Новинки книг

Маша — звезда наша 2. Глава 6

Глава 6

 

Когда оказались в том самом восточном крыле, веселья во мне поубавилось. Нет, всё было вполне обычно, но в какой-то момент я непроизвольно нахмурилась и даже напряглась.

В чём дело определила не сразу, но тем не менее. Причина напряжения крылась в преподавательнице, которую мы в самом начале, буквально в момент пересечения «границы», встретили.

Не сказать, что она была какой-то совсем уж особенной, но в нашем, западном крыле подобных не обитало. Наши преподши поголовно были неприметные и в возрасте, а эта – молодая, яркая и с очень выразительными… ну пусть будет глазами.

Осознав увиденное, я вынырнула из своей апатии и принялась разглядывать остальных обитателей данной части замка. Подметила, что форменные мантии тут носят далеко не все. Плюс, местные девчонки из привычной картины тоже выбивались.

Их было гораздо меньше, чем парней, но… скажем так, принарядиться, отправляясь на территорию старшекурсников, реально стоило. Ибо попали мы в модельное агентство, блин! Причём нетипичное – такое, где не худышки-вешалки, а вполне себе фигуристые девахи.

Зато с парнями особых метаморфоз не произошло, в смысле, от наших они не отличались. Только держались не в пример наглей и взирали на группу одетых в пурпурные мантии второкурсниц слишком уж внимательно.

В общем, нас оценивали! И делали это открыто, без всякого стеснения! Ну а девчонки лишь радовались – улыбались шире с каждым шагом.

К моменту, когда наша компания добралась до аудитории – вернее лаборатории, ибо нам предстоял практикум по зельеварению, – я посмурнела окончательно. Тут определённо творилось что-то не то. Вот только что именно?

До звонка оставалось несколько минут, однако войти в лабораторию никто из девчонок даже не попытался. Все замерли у расположенных напротив окон и продолжили кокетливо стрелять глазками.

Я отбиваться от коллектива на стала и в лабораторию тоже не полезла. Осталась тут же. Только ушки навострила и опять напряглась.

Проходящие мимо старшекурсники улыбались, а старшекурсницы наоборот кривились. И то, и то девчонки принимали, как должное, ну и я вместе с ними.

А потом всё изменилось – одногруппницы резко подобрались, и по коридору пронёсся дружный вздох умиления. Да! Момент, которого все ждали, но на который не очень-то надеялись, случился. На горизонте появилась та самая Чёрная стрела.

Лично мне было глубоко пофиг, но я обернулась. Застыла и пошире распахнула глаза, чтобы на диво-дивное взглянуть. Дальше всё было точь-в-точь как в фильмах…

Мир словно замедлился, свет стал ярче, а ещё как будто ветер подул, и музыка заиграла. И вот теперь на сцену вышли они – семёрка одетых в чёрно-серые костюмы парней. Красавчики! Однозначно! Но…

Они действительно выглядели суперски – такие мощные, симпатичные, стильные… Однако каждого сопровождала девица, что категорически впечатление портило.

А на парне, который шагал первым, висли аж двое! Причём не простые, а эдакие супер-очаровательные эльфийки-дроу. Именно их, эльфиек, я заметила первыми, и лишь оценив поистине выдающиеся формы, обратила внимание на того, к кому девы прижимались.

Взглянула и… онемела. Хлопнула ресницами в попытке прогнать глюк, но тот не прошел. Зато немота отступила, ладони резко сжались в кулаки и упёрлись в бока. А с языка сорвалось:

– Ну ты и кобелина!

Всё. Музыка с ветром исчезли, замедленная съёмка тоже. Взгляд предводителя Чёрной стрелы скользнул по толпе и запнулся на мне.

Следом запнулся и сам главарь, однако, к большому моему сожалению, не упал. Просто остановился и выпучил свои абсолютно обычные, лишённые всякой тьмы глазки.

А я… Я ощутила себя вулканом! Причём таким, рядом с которым Йеллоустоун – мелочь! Крошечный прыщик на теле Земли!

– Ты! – прошипела злобно. – Ты что себе позволяешь?!

Гомон, наполнявший пространство, резко стих. Все шнырявшие по коридору студенты не менее резко замерли, а мои сокурсницы охнули.

Только я внимания не обращала. Просто стояла и прожигала взглядом этого бессовестного черногривого козла!

Значит, эльфийки! Более того, дроу! То есть две фэнтезийные мулатки! Со всеми этими выпуклостями и…

– Мари-и, – тихонечко простонала Базя.

Я не хотела, но очнулась. И поняла – не в том направлении мыслю!

Эльфийки? Нет-нет, дело, разумеется, не в них. Они вообще ни при чём! Я хотела сказать – так вот откуда в моём чудесном фэнтези все эти жуткие баги! Так вот кто попортил всю романтическую малину!

– Маша? – выдохнул Волков неверяще. – Ты?

В наступившей тишине голос соотечественника прозвучал почти божественно. Невзирая на обуявшую злость, у меня и мурашки побежали, и гормоны воспряли, и вообще всё.

Но приступ слабости длился недолго, и едва он прошел…

– Убью! – взвизгнула я.

Вернее, хотела взвизгнуть. Но не успела. Отвлеклась на внезапную движуху.

Предводитель самой элитной банды нашей академии сбросил впившихся в него эльфиек и стремительно ломанулся ко мне. При этом вид имел совершенно недружелюбный – лицо, которое выглядело принципиально моложе, нежели в прошлый раз, исказила злобная гримаса, глаза недобро сощурились, на покрытых короткой щетиной щеках проступили желваки.

Та-ак! Вот, стало быть, как меня встречают!

Одногруппницы, почуяв опасность, дружно качнулись назад, ну а я наоборот приободрилась. Расправила плечи, выпятила грудь и приготовилась высказать соотечественнику всё, но…

– Как ты тут оказалась? – подлетев, прошипел он.

Нормально вообще? Ну знаете…

– Как, – передразнила я.

Волков ответ не оценил – рыкнул и властно махнул рукой, приказывая всем свидетелям отступить.

А когда толпа, включавшая и его банду, подчинилась, наклонился и, едва не прижавшись лбом к моему лбу, выпалил:

– Маша!

– Тут меня называют Мари! – столь же тихо и злобно поправила я.

Секунда противостояния, потом вторая, третья, и… Волков выпрямился. Он окинул небрежным взглядом с головы до ног и вновь остановился на лице.

Я тоже смотрела, и на какую-то секунду моё раздражение сменилось грустью. Просто тьма из взгляда соотечественника ушла, и теперь было видно, что глаза у него самые что ни на есть обыкновенные. Карие!

Смена причёски тоже на образ повлияла. Алекс остриг волосы, превратившись из дикаря в эдакого стильного офисного клерка. Нет, ему безумно шло, но… Что может быть банальнее?

И на вот эту будничность, которой и в родном мире тонны, я так легко повелась? По вот этому козлине я скучала? И ему же отдала свою новообретённую девственность?

Боже, как я могла… Где были мои мозги?

Впрочем, речь сейчас не об этом, а о том, что…

– Убью, – процедила я.

Волков выдохнул и резко успокоился. Качнулся назад и, окинув меня новым взглядом, заявил:

– Ну всё понятно.

– Что понятно? – не смогла промолчать я.

– После занятий, у колонн, – проигнорировав вопрос, рыкнул он. – И только попробуй не прийти!

Голос прозвучал не только властно, но и обвиняюще. Так, словно это не Алекс, а я во всех смертных грехах виновата.

При том, что вина лежала всё же на нём, я слегка растерялась. Ну а Волков ситуацией воспользовался – издал ещё один рык и, развернувшись, направился к своим ущербным друзьям.

Он подошел, по-хозяйски притянул к себе «мулаток» и, кивнув остальным, повёл Чёрную стрелу дальше. Причём с таким видом, словно ничего особенного не произошло. Будто никакой эпохальной встречи и не было!

Всё это… да, взбесило. И настолько, что я несколько раз пнула пол, сообщив предварительно:

– Ш-ш-ш!

Правда, свидетелей моя печаль не заинтересовала. Просто последние фразы Алекс произнёс достаточно громко, и народ, как вскоре выяснилось, пытался это дело переварить.

Ну а когда до окружающих дошло…

– Алекс пригласил тебя на свидание? – пропищала одна из моих сокурсниц.

– Свидание с Алексом, – повторила другая. Девчонка точно на грани обморока была. – С ума сойти!

Я, выслушав всё это, опять зашипела.

Две мулатки! Две!!! И какие! С такими… талиями. Попами. И, блин, даже не грудью – буферами!

Всё. Решено. Сегодня же пойду и отдамся Хуго. И с Ататриэлем пересплю обязательно! А лучше, с обоими и сразу, в смысле – одновременно. А если кто-то из них будет возражать – привяжу к кровати и заставлю!

А потом убью! Всех! Начиная с этих отвратительных эльфиек!

 

В лабораторию я вошла в состоянии ядерной боеголовки на взлёте. Мне реально хотелось убивать, причём в извращённой форме. Однако коллеги по факультету опасности не понимали и глядели на меня так, словно я без скафандра в космос слетала.

Во взглядах смешалось всё – от зависти до восхищения. Будто разговор с главарём Чёрной стрелы – самое крутое, что только может случиться в жизни. Величайшее из всех чудес!

Последнее бесило сильнее всего. Я согласна, что Алекс – милашка, но не до такой же степени! Если кто забыл, то я вообще-то принцесса, да и к числу дурнушек не отношусь. Более того, это мой мир! Моё романтическое фэнтези! И уж кого, а Волкова я сюда не приглашала!

А он… А они… А…

В общем, да ну их всех нафиг!

Придя к этому выводу, я надулась и уставилась на преподавательницу, которая в лабораторию вплыла. Дамочку я видела впервые, и она была абсолютно обыкновенной – то есть именно такой, какие в нашем, в западном крыле обитали.

Вот тут до воспалённого мозга дошло… У Волкова же не только мулатки, но и преподши из категории «мечта буйного подростка». А у меня? Сплошные скрипучие сухофрукты. Один «изюм»!

Всё. Нервы не выдержали. Обида отступила, разум снова застелила ярость, а я плюнула на всё и принялась озираться. Осмотрела пол, затем потолок, после заглянула под тетрадь, под учебник и даже под котелок для варки зелий.

– Мари, ты что делаешь? – не выдержав, поинтересовалась Базя. Она стояла рядом, возле соседнего лабораторного столика.

– Справедливость ищу! – взвизгнула я.

Блондинка не поняла, остальные тоже. А преподша так и вовсе – строго постучала указкой по кафедре и заявила:

– Девочки, разговорчики.

Я не хотела, но всё-таки подчинилась. В смысле, замолчала.

Зато Базилия…

– Почему ты никогда не говорила, что знакома с Алексом?

– Хороший вопрос. Особенно учитывая, что у меня амнезия.

Блондинка хлопнула глазами и отстала. Я же выдохнула и попробовала сосредоточиться на занятии.

Не сразу, но смысл речи, которую затянула преподавательница, до сознания всё-таки дошел. Оказалось, с сегодняшнего дня и до конца первого полугодия, нам с девочками предстоит готовить «базовый состав» – тот самый, который является основой для всех приворотных, отворотных и прочих зелий.

Рецепт у состава был один, но тут как с борщом – у каждой хозяйки получается по-своему. Ближайшие месяцы нам предстояло практиковаться, набивать руку, выискивать собственные нюансы рецептуры.

В конце полугодия госпожа Ларатом обещала большой экзамен с привлечением самого ректора. Нет, в любовной магии лорд Упырь, как и любой мужчина, не разбирался, но определить правильность приготовления «базового состава» мог.

Припугнув нас этим фактом, преподавательница назвала страницу учебника и велела приступать. Ну мы и приступили. Все, включая меня.

Не знаю, как остальные, а лично я заданию порадовалась. Мне реально очень хотелось отвлечься от эмоций, и отдельно – от мыслей об Алексе. Вот я и отвлеклась! Налила указанное в рецепте количество воды, активировала магическую горелку и принялась колдовать.

Правда, фокус не удался – я была слишком зла и возмущена, чтобы не думать. Ладно одна мулатка. Но две!!!

И взгляд, которым он меня встретил. И тот совершенно вопиющий тон. А эта стрелка у каких-то там колонн? А главное – как он моё чудеснейшее фэнтези испоганил! Ведь я принцесса, красотка, да ещё и в академии! Тут такой простор для любви, а он…

Две! Целых две мулатки! И это при том, что с момента нашей близости даже недели не прошло!

Я ему… Я же ему всё отдала! А он…

Деревянная лопаточка, которой я жижу помешивала, внезапно хрустнула и сломалась. Только я внимания не обратила – отбросила тонкую часть, досыпала в котёл положенную дозу очередного волшебного порошка и продолжила мешать.

Именно в этот момент в голову пришла новая, по-настоящему светлая мысль. Что если Алекс с эльфийками не спал? Ну а вдруг? А почему нет?

С тех пор, как меня вышвырнуло из мира Степи и засосало в этот, прошло четыре дня. С Алексом, нужно полагать, случилось то же самое, и за это время…

Лопаточка хрустнула ещё раз. Просто не возникло ни малейшего сомнения в том, что это я – тормоз, а он бы за четыре дня точно успел! Более того, в той же Степи Алекс оказался аж на два года раньше. Так где гарантии, что с этим миром вышло иначе? Что у соотечественника было лишь четыре дня, а не пара тысяч лет?

Не выдержав, я повернулась к подруге и прошептала:

– Базь, а Алекс в последние дни головой не ударялся?

Блондинка посмотрела недоумённо, но я не успокоилась…

– Ну может не удар, а что-то другое. Что-нибудь странное с ним в последнее время происходило?

Базя сделала страшные глаза и пожала плечами. Ещё через миг сунула руку в ящик с ингредиентами и протянула мне новую деревянную лопаточку.

Я инструмент, разумеется, взяла, и поняла – трындец котёнку. Убью. Задушу собственными руками!

– Мари? – позвала госпожа Ларатом осторожно. – Мари, с вами всё в порядке?

– Мм-м? – откликнулась я.

– Вы меня пугаете, – сообщила преподавательница. – Вы какая-то не такая.

– Какая не такая? – не постеснялась уточнить я.

Затем прошлась взглядом по лаборатории и поняла, что пугаю вообще всех. По крайней мере, ничем иным эта всеобщая бледность не объяснялась.

Пришлось оскалиться и заявить оптимистично:

– Всё хорошо!

– Точно? – переспросила госпожа Ларатом.

Я кивнула и сразу вернулась к зелью. Интересно, а заклинание магической кастрации в этом мире есть? Просто одного удушения явно маловато. Одно удушение – это только одна эльфийка-дроу, а тут же две!

 

К концу занятия моё зелье приобрело совершенно замечательный оттенок – оно стало ярко-сиреневым, с красноватым отливом. При этом, пахло не абы чем, а розами. Так, словно нюхаешь ну о-очень большой букет.

Согласно описанию, данному в учебнике, правильно приготовленный «базис» запаха вообще не имеет, но лично я полученным результатом удовлетворилась. Даже хмуриться перестала, и вообще улыбкой расцвела.

А вот госпожа Ларатом, подойдя к моему лабораторному столу, насторожилась, причём резко. Заглянула в котёл, и…

– Ложись! – взвизгнула преподавательница и… ну, собственно, легла.

Девчонки среагировали как рота хорошо натренированных бойцов – в тот же миг слаженно упали на пол. А я не успела. Более того, вообще не поняла, что произошло.

Зато смогла пронаблюдать удивительное явление… Увидела, как котелок затрясся, а потом выплюнул целый столб огня.

Огонь ударил в потолок, и сверху даже что-то посыпалось, но самым важным было то, что я не пострадала. На месте осталось всё – и брови с ресницами, и волосы, и глаза.

– А-а-а… – сказала я, но тут же подумала и замолкла.

– Мари! – донеслось откуда-то снизу. – Вы…

Дальше, вероятно, шел мат, но я не слышала. Просто именно в этот момент поняла жуткое. Я же веду себя как героиня самого типичного романтического фэнтези – то есть ревную, но совершенно этого не осознаю.

Ревную! И кого!

Это было как удар кирпичом по лбу. Я даже пошатнулась и схватилась руками за стол. Всё могу понять, но… какого фига?

Я? Ревную? Алекса?

Ещё секунда, очень глубокий вдох, и владевшая мной ярость отступила. Можно было кивнуть на магию, заподозрить какое-то наваждение, но эмоции точно были мои.

И ключевое слово тут именно «были», ибо ревновать и дальше я не собиралась. Кого угодно, только не этого. С двумя, чтоб им всю жизнь в тесных туфлях ходить, эльфийками!

Новый выдох, и всё, я успокоилась окончательно. Даже некоторое облегчение испытала и взгляд на встающую с пола преподавательницу перевела.

Ну а встретившись с нею глазами, виновато улыбнулась и сказала:

– Честное слово… я не нарочно.

– Верю, – госпожа Ларатом кивнула. Выдержала паузу и добавила: – Из выданных вам ингредиентов сварить что-то взрывоопасное вообще нельзя.

Преподавательница была в шоке, и этот шок подсказывал – тётка не врёт. Вот теперь совсем неудобно стало, и я попыталась загладить возникшую неловкость. С той же улыбкой осмотрела стол и принялась складывать в котёл куски упавшей с потолка штукатурки. Ёлки-палки, зачем же я так зажгла?

Одно хорошо – никаких допросов не последовало. Буквально через полминуты прогремел звонок и студенток факультета любовной магии, включая и меня, отпустили.

Второй плюс – занятия в восточном крыле закончились и нам предстояло вернуться на привычную территорию. Туда, где нет ни старшекурсников, ни каких-либо «стрел»!

Впрочем, без минусов тоже не обошлось. Судя по атмосфере, встретившей в коридоре, о нашей с Алексом стычке знали уже все. Даже каменные горгульи, замершие в нишах, в стороне не остались. Народ очень дружно перешёптывался и косился так, что ух!

Только я внимания не обращала. Жгучее любопытство сокурсниц тоже игнорировала. Единственной от кого не могла отмахнуться, была Базя, но та благоразумно молчала.

Лишь спустя две лекции, на обеде, блондинка не выдержала…

– Мари, так что с твоей памятью?

– В каком смысле? – уточнила я.

Базилия подозрительно прищурила свои голубые глазища, но всё-таки объяснила:

– Тогда, при появлении Алекса, ты назвала его… хм… нехорошим словом. А потом возмутилась, спросила: «Что ты себе позволяешь»? Мари, люди, которые вообще ничего не помнят, вот так на других не реагируют. Ты что-то знаешь.

– Мм-м, – ответила я. – Мм-м…

– И потом, – продолжила не в меру наблюдательная Базя, – он тоже повёл себя необычно. Раньше он никакого внимания на тебя не обращал, зато в этот раз…

Подруга многозначительно замолчала, а я задумалась. Раньше не реагировал? То есть существует вероятность подмены тел? В смысле, истинная Мари Брехунье моей внешностью не обладала.

А существовала ли она в принципе? Вдруг у Базилии и остальных не настоящие воспоминания, а фантом?

Хотя, без разницы. Сейчас важнее другое – что сказать?

– Мм-м, – повторила я, но Базя дала понять, что не отстанет. Пришлось формулировку расширить: – Знаешь, а я и сама не поняла.

– Это как?

Ясно, что врать подругам нехорошо, но тут же такое дело… Я состроила очень жалобную рожицу, пожала плечами и пояснила:

– Я вообще не помню, что на меня в тот момент нашло. Просто в голове перемкнуло, и…

– Хочешь сказать, что назвала его кобелиной неосознанно? – перебила Базя.

Я подумала и кивнула.

– А он? – не пожелала уняться собеседница. – Что он тебе говорил?

– Да ничего. Просто шипел.

Блондинка откинулась на спинку скамьи и на несколько секунд уставилась в пространство. Она выглядела настолько серьёзной, что стало чуточку страшно, и я аккуратно подпихнула подругу локтем.

Не сразу, но та всё-таки расслабилась, и даже улыбнулась уголком рта.

– Значит, у тебя свидание с Алексом Вульфом?

– Как-как его фамилия?

Блондинка окинула недоумённым взглядом и повторила:

– Вульф.

Гульф, блин!

И да, кстати…

– Это не свидание, – уведомила Базю я. – Просто встреча. Он, кажется, поговорить хочет. Только я понятия не имею о чём.

Базя снова подозрительно сощурилась, ну а я благоразумно заозиралась в поисках одного косматого парня. После его явления в спальню Ататриэля мы, конечно, поругались, и я даже заявила, что знать его не хочу, зато теперь поняла – Хуго очень мне нужен!

Нет, отдаваться оборотню уже раздумала – стоило вообразить, как будет ржать Алекс, если подцеплю блох, и желание отпало. Сейчас мне требовалось кое-что иное. Страховка! На случай, если мы с соотечественником действительно подерёмся.

А что? Ведь когда речь о Волкове, возможно всё!

Только желтоглазого ревнивца в столовой, увы, не обнаружилось. Длинноухого пикапера, как ни удивительно, тоже. Данный момент заставил нервно поёрзать и прийти к выводу, что магическую кастрацию в разговоре с соотечественником лучше не упоминать.

Впрочем, стоп. Я же теперь боевыми искусствами владею! К тому же, я – дочка императора, а значит Алекс со своим суровым мужским фэнтези, где всё-всё по правилам, тронуть меня не посмеет. Иначе ему точно кирдык! Абсолютный!

Осознав данный факт, я хищно улыбнулась и всё-таки обратила внимание на заставленный тарелками поднос. Та-ак… Что тут у нас? Рыбный супчик? А давайте!

Мы ВКонтакте
Разное