Новинки книг

Маша — звезда наша 2. Глава 7

Глава 7

 

На «свидание» к Алексу я… нет, не торопилась. Шла величественно и спокойно, именно так, как истинной леди положено.

Следуя указаниям пухленького белокурого навигатора, миновала несколько залов, потом вышла на широченное крыльцо, и слегка удивилась. Просто там, впереди, простирался парк, щедро усеянный студентами.

Вернее, слишком щедро. Чересчур!

Народ точно ждал шоу, однако зевак изображали не все – пресловутая Чёрная стрела, например, любопытства не скрывала. Ещё поблизости отиралась группа оборотней, правда Хуго среди косматых не было.

Кстати, вот теперь-то я отметила, что девчонок-оборотней в академии не водится, и конечно поинтересовалась у Базилии – а где?

– В Стае довольно жёсткие правила, – пояснила подруга. – Девушек никуда, ни в школы, ни в академию, не отпускают.

Я нахмурилась, переваривая ответ, и кивнула. Пока спускались по лестнице, ещё один важный вопрос задала:

– А Хуго? Куда он так часто пропадает?

Ведь реально часто. Пять дней назад, когда Мари Брехунье упала и повредила голову, желтоглазый тоже отсутствовал.

– Он наследник вожака, – напомнила Базя. – Ему необходимо постоянно поддерживать контакт со всей Стаей.

– Не поняла.

– Он уходит в лес, чтобы превратиться в ирбиса и слиться сознанием со всеми остальными, – терпеливо пояснила блондинка.

– А разве находясь в академии слиться нельзя?

– Видимо, нет.

Базилия сказала, а я задумалась. Девушки в заточении, регулярные отлучки, Стая… Мне одной кажется, что тут может быть что-то нечисто? Или это банальная паранойя?

Жаль, но поразмыслить и прийти к каким-либо выводам я не успела – лестница закончилась, а Базя махнула рукой со словами:

– Колонны во-он там.

Я проследила взглядом и невольно поморщилась. Волков уже ждал. Стоял, весь такой стильный, симпатичный и крутой до невозможности.

Не хотелось, но я всё равно почувствовала раздражение. Только на сей раз дурные эмоции не захлестнули… Более того, я расправила плечи и даже улыбку на лицо натянула. Вежливо кивнула подруге и пошла. Угу, прямо к нему, к этому гаду.

А приблизившись поняла – соотечественник тоже угомонился. В смысле, молнии он уже не метал, а вместо ожидаемой гадости выдал обыкновенное:

– Привет, Брехунько.

– Теперь не Брехунько, а Брехунье, – ровно поправила я.

– Знаю, – отмахнулся Волков.

Наверное, стоило промолчать, но…

– А ты у нас Гульф? То есть гульфик?

Я вложила в последнее слово всю ласку, а предводитель Чёрной стрелы не оценил. Резко растратил спокойствие и сообщил, причём на полном серьёзе:

– Придушу.

– Ой, да ладно!

Моя улыбка стала ещё шире, и бывший потомок бога Рейя выдохнул. Дождался, когда подойду ближе, а потом поинтересовался:

– Как ты сюда попала?

– У-у-у… – ответила я.

 

Колонны являлись частью фасада и с архитектурой замка, на мой скромный взгляд, не сочетались. Зато они были самым популярным местом встреч и располагались где-то посередине, то есть на границе между восточным и западным крылом.

Алекс подпирал плечом одну, а я, повинуясь примеру соотечественника, ко второй колонне привалилась. Между нами оставалось шага четыре свободного пространства.

– После того, как мы с тобой… хм… пообщались, я очнулась дома, – сказала, помедлив. – Сначала не поняла, а когда попробовала встать с кровати, всё случилось вновь. То есть я прошла несколько шагов, а потом… р-раз и упала в обморок. А очнулась уже здесь, в качестве студентки вот этой академии.

– И всё?

Объяснять, что в новое фэнтези угодила уже добровольно не хотелось, и я кивнула.

Тоже спросила:

– А ты?

Волков вздохнул и передёрнул плечами. Он действительно помолодел. Там, в Степи, Алекс воспринимался как мужчина, а тут – как парень. Не слишком юный, но всё-таки.

– У меня всё сложней, – наконец, сказал он. И после нового вздоха: – Ты провела в Степи около недели. Как по-твоему, сколько ты отсутствовала на Земле?

Э-э…

Зная некоторых, возникло желание соврать, но я сказала честно:

– Вообще об этом не думала.

– Не думала? – в голосе Алекса прозвучал оттенок ехидства. – Почему я не удивлён?

Волков точно ждал реакции на шпильку, однако я реагировать не стала. Спустя несколько секунд услышала продолжение:

– Понимаешь, я провёл в Степи больше двух лет, а проснулся утром того дня, из которого исчез. Я оказался в своей квартире. Причём ни татуировки вождя, ни последствий ритуала обретения Тьмы, ни шрамов, полученных во время того приключения, у меня не было. Мышечная масса тоже подрастерялась.

Лично меня его масса как бы не интересовала, но я пригляделась и отметила, что Волков гонит. В действительности он почти не похудел. Одежда, разумеется, не просвечивала, но я чётко видела – и кубики пресса, и бицепсы с трицепсами на месте.

– Я вернулся в своё обычное состояние, – продолжил собеседник. – Единственным доказательством пребывания в Степи стали воспоминания.

– И? – вежливо подтолкнула я.

– И я решил, что фэнтези закончилось, а жизнь возвратилась в прежнее русло. Позвонил начальству, договорился о больничном на пару дней. Успел сходить в душ, выпить кофе, а потом меня срубило. Я сел на диван – и всё, свет померк.

– Ты очнулся здесь?

– Да, – ответил Алекс.

– В ипостаси самого крутого самца? – не удержалась от ответной шпильки я.

Клянусь, ссориться не хотелось, но просто уж о чём, а о нашей ночи Волков даже не обмолвился. То есть ему было совершенно плевать, что между нами произошло!

Алекс глянул косо…

– Нет, Машунь. Очнулся я лузером, а статус самого крутого заработал сам.

Я не выдержала – закатила глаза.

Конечно, сам! А как иначе? Ведь у него настоящий суровый мир, а не какая-то «бабская фигня». У него боль, противостояние, страшные кровавые злодеи! Битвы, супер-артефакты и прочий эпичный трэш.

Но нет, подождите. Кое-что из нашего, девчачьего, кажется, просочилось…

– То есть в этот раз учить язык тебе не пришлось?

– Машунь, – моё имя в его устах прозвучало настолько ласково, что даже чуточку страшно стало. – Не начинай.

Кто начинает? Я?

Я нахохлилась, но спорить не стала. Более того, попыталась забыть про яд и вернуть разговор в конструктивное русло.

– И как давно ты тут? – спросила учтиво.

– Год, – отозвался Алекс.

– Значит с «мулатками» всё-таки переспал…

Реплика вырвалась сама, и я мысленно застонала. А по губам Волкова скользнула закономерная улыбка.

– Ревнуешь? – хмыкнул он.

Я не растерялась.

– Кого? Тебя?

Губы Алекса вновь дрогнули, и моё благоразумие отступило. На глаза словно алая пелена упала. Угу, опять.

– Машунь, что ещё? – заметив смену настроения, вопросил гад.

Я отлепилась от колонны и, возмущённо сложив руки на груди, процедила:

– Ещё? Вообще-то всё то же. Ты портишь моё фэнтези!

Как по мне Алексу следовало устыдиться и покаяться, но вместо этого…

– Уверена? – спросил он вкрадчиво.

– Да!

Секунда противостояния взглядов, и я услышала:

– Машунь, после нашей встречи в коридоре я навёл кое-какие справки. По всему выходит, что ты очутилась тут четыре дня назад, а точкой перехода было падение Мари Брехунье и удар головой.

– Ну, допустим. И что?

– А то, – в голосе Алекса появились особые, откровенно хищные нотки. – То, что фэнтези порчу вовсе не я. Мир, дорогая моя Машенька, портишь ты. – И после паузы: – Как и в прошлый раз!

Я закономерно офигела. Что за бред? Он в своём уме?

А Волков отлепился от колонны и, преодолев разделявшее нас расстояние, застыл, нависая скалой. Так, что я теперь снизу-вверх на него смотрела.

– И сюда, и в Степь, я пришел первым, – прошипел он. – В обоих случаях всё было отлично до тех пор, пока рядом не появилась ты. Данжеоны открывались, между племенами царил мир, и пена из стен дворца не лезла. Сделки не срывались, засады не проваливались, боевые товарищи не подводили. Ни тут, ни там. Никогда!

Соотечественник шумно втянул носом воздух и продолжил:

– И вот явилась ты… Всего четыре дня, Мария, а у меня уже куча накладок! Проблемы одна за другой, причём на пустом месте. Я даже начал подозревать, что нашу группу прокляли, и тут… чудесная встреча в коридоре. При этом ты ещё смеешь на меня рычать!

Про что, а про встречу он напомнил зря. Перед мысленным взором опять появились эльфийки-дроу, и я процедила:

– Кобелина.

Теперь зарычал он! Выразительно так, эффектно. Только я не испугалась. Тоже мне тиран. Тоже мне диктатор.

Алекс стоял слишком близко. Настолько, что я и знакомый аромат его тела ощущала, и даже биение сердца слышала. Правда, таять не спешила, более того, боролась с яростным желанием проделать с Волковым тот же фокус, что сотворила с Хуго.

Чтобы р-раз, и мордой в пол! Вернее, в газон.

Но…

Обидно, однако интуиция подобному повороту очень противилась. Бегала в панике, размахивала руками и верещала – Машка, молчи!

И я реально промолчала, но надулась конкретно. Ну, допустим, что я на мир тоже влияю. Но разве я могу привнести что-то плохое?

– Со мной приходит романтика, – всё-таки не сдержалась я. – А романтикой никакую сказку не испортишь.

Главарь Чёрной стрелы фыркнул и отступил на полшага. Сделал несколько вдохов, призванных вернуть спокойствие, и заявил неожиданно:

– Машунь, а давай дружить?

Я слегка растерялась. Хотела кивнуть, но вспомнив, с кем имею дело, уточнила:

– А это как?

Алекс улыбнулся уголками губ.

– Ты сидишь тише мыши и не отсвечиваешь, – заявил он.

– А ты?

– А я… – Моя рука оказалась в крепком капкане и была галантно притянута к мужским губам. – Отношусь к тебе с любовью и уважением.

Ой, да неужели!

Я качнулась навстречу и аккуратно водрузила свободную руку на его грудь. Нежно погладила оную часть вполне накаченного тела, а потом сделала невинные глаза и своё предложение выдвинула:

– Давай наоборот? Давай, ты сидишь и не высовываешься, а я хожу и развлекаюсь. Посещаю лекции, танцую на балах, купаюсь в обожании, и…

– Губозакаточную машинку? – перебил Волков.

– А есть? – Я опять ресницами хлопнула. – Для себя берёг?

Новая улыбка соотечественника напоминала оскал, и я, глядя на такое, отстранилась. Сказала с подчёркнуто-фальшивой грустью:

– Прости, малыш. Не получится.

Кое-кто подавился, явно не оценив обращение, ну а я лучисто улыбнулась и сказала уже серьёзнее:

– Алекс, я при всём желании не смогу сидеть тихо. Я же принцесса, а принцессы тихими не бывают.

– Принцесса, ага.

В интонациях Волкова прозвучала ирония, и я не сразу догадалась, что брюнет не понял. То есть реально мой статус не сознавал. Совсем-совсем!

Пришлось пояснить:

– Я правда принцесса. Младшая дочка императора.

И после новой паузы, видя, что овладевший Алексом склероз не отступил:

– Тариус – мой как бы отец.

– Что?

Волков не отмер, скорее наоборот. Он чуть наклонился, уставившись на меня в оба глаза, и снова перешел в состояние статуи.

– Ай-яй-яй, – пожурила я. – Целый год в этом мире, а жизнью императора даже не поинтересовался. А вдруг тебе придётся с ним встретиться? Представляешь какой может выйти конфуз?

– Уже встречался, – буркнул вышедший из оцепенения Волков.

Он махнул рукой, подзывая одного из своих приятелей и попросил:

– Имя императора назови.

Парень – симпатичный, кстати, и из числа людей, – недоумённо выпучил глаза, но, напоровшись на предельно хмурый взгляд, озвучил:

– Тариус из династии Брехунье.

Предводитель Чёрной стрелы застонал… Чуть слышно, но всё-таки. Затем снова рукой махнул, предлагая парню вернуться на место, а едва тот ретировался, я вновь удостоилась весьма пристального внимания. Увы, оно было агрессивным.

А я чего? Я ничего! Стояла и недоумевала. Но мне пояснили:

– Четыре дня назад Тариус носил другую фамилию!

– Да-а?

Впрочем, нет. Я не удивилась. По всему выходило, что этот мир немного подстроился под попаданку, однако что тут особенного? Ведь в книжках такое бывает.

Зато Алекс отнёсся к произошедшему иначе – страдальчески застонал.

– Император с фамилией Брехунье!

– Ой, а можно без грязных намёков?

Волков словам не внял, а я, ввиду отсутствия извинений, не выдержала. Шагнула навстречу и мстительно впечатала каблук в его сапог.

Соотечественник, нужно отдать должное, не дрогнул. Правда, через миг ухватил меня за плечи и прошипел:

– Машка, прибью!

– Себя прибей, – не пожелала испугаться я. – Это моё фэнтези, моя сказка, и если ты, как и в прошлый раз…

Закончить, увы, не смогла – меня отвлёк треск. Он был тихим, но прозвучал настолько отчётливо, что даже сквозь пламенную речь расслышала.

Алекс тоже уловил, и уже через секунду мы оба сидели на корточках, разглядывая странную трещину, возникшую на фасаде. Она ползла вверх медленно, но как-то завораживающе. Так, что смотрели и оторваться не могли.

А потом на фасаде появились два пятна. Камни, расположенные справа от трещины, резко потемнели, а фрагмент слева значительно посветлел. Пятна сразу принялись разрастаться, как бы намекая, что к чему, но лично я и без дополнительных подсказок поняла… Поняла и уставилась на Алекса.

Он от созерцания трещины тоже отвлёкся, чтобы заявить «ласково»:

– Сунешься на мою половину, голову тебе оторву.

– Я? В твоё убогое мужское фэнтези? Да нафиг надо!

Я правда не собиралась.

Да, было дико неприятно от того, что Волков даже не вспомнил про нашу ночь, но… Во-первых, для него прошел год, а во-вторых, уж за кем, а за этой ехидной бегать не буду. За кем угодно, только не за ним!

Алекс встал на ноги, затем и мне подняться помог.

– Значит, оборотень? – с усмешкой спросил он.

– Значит, две эльфийки-дроу?

Улыбочка, дрожавшая на губах Волкова, стала чуть заметнее, но продолжать выяснения я не собиралась. Отступила от соотечественника, поправила причёску, расправила мантию и даже попробовала уйти, но…

– Машунь, последний вопрос.

Пришлось остановиться.

– Тогда, в Степи, когда мы с тобою в чёрной башне были… Что там случилось? Почему звучал гонг?

– Гонг? А разве он там был?

– Был, был… – сказал Алекс.

– Да? А я не помню.

Волков подозрительно сощурил свои совершенно обыкновенные карие глаза и протянул:

– Машунь…

Вот тут до принцессы из династии Брехунье дошло, что Алекс переместился домой либо одновременно, либо сразу после меня, однако развивать тему я не стала. И про гонг, в свете нашего с ним спора, ответить могла лишь одно:

– Понятия не имею.

Всё. Теперь я развернулась и потопала к Базилии. Вернее, на свою, на светлую половину. В западное крыло!

Раз мы с Волковым всё выяснили и даже территорию разделили, то… где там мои исполненные романтики приключения? Где моя неземная страсть? Большая чистая любовь?

 

Увы, но любви не получилось. Вместо неё я удостоилась вызова к ректору. Ввиду амнезии мне даже дали провожатого, однако легче от такой заботы не стало, и порог огромного кабинета я переступала с предчувствием капеца.

Взгляд на лорда Сириса, восседавшего за столом, и предчувствие перешло в уверенность. Ректор был очень не весел. Увидав меня, он строго указал на стул для посетителей и процедил:

– Садись.

– Э-э, – ответила я. – Э-э…

Сразу вспомнила о том, что в случае общения с начальством лучше быть хорошей девочкой, и непроизвольно поправила причёску. Потом ещё мантию от невидимой пыли отряхнула, и вообще самый приличный вид приняла.

На предложенный стул опустилась в образе отличницы, только ректор всё равно не впечатлился. Поджал губы, окинул неприязненным взглядом синих глаз и сказал:

– М-да…

И после паузы:

– Мари, вы что себе позволяете? Вы видели, во что благодаря вам превратилась наша лучшая лаборатория? Думаете, если вы принцесса, то вам всё позволено?

Увы, но после этих слов, из образа хорошей девочки я выпала. Просто это было выше моих сил! Это был канон!

Я придвинулась, водрузила локоть на столешницу и, подперев щёку кулаком, внимательно уставилась на старикана. Интересно, а он в курсе, что…

– Госпожа Ларатом сказала, что сварить нечто взрывоопасное из предоставленных нам ингредиентов было невозможно. То есть я не могла. В смысле, если что-то подобное приготовилось, то там либо какой-то порошок заменили, либо…

– Мари! – возмущённо перебил ректор.

Чему именно возмущался? Увы, не знаю. В данной ситуации я понимала лишь то, что никакой подмены не было, и вина за взрыв реально на мне. Только признаваться, конечно, не собиралась. Но лорд Упырь признаний и не ждал…

– Мари, мне плевать, что сказала госпожа Ларатом. Вы разгромили лабораторию. Едва не уничтожили замок. Подобное поведение заслуживает немедленного исключения!

– Но вы же меня не исключите? – хлопнув ресницами, поинтересовалась я.

Ректор глянул остро, и я, подумав, позу и тон сменила. Опять села ровно, нацепила на лицо маску невинности и уставилась на руководителя академии очень жалобными глазами.

Спустя ещё секунду на моём лице появилось искреннее раскаяние – мол, перед вами студентка-тормоз, но вот теперь-то до неё дошло!

– Лорд Сирис, – пробормотала я.

А он ка-ак рявкнет:

– Штрафные работы! На месяц!

Я улыбнулась и украдкой выдохнула.

И тут же услышала:

– Рано радуетесь, Мари. Поблажек не будет. Никаких!

Ага. Конечно-конечно. Только я-то, как опытная читательница, знаю, что на штрафных работах может быть очень даже интересно. А учитывая наше с Алексом свидание и тот факт, что иных путей к вожделенной романтике как бы не видно…

Короче, я согласна! Штрафуйте сколько влезет!

– И что именно делать? – изобразив испуг, поинтересовалась я.

– Будете помогать в заготовке ингредиентов. Возмещать ущерб в той… хм… сфере, где провинились.

Логично.

– Когда приступать?

Старик окинул новым взглядом, в очередной раз скривил губы и заявил:

– Прямо сейчас.

После этого он подхватил со стола колокольчик и пространство наполнилось звоном. Ещё через миг дверь кабинета приоткрылась, а на пороге возникла грузная мадам-секретарь. Собственно, та самая, которая выдернула меня из общаги и приволокла сюда.

– Проводите Мари в подвальное отделение для заготовок, – сообщил секретарю ректор. – Ближайший месяц она будет отрабатывать по три часа в счёт погашения задолженности за учинённый погром.

К вопросу о том, как рождаются слухи… Уже погром! А несколько часов назад была лишь маленькая дырка в потолке, чуть-чуть штукатурки на полу и обгоревший котёл!

Впрочем, спорить я не стала. Покорно кивнула ректору и отправилась за провожатой. Вышагивая по коридорам и лестницам, незаметно потирала ладошки в предвкушении. Ну всё! Вот сейчас звезде академии точно повезёт!

Именно с этой мыслью я переступила порог гигантского, заставленного стеллажами помещения, продефилировала мимо полок с какими-то сушеными вениками и оказалась возле длинного ряда столов. За самым последним – тем, что располагался у противоположной стены, трудились двое. Моего появления, равно как и появления секретаря, они не заметили.

Но мадам не постеснялась окликнуть:

– Шширум, Сскарум!

Э-э… Чего-чего?

Двое парней – а половую принадлежность я определила сразу, – отвлеклись от своего занятия и взглянули на нас. Спасибо тусклому освещению, но лишь теперь я смогла различить расу, и…

– А может я напишу папе, и он весь причинённый ущерб деньгами возместит? – пропищала жалобно.

Мадам-секретарь глянула с сочувствием, сказала:

– У нашей академии очень большой бюджет, так что вопрос не в финансах. Лорд Сирис хочет, чтобы вы именно отработали.

– Почему? – едва ли не взвыла я. – За что?!

Ответ был банален и «прекрасен» одновременно…

– Ну не любит он вас, Мари. Не любит.

Я нервно сглотнула и перевела взгляд на двух замерших у стола змеелюдов. Это тогда, при первом знакомстве, данная раса вызвала интерес и даже некоторое восхищение, а сейчас стало жутко.

Остаться в полутёмном подвале в компании вот этих? Ёлки-палки.

– Шширум, Сскарум, – продолжила тем временем секретарь. – К вам помощница. Будет отрабатывать наказание. Каждый день, по три часа, на протяжении месяца.

Ребята, которые, как позже выяснилось, являлись лаборантами, меланхолично кивнули. Глядя на их равнодушие, я немного расслабилась. А может сработаемся? Может всё будет хорошо?

Увы, но после того, как помощница лорда Упыря развернулась и направилась прочь, надежда издохла. Просто парни растянули губы в улыбках и синхронно облизнулись, продемонстрировав тонкие раздвоенные языки.

Это было жутко. Вот честное слово! Но то, что случилось дальше…

В общем, языки были не самым страшным. Более того, весь зловещий вид моих новоявленных шефов оказался истинной фигнёй в сравнении с заданием, которое мне дали! Меня обязали обрабатывать плоды некоего «Сороказуба».

Внешне эти плоды напоминали огромные, размером с ладонь, яйца муравьёв. Только оболочка была не гладкой, а кожистой и дико неприятной на ощупь. В мою задачу входило разрезать плод надвое и выдавить мякоть. Этакую бурую слизь, пахнущую… рвотой.

Угу. Именно так. Именно ей!

Вначале, разрезав первое «муравьиное яйцо», я хотела зарыдать и сдаться, однако быстро поняла – этого-то от меня и ждут. Причём не только Шширум со Сскарумом, но и лорд Сирис.

Позволить этим гадам поржать над Мари Брехунье? Нет, я не могла! Поэтому скрипнула зубами и, засучив рукава, принялась за работу.

Мы ВКонтакте
Разное