Базя не пыталась разбудить на час раньше и рассказать об очередных секс-символах академии, и вообще, но…

Во-первых, мне всю ночь снились плоды «Сороказуба», во-вторых, ситуация в целом. То есть сначала Хуго, потом Ататриэль, теперь… Короче, понятно.

Неудивительно, что из кровати я выбралась в состоянии бешенства. И к занятиям готовилась выразительно поскрипывая зубами. Но на выходе из комнаты всё же нашла в себе силы вспомнить о хорошем. О том, что мы с Волковым договорились, и теперь у него своё фэнтези, а у меня своё.

Раз так, всё должно наладиться. Может всё уже хорошо?

Увы, но посещение столовой эти чаяния развеяло. Едва мы с Базилией нагрузили подносы и уселись за любимый стол, произошел крошечный культурный переворот. К нам присоединилось несколько девчонок из нашей группы. Да, тех самых, которые прежде воротили носы и предпочитали кушать отдельно.

Разрешения присесть девочки не спросили, однако истинная наглость заключалась в другом…

– Мари, а какой он вблизи? – поинтересовалась светлая эльфийка. Кажется, её Лириэлью звали.

– Э-э? – выразила недоумение я.

А в ответ услышала прямо-таки волшебное пояснение:

– Алекс. Алекс Вульф!

Как удалось сдержаться и не воткнуть в будущую выпускницу Объединённой Академии Магии вилку – не знаю. Но я реально смогла! И даже не зашипела при этом. Ну разве что чуть-чуть.

– О, Мари… Мы даже предположить не могли, что ты с ним знакома, – выдала вторая эльфийка, тоже светлая.

А одна из трёх «человечек» хмыкнула и парировала:

– Как по мне, в их знакомстве нет ничего странного. Ведь Мари – принцесса.

Вот кстати о принцессах.

Раньше с Мари Брехунье не общались, опасаясь гнева её папы, а теперь барьеров как бы нет? То есть желание приобщиться к прекрасному в лице Алекса сильнее, нежели страх перед императором? Ну знаете…

– Мари, – позвала всё та же Лириэль. И буквально взмолилась: – Расскажи!

Угу. Щас.

Я фыркнула, одарила девиц скептическим взглядом и направила всё внимание на завтрак. Просто, когда я ем, я глух и нем. И не надо портить аппетит всякими Алексами!

Нет, в другой ситуации я бы обязательно каких-нибудь гадостей насочиняла, но здесь и сейчас Волков был совершенно неактуален. Мне думалось исключительно о лорде Сирисе. Гадком старикашке, который однозначно нарывался на месть.

При этом я столкнулась с некоторым внутренним конфликтом. С одной стороны, чувство справедливости, которое буквально вопило: Машка, давай! А с другой – воспитание. Оно нашептывало: Машунь, имей уважение к старости. Да, Сирис поступил плохо, но прояви мудрость.

В миг, когда воспитание начало брать верх, в столовой появились Шширум со Сскарумом, и сомнения отпали. Лорд Упырь о своём поведении пожалеет. Вернее, я сделаю всё, чтобы он пожалел!

Придя к такому выводу, я хищно улыбнулась и окончательно сосредоточилась на еде. Теперь меня не могли отвлечь ни девчонки, ни Хуго с Ататриэлем.

В том, что касается блохастого – да, оборотень в академию вернулся. Но, учитывая нашу последнюю ссору, предпочёл держаться в стороне.

Эльф тоже был здесь, но поползновений в мою сторону не предпринимал. Однако в глазах цвета фиалок читалась уверенность альфа-самца, который, невзирая на предложение остаться друзьями, «никуда меня не отпускал».

 

Занятия пролетели незаметно, а их финала я ждала с трепетом! Чувствовала себя кошкой перед прыжком – той, у которой зрачки на полморды, и задние лапы будто сами собой переминаются.

Только сразу же приступить к делу не получилось – увы, но между мной и счастьем пролегал ещё один барьер. Подвалы Объединённой Академии Магии. Вернее, назначенная лордом Упырём отработка.

Помня о вчерашнем, идти не хотелось. Причём противилось всё, начиная сознанием и заканчивая телом. В итоге пришлось привлечь самого мощного союзника – фантазию. Я представила себя наикрутейшей воительницей, поправила воображаемые броне-трусы и пошла.

В этот раз провожатых не имелось, но я не заплутала. Гордо переступила порог лабораторно-складского помещения, а добравшись до столов, где тусовались змеелюды, улыбнулась и сказала:

– Здрасти.

Потом отбросила сумку с учебниками и добавила:

– Я пришла. Можете издеваться.

Ответом на эту реплику стали две хищные улыбки и всё то же облизывание губ. А спустя ещё секунду, Шширум – он был повыше и помощнее, – выдохнул и спросил:

– Чаю хочешь?

Интонации, прозвучавшие в голосе лаборанта, были настолько нормальными, что я опешила. Хлопнула глазами, пытаясь прогнать глюк, но…

– Мари, насчёт вчерашнего, – подал голос второй, Сскарум. – Ты очень здорово держалась. Не думали, что осилишь.

Э-э… Погодите. Так это что же…

– Это проверка была?

Сскарум кивнул, а Шширум расплылся в новой, на сей раз очень приветливой улыбке.

В том же, что касается меня… Нет, не поверила. Сложила руки на груди и уставилась на змеелюдов с прищуром.

Просто, ввиду всех событий, вера в позитив сильно пошатнулась. Вот и сейчас… Вдруг это какой-то развод? Вдруг меня отравить хотят, или напоить слабительным, к примеру?

Скепсис начал отступать после того, как Шширум наклонился и достал с располагавшейся под столом полки магическую горелку, три чашки и чайник. Тут же, при мне, засыпал в чайник заварку и отошел к небольшой раковине, дабы налить воды.

Ну а Сскарум подвинул два стула и огляделся в поисках третьего. Затем извлёк из своей сумки керамический контейнер, в котором оказалось печенье в форме сердечек.

Но добило не это, а сделанное змеелюдом признание:

– Сам испёк. Специально для тебя.

Мои брови взлетели на середину лба, да там и остались. Просто после этих слов, парни обменялись тёплыми взглядами, а Шширум сказал ласково:

– Хозяюшка ты моя.

Сскарум неподдельно зарделся, даже румянец на излишне натянутой, украшенной едва заметными чешуйками коже проступил. Интерпретация у данного обмена любезностями была лишь одна…

– Вы… – начала я, но запнулась.

А парочка лаборантов вмиг напряглась и посуровела.

– Да, – сказал Шширум. В голосе прозвучал оттенок вызова. – И что?

Что?! Ничего!

Я расцвела самой широкой из улыбок и счастливо подпрыгнула на месте. Ура-ура, у меня снова есть подружки, и какие!

А самое главное, вот такое проявление закона парных случаев явно свидетельствует о том, что наш с Алексом договор всё же вступил в силу. То есть теперь у меня точно своё, позитивное фэнтези! Без всяких багов!

Глядя на мою радость, парни оттаяли, а спустя пару минут мы уже сидели за столом и пили вкуснейший чай с прямо-таки волшебным печеньем. Змеелюды улыбались, я вообще сияла.

Ну, неужели! Наконец-то! Наконец-то у меня всё хорошо!

– То есть у тебя в самом деле амнезия? – спросил Шширум.

– Угу, – подтвердила я.

– Значит, ты не помнишь ни одной истории из жизни нашей академии? – блеснул логикой Сскарум.

Я, само собой, не помнила, и лаборанты принялись этот пробел восполнять. Причём очень воодушевлённо.

Да-да, вместо жуткой работы сегодня были байки! И хихиканье, плавно переходящее в гомерический хохот! И пусть большинство историй сводилось к тому, кто как напился и что при этом учудил, а фигуранты были мне незнакомы, но я рыдала. Даже похрюкивала иногда.

Темы «мужиков» тоже коснулись. Слегка сполоснули кости эльфам обоих мастей, оркам и оборотням. При этом я отметила, что к Хуго парочка нетрадиционно ориентированных лаборантов относится с ну о-очень большим трепетом…

– Он альфа, – сказал Сскарум со вздохом.

– И он та-акой… – мечтательно закатывая глаза, добавил Шширум.

– У него блохи, – поделилась горем я.

– И что? – воскликнули змеелюды одновременно.

А потом Шширум заявил:

– Мари, идеальных не бывает. Более того, если кто-то кажется самим совершенством, и ты вообще никаких недостатков не видишь, жди беды. Этот неочевидный недостаток обязательно всплывёт. И он, вероятно, будет гораздо страшнее, чем можно предположить.

– В тихом омуте Кракен водится, – встрял Сскарум.

Кракен? Эх… ну да. Можно сказать и так.

А вот отношение новых друзей к предводителю Чёрной стрелы не могло не порадовать.

– Алекс, конечно, симпатичный, но всё-таки не то, – сказал Шширум.

– Он какой-то мутный, – добавил Сскарум. – И слишком надменный.

– И эта его неряшливая щетина, – продолжил первый из лаборантов. – Неужели так трудно побриться?

– А манеры? – подхватил второй. – А вечно задранный нос?

Я, слушая эти рассуждения, улыбалась и кивала. Ну слава богу. Хоть кто-то смотрит на личность Волкова трезво, без розовых очков. А то за сегодняшний день меня прямо-таки задолбали. Только ленивый не подошел и не спросил: ну какой же он, этот Вульф, вблизи?

В общем, да, жизнь перестала показывать хвост и повернулась лицом. И из подвала я уходила приплясывая!

Однако изначальных намерений вот такие перемены, разумеется, не отменяли – лорда Упыря по-прежнему ждала месть. И пусть чёткого плана до сих пор не имелось, но в целом я уже знала, что буду делать. Оставалась малость – взять и задуманное осуществить.

 

В том, что мне повезёт, я не сомневалась. И всё действительно сложилось весьма удачно. Лорд Сирис явился на ужин с большим опозданием, уже после того, как мы с Базилией доели, то есть у меня появилась даже не фора, а полноценная возможность! И это было чудесно.

Когда мы относили подносы с грязной посудой, Сирис только-только приблизился к столу «раздачи». Причём он вообще не торопился. Явно собирался тусоваться в компании уже откушавших коллег ну минимум час.

Второй момент везения – белокурая Базя. Соседка по комнате сообщила, что вот прямо сейчас отправляется в город. На почту. За посылкой от родственников.

А ещё предупредила, что на почте всегда ужасные очереди, поэтому вернётся она нескоро. Как итог – кроме возможности напакостить ректору, мне предоставлялся шанс сохранить дело в секрете.

Это было не менее важно, ибо…

Скажем так, невзирая на симпатии к Базе, проявлять абсолютную откровенность не хотелось. Просто блондинка от расширения пространства ванной ещё не отошла, а я эмоциональное равновесие подруги ценила!

В итоге, отклонив вялое предложение прогуляться на почту вместе, я помахала Базе ручкой и отправилась в комнату.

Ну а оставшись в одиночестве, заперла дверь и озарила мир самой сиятельной из улыбок. Та-ак… Ну что, начнём?

И я вправду начала.

Отбросив сумку с учебниками, подскочила к своей кровати. Шустро избавилась от студенческой мантии, затем от платья, а после, подумав, ещё и от белья. Туфли с чулками тоже скинула, перейдя таким образом в состояние абсолютной обнаженки. Осмотрела себя красивую, и лишь после этого сунула руку в пространство.

Спустя пару минут, на мне оказался офигенный комплект белья – чёрно-белое кружево, крошечные бантики и стразы. Это было необходимо – увы, но собственное бельё, состоящее из майки и коротких шорт-панталон, не подходило никак.

Во-первых, оно совершенно не облегало фигуру, а во-вторых, было довольно страшненьким. А ведь красивое бельё – это как магический талисман! Оно придаёт уверенность, которая, учитывая мою важную миссию, была ой как нужна.

За кружевным комплектом последовала другая, более прозаическая, но не менее нужная вещь – трико глубокого серого цвета. К трико прилагались водолазка, балетки в тон и маска спецназовца.

Последнюю я, закатав край, превратила в шапочку, а натянув эту шапочку на голову, шагнула к зеркалу в намерении оценить свой внешний вид.

Увы, но образ получился не очень. Я была похожа на этакого ниндзя-бомжа. Но…

Нет, времени на переодевание не имелось. Поэтому я скрипнула зубами, выдохнула и зажмурилась, чтобы сказать:

– Хочу в комнату ректора.

Вертикальная полоса, плавный шаг вперёд и… меня обступил полумрак. Просто солнце уже село, а в обители лорда Сирира, в отличие от наших пенат, свет не горел.

Зажигать этот свет было совершенно неразумно, и я застыла, дабы привыкнуть к темноте. А когда поняла, что привыкания не происходит, хлопнула себя ладонью по лбу. Ёлки-палки! Я же заклинание ночного зрения в подземельях изучила!

Ещё мгновение, крошечное усилие и мир обрёл чёткость. На губах вспыхнула невольная улыбка, очень коварная кстати.

Я очутилась в спальне, только, прежде, чем приступать к полноценному осмотру, следовало сделать ещё одну вещь! Движимая этой мыслью, я подскочила к окну, открыла створку и высунулась наружу – хотела прикинуть, на какой половине очутилась, на «светлой» или на «тёмной».

А высунувшись, онемела. Нет, я догадывалась, что те два пятна будут разрастаться, но не думала, что всё случится настолько быстро. Теперь же, учитывая архитектуру здания, я могла видеть невероятную штуку.

Цвет замковых стен полностью поменялся. Граница пролегала чётко посередине, по примыкающей к центральной террасе стене. И это действительно были две половинки: Свет и Тьма, Добро и Зло, Я и… гадкий Алекс Волков.

Причём среди обитателей академии факт смены цветов ажиотажа не вызвал. Не знаю почему, но народ, кажется, вообще не заметил. Впрочем, это и неважно. Сейчас значение имело лишь то, что комнаты лорда Упыря располагались на стороне Добра. То есть обломов и багов не предвиделось!

Моя улыбка стала ещё шире, а уровень серотонина в крови взлетел до небес. Отлепившись от окна, я радостно потёрла ладошки и вот теперь принялась осматриваться.

Телепорт перенёс в спальню, и я с некоторым удивлением отметила, что помещение вполне современное. Тут располагалась большая двуспальная кровать, два платяных шкафа, комод и пара прикроватных тумбочек. На полу лежал ковёр со сдержанным рисунком.

Всё вместе выглядело довольно стильно, и нафталином в этой спальне, как ни удивительно, не пахло. Хотя, не в нафталине суть! Смысл в том, что мне требовалось срочно придумать диверсию, а идей до сих пор не появилось.

У меня была лишь одна – вытащить из пространства несколько плодов Сороказуба и, надрезав, распихать в разных местах. Но, невзирая на то, что благоухал Сороказуб поистине мерзко, наказание казалось недостаточным. Требовалось что-то ещё. Более эпичное!

В поисках вдохновения, я прошествовала к комоду и открыла верхний ящик. И тут же этот ящик закрыла, ибо поняла, что ковыряться в нижнем белье лорда Упыря – выше моих сил.

Заглядывать в платяные шкафы было не менее стрёмно, и я решила проинспектировать двери. Одна, как выяснилось, вела в ванную комнату, а вторая давала возможность перейти в гостиную…

Я возможностью, конечно, воспользовалась. Окинула пространство очень пристальным взглядом и тяжко вздохнула. Может вон ту явно дорогую вазу разбить? Или рога с копытами трём висящим на стенах портретам пририсовать?

Украсить всё розовыми перьями? Или кружевные стринги на люстру повесить? А может… может… Блин. Всё не то! Ну вот как же так? Дорогая фантазия, ну пожалуйста, выдай что-нибудь!

Увы и ах, но фантазия молчала. Я же с грустью осознала неприятную вещь – просто я не мстительная, и гадости делать не умею.

И сразу так грустно стало, так тоскливо… Ведь героини столь любимых мною книг всегда могли, а я…

Додумать и скатиться в депрессию не получилось – меня отвлёк абсолютно неожиданный, но совершенно характерный звук. Двойной щелчок! Он донёсся из соседней комнаты, из примыкающей к гостиной прихожей. Мысли о мести мгновенно улетучились, разум застила паника.

– А-а-а! – чуть присев и выпучив глаза, прошептала я. – А-а-а!!!

Каюсь, но о возможности телепортироваться даже не вспомнила. Взгляд заметался в поисках какого-нибудь укрытия, и в миг, когда в прихожей вспыхнул свет, я бесшумно ломанулась к шкафу.

Он был невысоким и явно узким, зато с непрозрачными дверками! Когда свет зажегся и в гостиной, я уже сидела там и пыталась унять рвущееся из груди сердце.

Ёп…перный театр, неужели спряталась? Неужели пронесло?

Только радоваться было категорически рано…

– Я написал запрос в Орден, – скрипуче сказал кто-то. «Кто-то» – в смысле, не ректор. Его голос я уже знала. – Посмотрим, что ответят.

– Хорошо. – А вот этот скрип однозначно Сирису принадлежал. – Если тебе откажут, тоже запрос напишу. От собственного имени.

Собеседник Сириса не ответил, зато…

– Разговоры о делах предлагаю оставить на послезавтра, – встрял некто третий. – Да и сколько можно работать?

– Согласен, – отозвался… четвёртый персонаж.

– Всё, мы прекратили, – проскрипел лорд Сирис покладисто. И добавил, точно с улыбкой: – Кто что сегодня пьёт?

– А что есть? – уточнил некто… пятый.

– Как всегда. Виски, ром, бренди…

Вот тут я не выдержала. Невзирая на опасность, приоткрыла дверцу шкафа и досадливо закусила губу. Чувство самосохранения забилось в истерике, а главная любительница приключений зачесалась, намекая – это залёт, Машка. Полный!

Щёлка была небольшой, однако разглядеть происходящее это не помешало. В гостиной собралось аж восемь стариканов в чёрных мантиях! С лордом Упырём во главе.

– Ы-ы-ы, – сообщила миру я. Не вслух, разумеется, а мысленно.

Вот как же так? Вот что за подстава? Мы же на светлой половине! На стороне Добра!

Только лорды о расстановке сил даже не догадывались, хуже того…

– Осторожно, – предупредил ректор. Все дружно расступились, а Сирис поднял руку и прошептал какое-то заклинание.

Через несколько секунд, к центру гостиной подплыл огромный круглый стол. Он, если не ошибаюсь, изначально стоял у окна.

За столом в воздух поднялись и стулья, которые тут же рассредоточились по кругу. Это был новый повод взвыть! Просто данные приготовления указывали – расползаться по норкам преподы не желают. Более того, старички точно собирались тусить!

Не выдержав, я прикрыла глаза и легонько постучалась головой о дверцу. Ну почему сразу про заклинание телепортации не вспомнила? Зачем загнала себя в этот тесный шкаф? Ведь тут не то что шагнуть, даже пошевелиться невозможно! И спасибо ещё, что никаких полок нету, а сам шкаф совершенно пустой.

– Та-ак… – протянул тем временем Сирис. Прозвучало весьма самодовольно. – Ну что, готовы обнищать на пару сотен?

– Извини, друг, но сегодня тебе не выиграть, – отозвался старик, в котором я с запозданием узнала лорда Нирана. Да, того самого лекаря. Вернее, декана факультета целительства и врачевания.

– Угу, – хмуро добавил ещё один. Кажется, руководитель стихийников. – Сегодня, Сирис, обнищаешь ты!

Я закрыла глаза и окончательно погрустнела. Просто вспомнила, что завтра единственный положенный при нашей шестидневке выходной, а раз так, преподы могут просидеть до утра.

До утра! А-а-а!

Желание сдохнуть отступило после того, как в наступившей тишине прозвучал выразительный «чпок». А за ним приглушенное «бах», и первое из целой череды «буль-буль-буль».

Едва в воздухе повеяло спиртом, мозг попаданки посетила мысль – отчаиваться рано! Может сухофрукты сейчас наклюкаются, а я под шумок сбегу?

Когда открыла глаза и вновь глянула в щёлку, картинка уже изменилась. Восьмёрка в чёрных мантиях восседала за круглым столом, рядом с каждым стояло по массивному бокалу, наполненному алкоголем. При этом Ниран тасовал колоду, точно намереваясь сдавать, но…

Прежде, чем карты легли на стол, случилось ещё одно событие.

– Так. Амулеты! – сказал кто-то. Старик, которого лично я не знала.

– Кстати-кстати, – поддержал другой. – А то смотреть на ваши рожи…

С этими словами, говоривший стянул с шеи украшенную небольшой бляшкой цепочку, и… морщины с сединой пропали. Теперь на стуле сидел широкоплечий мужик с шапкой рыжих волос, аккуратной бородкой и насмешливыми зелёными глазами.

Я… нет, не офигела. Хуже!

У меня и дар речи пропал, и мысли в анабиоз впали, и вообще.

Зато остальные присутствующие отреагировали совершенно спокойно. Более того, все потянулись к точно таким же неприметным бляшкам.

Ещё пара секунд, и за столом вообще ни одного сухофрукта не осталось! Теперь там сидело восемь шикарных, наделённых модельной внешностью мужчин!

– И нафталин этот дурацкий… – Рыжий щёлкнул пальцами, заставляя приоткрыться ближайшее окно. – Меня уже тошнит от этого запаха.

– Меня тоже, – ответил лорд Ниран. – Но что делать?

Повисла пауза. Лекарь сдавал карты, а остальные участники внимательно за данным процессом следили.

А потом лорд Сирис сказал:

– Личины и нафталин достали всех, но иного варианта, увы, нет. Придётся потерпеть, пока не пройдёт это моровое поветрие. Пока наши драгоценные студентки, – вот тут он сильно поморщился, – не угомонятся.

Сам ректор… он реально был лучшим! Широкоплечий, мощный, с правильными чертами лица, длинными каштановыми волосами, волевым подбородком и глазами насыщенного синего цвета.

Таким, что прямо взять и… съесть! А потом изнасиловать раз пятьсот. Вернее, наоборот. Сначала изнасиловать, а дальше…

– Да, студентки – это кошмар, – поддержал блондин, чем-то похожий на короля Трандуила из «Хоббита».

– Ужас! – согласился второй блондин, напоминающий киношного Тора.

– А ведь раньше подобного не было, – вздохнул рыжий. – Всего несколько лет назад никто и вообразить не мог, что нам придётся прятаться, скрывая внешность и возраст.

– Да, раньше девушки вели себя приличнее, – присоединился к товарищам Ниран. – Раньше ректор и деканы были просто сотрудниками ВУЗа, а сейчас? Излюбленные объекты для охоты! Вот откуда это всё? Что за эпидемия?

– Угу, – подтвердил «Трандуил». Причём выглядел в этот миг совсем грустно. Так, словно регулярно с подобным «произволом» сталкивался и сильно от внимания студенток пострадал.

– И, главное, все такие изобретательные, – добавил черноглазый брюнет. Кажется, проректор по воспитательной части. – То сессию нарочно завалят, то рецепт приворотного зелья, к которому почти невозможно подобрать антидот, сварят, то в смертельные неприятности вляпаются…

– Ага, – опять включился в разговор рыжий. – А ты потом спасай их. Мчись на помощь, теряя тапки. Нафиг нам это надо?

– А самое смешное, эти соплячки всерьез уверены, что они нам интересны, – заявил «Тор». И фыркнул очень выразительно. Настолько, что мой шок моментально сменился возмущением.

Ну знаете! Ну…

– Хм, – лорд Сирис улыбнулся и отпил из бокала, – пусть это непедагогично, но, справедливости ради, интересные среди них всё-таки есть.

– Например? – спросил Ниран.

Я затаила дыхание и подалась вперёд, а лорд Упырь…

Имена, которые он назвал, были незнакомыми и сплошь эльфийскими. От этого так обидно стало, так горько.

Это же моё фэнтези, моя сказка, а он… Да как он вообще смеет забывать про главную героиню! Особенно после того, как сам же меня и кадрил? Поддразнивал обещаниями отчислить!

Я надулась и даже засопела, однако синеглазому шатену с божественной внешностью было плевать. Равно как и остальным. Мужчины вообще с темы соскочили – забыли про студенток и принялись играть в карты.

А я превратилась в мини-вулкан, кипящий самыми разнообразными эмоциями. Отдельное место в этой палитре занимала злость, причём не на преподов, а на Александра Волкова.

Ведь мы договорились! Условились! А он опять портит моё романтическое фэнтези своими гадкими флюидами. Точно он! Ведь иных причин для вот таких багов – нет!

– Кхм, – подал голос лорд ректор. И внезапно исправился: – Кстати, я совсем забыл про нашу принцессу.

– Мари? – переспросил Ниран. – А что с ней?

– Что… – Сирис хмыкнул, растягивая губы в сексуальной улыбке. – Всё.

Следом был весьма говорящий жест – ректор изобразил в воздухе женскую фигуру, сообщая коллегам, что у Мари Брехунье есть и грудь, и бёдра, и талия.

– Мм-м, – ответил кто-то из преподов, а я не выдержала, зарделась.

Неприятные эмоции отступили, а в сердце вспыхнуло желание расцеловать Волкова в обе щеки. Как всё-таки хорошо, что мы разделили территорию. Как замечательно, что он там, в восточном крыле, а я…

Увы, но воспоминание об Алексе было лишним. Нет, можно предположить, что соотечественник ни при чём, но я-то знаю – всё Зло из-за него! Вот и сейчас… Я сидела тише мыши, и проблем не предвиделось, однако стоило помянуть Волкова, и…

Пыль! В шкафу пахло ею совершенно отчётливо, но она на ситуацию не влияла. А после мысли об Алексе, в носу резко защекотало. Причём в самой глубине! Там, где никак, при всём желании, не почесать.

Я резко застыла и зажала нос пальцами. И рот ладонью закрыла, чтобы наверняка. Ещё зажмурилась в яростной надежде погасить устроенную организмом провокацию, но…

– Апчхи! – сообщила миру.

Снаружи, в злополучной гостиной, сразу стало очень тихо. А лорд Сирис спросил:

– Вы слышали то же, что и я?

Вероятно, кто-то из мужчин хотел ответить, но я оказалась проворней. Просто сил сдерживаться уже не было, и…

– Апчхи. Апчхи. А-а-апчхи!!!

Мы ВКонтакте
Разное