Новинки книг

Маша — звезда наша 2. Глава 5

Глава 5

 

Сокурсник, как и Хуго, точно относился к какой-то элите. В смысле, жил один, и интерьер его комнаты имел мало общего с «казённым стилем», в котором обитали мы.

Чудеснейший белоснежный потолок, светильники эксклюзивной формы, самый настоящий камин с полочкой, и… да-да, кровать! Огромная, точно двуспальная.

Увидав эту кровать, я тряхнула головой и нахмурилась сильней. Потом, повинуясь жесту Ататриэля, проследовала к окну возле которого стояли два кресла и столик.

А опустившись в кресло, сложила руки на груди и спросила прямо:

– В чём подвох?

– Какой такой подвох? – удивился эльф. – Ты про что?

Ушастый тоже в кресло уселся и извлёк невесть откуда бутылку вина. Следом появились два бокала и штопор. Тихое «бдзынь» – это бокалы на столик встали, громкое «чпок» – это Ататриэль бутылку откупорил, и бодрое «буль-буль-буль»…

В общем, кто-то пытался быть гостеприимным. Или наоборот? Желал расслабить девушку, чтобы подло воспользоваться этим её состоянием?

Не удивительно, что я напряглась! Тут же прищурилась и окинула эльфа крайне внимательным взглядом. Но бокал из изящных рук с длинными пальцами всё-таки приняла. Пригубила рубинового цвета жидкость, чтобы повторить:

– Так в чём подвох?

Прозвучало весьма агрессивно, но любезничать я реально не собиралась. Ататриэль слегка выпучил свои фиалковые глазки и переспросил недоумённо:

– Мари?

– Ой, только не надо спрашивать, как я до мысли такой дошла. Просто скажи, что с тобою не так. Ты женат? Болен каким-нибудь неизлечимым эльфийским лишаём? Или, в зависимости от сезона, предпочитаешь то девочек, то мальчиков?

– Мари!

В голосе собеседника послышалось возмущение, и я замолчала. Сделала ещё один глоток и, отставив бокал на стол, внимательно уставилась на ушастого козла.

Ну а кто он, если не козёл? Как ещё назвать парня, который сейчас сильно меня обломает? Который точно поразит коварством! Разобьёт моё и без того израненное сердечко!

– Мари, я не понимаю, – выдохнул эльф. – Что за допрос? Что за обвинения?

Я невольно закатила глаза. Ага! Нашел, блин, дуру. Вот так я и поверила, что никаких подвохов нет.

Но, раз он так отпирается, можем зайти с другой стороны…

– Почему ты мне изменял?

– Кто изменял? Я?!

Вот тут эльфийское возмущение достигло пика. Передо мной возникла этакая оскорблённая невинность, и это точно была не игра. Пришлось подобреть и спросить осторожно:

– Но если ты не изменял, то почему Базилия так сказала?

– Видимо потому, что твоя подружка сильно меня не любит, – складывая руки груди, заявил парень.

– А почему она тебя не любит?

– Когда мы с тобой встречались, эта твоя Базилия постоянно таскалась с нами, – чуть успокоившись, пояснил эльф. – Вот с тех пор всё и пошло.

Увы, но ситуация была знакома. Если у одной из подруг с личной жизнью всё в порядке, а у второй – никак, то такие конфликты очень даже возможны.

Да и слова про измену… если вдуматься, это явно было мимолётное стремление задеть. Ведь сейчас, когда я заявила, что желаю встретиться с ушастиком, Базя ни слова про порочность бывшего возлюбленного не сказала.

Однако, общей ситуации это не отменяло. В смысле, верность я, так и быть, засчитываю, а всё остальное – нет, и ещё раз нет. Тут точно какой-то подвох, и я его обнаружу. Умру, но непременно докопаюсь до сути!

– Лишай? – озвучила одну из прежних версий я. – Три десятка детей от прошлых браков? Повышенный уровень жадности? Пристрастие к опасным видам секса?

– Мари… – теперь в его голосе прозвучало не возмущение, а укор.

Пауза, новый глоток вина, и красавчик с фиалковыми глазами догадался:

– Ты вспомнила о том, что у Хуго блохи?

– А при чём тут… – начала было я.

Блондин договорить не позволил – заржал, причём очень весело. Настолько, что я слегка смутилась и даже глаза отвела, а он…

– Ну наконец-то! А я всё ждал, когда же до тебя дойдёт, что встречаться с блохастым – не нормально!

– А зачем ты ждал? – парировала я. – Не мог просто взять и поговорить? Вразумить меня на этот счёт?

Эльф глянул с толикой снисхождения, ответил:

– Очень сложно разговаривать с тем, кто не желает тебя слышать. Кто возомнил, будто понимает в этой жизни больше, нежели ты.

Ататриэль, безусловно, отмазывался, и я не впечатлилась. Подхватила бокал, сделала ещё один глоток и отставила вино подальше. Просто пьянеть не хотелось – это во-первых, а во-вторых, алкоголь на меня как снотворное действует. А заснуть тут, в обители эльфа, я была не готова.

– И всё-таки, – со вздохом сказала я. – В чём подвох?

На сей раз мне подарили не только взгляд, но и лёгкую, совершенно обворожительную улыбку. Тоже отставили бокал на столик и плавно стекли с кресла.

Парень с фиалковыми глазами, который несколько минут назад скакал по парку, поражая мускулатурой и грацией, оказался у моих ног. Он красиво встал на одно колено и, подхватив мою руку, поднёс эту руку к губам.

По коже сразу побежали мурашки, сердце застучало быстрей, и коленки, как это часто бывает, ослабли. Тем не менее, я нашла в себе силы, чтобы напомнить:

– Ататриэль, и всё-таки, в чём…

– Ты можешь называть меня просто Ат, – перебил парень.

В голосе прозвучали такие нотки, что я едва не застонала. А вот дальше… что-то совсем уж невероятное произошло.

Губы эльфа устремились вверх, к запястью, а я начала таять. Разум затуманился, сердце окончательно сбилось с ритма, а в животе запорхали яркие тропические бабочки.

Ат данный момент словно почувствовал и, перевернув мою руку, пробежался губами ещё выше, до сгиба локтя. Ласка была вполне обыкновенной, но я по-настоящему вспыхнула и одновременно сомлела.

– Уау! – не сумев совладать с эмоциями, заявила я.

Когда бывший возлюбленный поднялся и уселся на подлокотник моего кресла, я не противилась. И губы для поцелуя подставила, причём очень охотно. Ну а ощутив его влажное прикосновение, поплыла окончательно. Мамочки, он же в самом деле пикапер! Нормальные парни вот так целоваться не могут!

Бывший реально творил чудо. Его язык выделывал такое, что внизу живота случился настоящий взрыв. Крылья всех порхавших бабочек резко вспыхнули и осыпались пеплом, а там, внутри тела, начался танец огненного дракона. Крошечного, но крайне жадного.

Этот дракон не просил, а буквально требовал продолжения! Ему хотелось всего, сразу и побольше!

Только я потакать желаниям чудовища не спешила. Более того, отвечая на прикосновения Ататриэля, пыталась анализировать. Хотела сопоставить и понять – как к этому всему относиться, и надо ли оно мне вообще?

Угу. В самом деле пыталась! Правда получалось плохо, ибо эльф отвлекал. Для начала были губы и язык, а потом к делу подключились те самые длинные пальцы… Объектом их интереса стала грудь дочки местного императора. Ну то есть моя.

Лиф платья был выполнен из довольно плотной ткани, но ушастому это не мешало. Ат действовал как ну о-очень опытный диверсант, и ласкал до того искусно, что я едва могла сдержать стоны. А в голове крутились только две мысли…

Мысль первая: и всё-таки, а мне точно это надо?

Мысль вторая: а может никакого подвоха и нет?

А что? Ведь подобный вариант тоже возможен! И вообще, кто сказал, что предыдущие обломы – это какая-то закономерность, а новый мир плох? Вдруг это были лишь совпадения, призванные уберечь меня от всяких левых ухажеров и заставить обратить внимание на Ата?

Сразу вспомнилось как Ат обращался с оружием и мурашки побежали в три раза быстрее. Ну а я не выдержала – поднялась из кресла, чтобы сделать шаг навстречу и вплотную прижаться к этому умопомрачительному парню.

После его поцелуев и прикосновений хотелось всего, но я ещё сомневалась. А дислокацию сменила исключительно потому, что от сидения вполоборота, да ещё с задранной головой, шея и спина затекли.

Ататриэль с желаниями леди не спорил. Едва я приблизилась, властно обвил мою талию рукой и вновь притянул к себе. Вот теперь я, словно в омут, окунулась в аромат его парфюма и совсем сомлела.

Огненный дракон прямо-таки проревел:

– Дай его сюда!

Я… нет, не дала. То есть хотела, но не смогла – длинноухий вцепился в меня словно клещ и вновь принялся целовать, лишая даже малейшей возможности предложить что-нибудь неприличное.

Он проделывал всё то же, что минуту назад, но в этот раз в его действиях было какое-то особое изящество. Я уже не просто таяла, а чётко понимала – капец мне, причём полный и навсегда!

Ещё пара таких поцелуев, и точно влюблюсь. Буду готова бежать за ним хоть на край фэнтезийного света. И замуж за него однозначно пойду. И толпу маленьких полуэльфиков ему нарожаю!

И хотя понятно, что вслух в подобном не признаются, я своими планами всё-таки поделилась. Вернее, хотела поделиться, но отвлеклась на внезапное ощущение какой-то странной фигни.

Эльф по-прежнему целовал, а я стояла в его объятиях и не понимала. Не сразу, но всё же сообразила, что именно не так. Дело в том, что я не чувствовала ничего, кроме губ, рук и прочих очевидных частей тела. То есть «в бедро» ни один твёрдый предмет не упирался. Никак. Вообще!

Это стало поводом сперва удивиться, а потом напрячься и разумно заёрзать в поисках… ну того самого.

Увы, но обнаруживаться предмет не желал, и напряжение сменилось растерянностью. В голове молнией мелькнула мысль: а может у эльфов какое-то особое бельё? Трусы с кармашком, который всё-всё скрывает?

Природная скромность впала в ужас, а любопытство крикнуло:

– Машка, дерзай!

И вот теперь я реально дала. В смысле, протянула руку и цепко ухватилась за эльфийские прелести.

Один из лучших фехтовальщиков и стрелков Империи подобного поворота не ожидал и, прервав поцелуй, ойкнул. Я же замерла в попытке оценить улов.

Пара похожих на вечность секунд, экспресс-пальпация добычи, и я не выдержала. Раньше, чем успела подумать, с губ сорвалось изумлённое:

– А где?

Длинноухий дёрнулся, но решение было не самым удачным – ведь я же по-прежнему его интимную часть сжимала…

– Мари! – возмущённо воскликнул эльф.

Я от неожиданности отпустила и подняла ошарашенный взгляд на бывшего. Увидела, как фарфоровые щёки заливает густой румянец, сама тоже покраснела, ибо, как ни крути, а девочка я скромная! Но…

– И всё-таки, – выдохнула я, – он…

– Он там! – сурово заявили мне.

Ат сложил руки на груди, буквально провоцируя повторить недавний манёвр, но я сдержалась. Нахмурилась, потом состроила самую жалостливую рожицу и спросила дипломатично:

– А сколько он у тебя?

Блондин поджал губы и промолчал, но я отступать не желала…

– Ататриэль, – сказала тихо, но требовательно.

И вот теперь мне всё-таки сообщили:

– Один дюйм!

– Э-э… – ответила я. – Э-э…

Сказала и поняла: мне дико не хватает Интернета. Просто все эти дюймы – тёмный лес. Хотя…

– А в метрическую систему переведи? – попросила я осторожно, чтобы вскоре услышать прямо-таки убийственное…

– Два и пятьдесят четыре сотых сантиметра.

– Сколько-сколько?

– Два и пятьдесят четыре, – сурово повторил эльф.

Всё. Мир рухнул, планета сошла с орбиты, а я с ума. Скажите, что Ат пошутил! Ну пожалуйста!

Увы, но вместо этого мне сказали о другом:

– Мари, в действительности, размер не главное.

– Ага.

Я инстинктивно отступила на полшага. Всё понимаю, никаких предубеждений не имею, и даже смеяться не буду, но… не за двумя с половиной сантиметрами я в этот мир шла!

– Мари, – вновь позвал эльф, и я отступила снова.

Обижать парня не хотелось, поэтому состроила самое невинное лицо и, мило хлопнув ресницами, выдохнула:

– Прости.

Ататриэль сощурил свои фиалковые очи и точно вознамерился прочесть целую лекцию на тему соотношения размерности и искусства, но ему не дали. Послышалась серия мощных ударов в дверь и приглушенное, но выразительное:

– Р-р-р!

О том, что Ат успел запереться я не знала. Правда, испуга данный момент не вызвал – просто, как ни крути, а один дюйм не пугал.

Зато, тот, кто стоял снаружи, моего мнения не разделял. Более того, он реально бесился, и это буйство грозило вылиться в очень громкий скандал.

Думаю, именно поэтому эльф отправился открывать. Только прежде заявил, обращаясь ко мне:

– Наш разговор не окончен!

Я благоразумно кивнула, а через пару секунд, когда дверь комнаты распахнулась, являя нашим взорам взбешенного Хуго, окончательно погрустнела. Увы, но меня реально обманули. Новый мир – ещё большая фигня, нежели мир Степи.

Там хотя бы зажигательный Ирри был, и Хрим с Лааримом. А тут? Один блохастый, второй сильно обиженный природой, а третий вообще старик.

Вот где, спрашивается, справедливость?

И второй вопрос – за что мне это всё?

– Мар-ри! – прямо-таки взревел Хуго, но я внимания не обратила. Меня апатия накрыла, и вообще… Домой захотелось. В собственную мягкую кроватку, к чашке чая и книгам. В мою серую, унылую, лишённую всякой магии Москву.

 

Следующие три дня я хандрила, причём жестко. Настолько, что плюнула на всю романтику и погрузилась в изучение магических искусств.

Базя, видя моё старание, сильно прифигела и предложила сходить к лекарю, но я была непреклонна. Просто сидела и зубрила, зубрила и сидела, и ни одного шага в сторону противоположного пола или вероятных приключений не предприняла.

При этом я отлично помнила выведенную в прошлый раз формулу о том, что мир во многом зависит от моих на него взглядов, но увы. Пессимизм, поселившийся в сердце, оказался сильней. Хотелось обнять саму себя и плакать.

Вот и утро нового дня я встретила в том же прескверном настроении. Более того…

 

Проснулась я от того, что в шкафу завелась мышь! Светловолосая такая, голубоглазая, в ночной сорочке и тапках. Она шебуршала и шебуршала, и прекращать своё занятие точно не собиралась. Ну как в таких обстоятельствах уснёшь?

Нет, вначале я всё-таки попробовала. Потянулась, перевернулась на другой бок и вновь закрыла глаза. Но минут через пять стало понятно – без толку. Пришлось откинуть одеяло, сесть на постели и поинтересоваться:

– Базилия, что произошло?

Девушка от вопроса отмахнулась и продолжила рыться. Причём с такой увлечённостью, словно платьев у неё миллион, а обуви ещё больше.

Я же, глянув на будильник и обнаружив, что до подъёма ещё целый час, опять позвала:

– Базя?

Вот теперь внимание на меня всё же обратили. Повернулись, упёрли кулаки в бока и, вместо логичных пояснений, выдали:

– Сколько можно спать?

Я, конечно, опешила и недоумённо приподняла брови. И услышала:

– У нас занятия в восточном крыле.

– Э-э… И что?

Подруга посмотрела, как на дурочку, даже глаза закатила. Ещё через секунду меня удостоили прямо-таки шедеврального:

– Я понимаю, что у тебя потеря памяти, Мари! Но не до такой же степени!

Самое смешное – Базя возмущалась всерьёз. Это было настолько странно, что я искренне растерялась. А блондинка, видя моё недоумение, шумно вздохнула и сжалилась:

– Крыло, где живут и учатся старшекурсники. У нас там занятия.

– А-а… – понятливо протянула я.

Но восторгом не прониклась, скорее наоборот. Просто тему местных парней мы уже проходили, и надежды, что со старшекурсниками всё как-то иначе, не возникло.

А подруга продолжила:

– Если не хочешь выглядеть чучелом, то встань и поторопись. И да, если претендуешь на ванную, иди сейчас. Потом пойду я и надолго.

Вот такого я вообще не ожидала и изумлённо приоткрыла рот. Однако спорить всё-таки не стала и действительно отправилась умываться. А по пути подумала – может мне и правда заморочиться? Соорудить причёску, покопаться в гардеробе, все дела?

Я могла! Вот честное слово! Но здравый смысл оказался сильней. В итоге, ванную я освободила довольно быстро, на радость утратившей адекватность соседке.

Уже вернувшись в комнату, неохотно заплела волосы в косу и подкрасила ресницы. Платье надела самое обыкновенное, и мантию, разумеется, натянула.

Потом, когда Базилия ускакала в ванную, застелила кровать и улеглась поверх покрывала. Старшекурсники говорите? Да ну их в пень!

Я заснула мгновенно, раньше, чем закрыла глаза. А разбудило меня визгливое:

– Маша! Ты опять?!

Вслед за этим ещё одно:

– О, нет… Ты что? Ты вот так в восточное крыло пойдёшь? Маша, это недопустимо! А если нам встретятся парни из Чёрной стрелы?

Пришлось окончательно проснуться и обратить внимание на Базю.

Подруга преобразилась. Не сказать, что сильно похорошела, но было заметно – девочка старалась. Локоны накрутила, лицо наштукатурила, духами с ног до головы облилась…

На фоне этих стараний моя коса выглядела верхом небрежности, но желания исправиться не возникло. Зато появился вопрос:

– Что за «стрела»?

– О-о-о!

Оказалось, что забыть про восточное крыло – это всё-таки не преступление. А вот не помнить про Чёрную стрелу – капец, причём полный.

– Они же не просто крутые, – взвизгнула Базя. – Они самые-самые!

– А поподробнее можно? – подперев щёку, скептически вопросила я.

Вот только времени на разговоры уже не имелось, и подруга в информации отказала. Едва ли не силой заставила меня подняться с кровати и подхватить собранную с вечера сумку.

После этого мы очутились в знакомом коридоре, и тут ситуация приобрела поистине пугающие черты. Оказалось, что вырядились все девчонки нашего факультета. Даже эльфийки и те расстарались!

Не хотелось, но я почувствовала себя мышью. Даже расстроилась поначалу, а потом прикинула и поняла – зря. Да, они все красавицы, а я как бы не очень, но что такого? Зато видно, что я гордая! Что мне эти старшекурсники и даром не нужны!

В итоге, мой путь до столовой напоминал шествие снежной королевы. Я была вся такая гордая, прямая и абсолютно неприступная.

И лишь когда мы с Базей наполнили подносы и оказались за столиком, любопытство взяло верх…

– Так что там со «стрелой»? – повторила прежний вопрос я.

Блондинка расцвела улыбкой и мечтательно закатила глаза. Сказала, отломив кусочек булки:

– Они такие, такие…

– Да какие? – Угу, моё терпение плавно сходило на нет.

– Лучшие, – томно вздохнув, сообщила Базя.

Так, это я тоже уже слышала, и лично меня такая информация не удовлетворяет.

В общем, пришлось устроить небольшой допрос, в результате которого конкретика всё-таки появилась…

Оказалось, что обучение в Объединённой Академии Магии длится четыре года, а пятый и шестой курсы – нечто сродни нашей магистратуре. Туда принимали лишь избранных, самых одарённых и тех, кто, в перспективе, может принести огромную пользу империи.

Именно пятый и шестой курсы тут называли «старшими». Именно они обитали в восточном крыле и пользовались очень значительными привилегиями. Кроме отдельного местопроживания, у старшекурсников имелась собственная столовая, тренировочные залы, и всё-всё.

Плюс, условия размещения были гораздо лучше, нежели у нас – старшекурсники обитали не в комнатах, а в этаких мини-квартирах. Разумеется, отдельно. В смысле, без всяких соседей.

Ещё один плюс – им выплачивали стипендии сопоставимые с жалованием среднего практикующего мага. Чтобы не удрали, не променяли учёбу на какие-то деньги.

Теперь, после ликбеза, причины ажиотажа стали понятнее, но я всё равно не впечатлилась. Более того, прониклась к будущим магистрам некоторым иррациональным отвращением.

В том же, что касается злосчастной Чёрной стрелы, Базя для начала повредничала. Лишь после того, как я пообещала отнять у неё десерт, выдала:

– Их семеро. В команде маги разных специализаций, но костяк составляют боевики. Их лидер… он такой милашка. В прошлом году эти парни поймали банду, которая намеревалась уничтожить главный храм, а силу, которая высвободится после сокрушения алтаря, направить против Ордена и лично императора. Они нас всех спасли. Представляешь?

Я… ну вообще-то да, представляла. Более того, не могла не признать – это действительно неплохо.

– Они вхожи во дворец, – продолжила подруга. – Уже зачислены в штат Управления по обеспечению безопасности Империи. С ними советуется сам генерал Гизли, которому подчинена вся столичная стража, и…

Базилия говорила. Сыпала именами, названиями, фактами. А я слушала и кривилась всё сильней. Ну да, парни явно особенные, но дальше-то что? Нет, вы как хотите, а меня не цепляет. Вот не цепляет, и всё!

В итоге, столовую я покинула в состоянии полного пофигизма. Мне было совершенно плевать, что там со старшекурсниками и в какое-такое крыло мы идём. Зато девчонки дёргались всей одетой в пурпурные мантии толпой, и это выглядело настолько забавно, что в какой-то момент пришлось зажать рот, чтобы не хихикать.

Какая всё-таки умора! Интересно, когда я пыжусь быть красивой, то настолько же по-дурацки выгляжу?

Мы ВКонтакте
Разное