Маша — звезда наша 2. Глава 11

Глава 11

 

К обеду стало понятно – весть о поцелуе с Волковым разлетелась по всей академии и, как итог, на меня теперь не только «свои», а вообще все девчонки с ненавистью глядели.

Однако данный поворот не расстроил, более того – я даже внимания не обратила. Все мысли занимал другой, куда более важный вопрос – я думала о Хуго. Вернее, о его блохах.

Оборотень, конечно, говорил, что блохи неубиваемы, но, во-первых, на тот момент мы существовали по законам чужого жанра, во-вторых, раньше мне этого не хотелось. Зато теперь…

Увы, но как жить без возможности помацать пятнистого котика, я не представляла. Вопрос с паразитами следовало решить! Оставалось лишь понять – как?

Нет, идея-то появилась сразу, только радоваться ей я всё же не спешила. Сперва обдумывала, а потом решила – пусть «дозреет». Отлежится до вечера.

Решение оказалось здравым – к моменту, когда занятия закончились, идея превратилась в уверенность. Поэтому на штрафные работы я словно на крыльях летела, а добравшись до подвала, и увидав Шширума с Сскарумом, выпалила:

– Мальчики, вы секреты хранить умеете?

Лаборанты сперва напряглись, а потом закивали.

– А котёл у вас есть? – задала следующий вопрос я.

Змеелюды недоумённо переглянулись и вновь кивнули. Сскарум тут же шагнул к одному из стеллажей, а Шширум поинтересовался:

– Мари, что произошло?

Я махнула рукой, отбросила сумку и оглядела длиннющий стол в попытке определить, куда именно котёл поставить. Разумеется, могла обойтись и без него, но я же магиня! Да и вообще…

– Хочу приготовить одно зелье, – всё же пояснила змеелюду я. – Только… – Вот тут пришлось отвлечься и строго посмотреть на товарищей. – Только это действительно очень большая тайна. Поклянитесь, что никому не расскажете.

Парни… поклялись.

Потом Сскарум водрузил на стол котёл, а Шширум извлёк знакомый чайник с чашками. Спросил:

– Чай будешь?

Я подумала и кивнула. Тут же встречный вопрос задала:

– Печенье есть?

Печенье нашлось, тема для разговора тоже. Вопреки ожиданиям, отношения к предстоящему процессу зельеварения она не имела. Лаборанты хотели поговорить об Алексе Вульфе. Вернее, о нашем поцелуе.

Я, услыхав про соотечественника, внутренне скривилась и приготовилась отбиваться от новой атаки. Тем приятнее было узнать, что сладкая парочка мнение большинства не разделяет. Змеелюды не позавидовали, а наоборот.

– Он же такой небритый, – морщась, сказал Шширум.

– И с такими отвратительными манерами, – поддержал Сскарум.

– Наглый, невоспитанный, – добавил Шширум.

А Сскарум скривился и выдал:

– И вот этот вонючий мужлан совал свой язык в твой рот? Бедная, бедная Мари! Как же я тебе сочувствую! Как ты вообще этот ужас пережила?

Я развела руками – сама не знаю. Но в том, что получила серьёзнейшую психоэмоциональную травму, сомнений нет. Правда, грустить и распускать нюни всё равно не хочу. Мы ещё повоюем. Он ещё ответит!

Спустя час, когда чайник опустел, а от печенья остались одни крошки, я тихонечко икнула, встала и решительно направилась к котлу.

Лаборанты наоборот остались, только стулья повернули так, чтобы лучше мои действия видеть.

И дружно впали в шок, когда я, зажмурившись, выудила из пространства первый флакончик…

– Мари, – выдохнул Сскарум ошарашено. – Это как?

Я не ответила – просто подмигнула и опять руку в пространство сунула.

– А-а-а, – включился в разговор Шширум, едва я второй флакон, уже другой марки, извлекла.

Пришлось сказать:

– Подождите. Не отвлекайте.

Змеелюды послушно замолчали, но их и без того большие глаза заметно увеличились. Я же принялась выуживать бутылочки разных форм и размеров. Но одинаковых свойств!

Да, я охотилась за шампунями от блох. При том, что в родном мире марок и производителей – сотни, получилась целая коллекция. Остановилась я где-то на пятидесятом пузырьке. И вот теперь отвертеться от вопросов было невозможно.

– Мари, – позвали лаборанты хором. – Как ты смогла?

– Новая способность, – немного слукавила я. – Появилась после удара головой. Теперь я могу зажмуриться, хотя бы примерно вообразить, что нужно, и тут же получить желаемое.

– Откуда оно появляется? – вопросил Шширум.

– Наверное, из пустоты.

Угу, тут я снова слукавила, но не рассказывать же змеелюдам про другие миры. То есть мне-то не жалко, тем более что парни поклялись, но это уйма времени, а нужно ещё «зелье» сделать.

К тому же, а кто знает? Может оно в самом деле из пустоты появляется. А то, что похоже на предметы моего мира, так мало ли. Магия!

– И ты можешь достать что угодно? – выдохнул Сскарум.

– Полагаю, да.

Лаборанты переглянулись в явной попытке придумать, о чём бы таком попросить, а я внезапно осознала себя тормозом. И чего раньше-то не сообразила?

Через миг в моих руках появился большой шоколадный торт, и товарищи охнули. Я же водрузила торт перед ними и вновь вернулась к котлу. Точнее, к котлу и выставленной рядом с ним коллекции.

Мой план был прост и, следовательно, гениален. Я собиралась взять… и смешать это всё в один супер-шампунь! А что? А почему нет? Ведь мы в фэнтези, а тут вот такие, чудесные, методы точно работают.

Но даже если не получится, останется эффект новизны. В смысле, к средствам моего мира у местных блох иммунитета нет, следовательно, шампунь хоть как-то да поможет.

С этой мыслью, я вылила в котёл содержимое трёх флаконов, а ещё через секунду расплылась в счастливой улыбке. Просто жидкость внезапно замерцала, как бы намекая на некий магический процесс.

Да, именно магический, ведь с точки зрения химии сиять там было нечему. И раз так…

Я принялась открывать и лить. Лить и открывать. Потом попросила у мальчиков лопатку для зелий, перемешала всю массу и вновь улыбнулась. Теперь субстанция мерцала гораздо ярче! Плюс, после перемешивания объём уменьшился, что точно являлось указанием – нужно вылить всё.

Ну я и вылила. К моменту, когда закончила перемешивать, содержимое котла «усохло» настолько, что могло запросто уместиться в один флакон. Правда лопатка, которой орудовала, немного обуглилась, но поводов для паники всё равно не имелось.

Шампунь поможет. Главное верить!

Сскарум извлёк из запасников красивую банку, куда я благополучно варево перелила. Потом ещё крышку дал, и со скепсисом уставился на пустые пластиковые флакончики.

– Мари, знаешь, твою способность действительно лучше держать в тайне – она слишком уникальна, и это может привести к проблемам. И вот эти пузырьки… Я думаю, от них лучше избавиться.

Я думала о том же, но как избавляться не представляла. Но через секунду пришло озарение – что если их обратно запихнуть?

Подхватив первый, я попробовала, и вуаля, пластиковая упаковка исчезла в пространстве. Вот кто я после такого? Ну точно гений!

– Мари, – напряженно сказал Шширум. – Ты уверена?

О назначении произведённой субстанции змеелюды уже знали, однако к идее отнеслись со скепсисом. Теперь, глядя на пострадавшую лопаточку, Шширум совсем посмурнел. Но…

– Всё будет хорошо! – заявила я оптимистично.

– А если Хуго облезет? – попытался парировать змеелюд. – Или прыщами покроется?

Я от слов отмахнулась. Не облезет и не покроется. В романтическом фэнтези таких ужасов не бывает.

 

Из подвальных помещений я вышла в самом чудесном расположении духа и сразу взяла курс на «общагу». Затем нырнула в нужный коридор, а спустя несколько минут уже стучала в дверь оборотня.

Тот открыл практически сразу и, увидав меня, вообще не удивился. Наоборот – губы бойфренда дрогнули в коварной улыбке, желтые глаза полыхнули страстью.

– Та-ак, – невольно попятившись, протянула я. Затем подняла руку в упреждающем жесте и добавила: – Подожди.

Парень изогнул бровь, тут же яростно почесал затылок и шагнул навстречу.

– Хуго, стоп, – повторила строго. – Я не за этим пришла.

Он точно не поверил, но всё же остановился и глянул заинтригованно.

– У меня для тебя подарок, – пояснила уже ласково. – Новейшее средство от блох.

Страсть и улыбки с оборотня сдуло. Более того, Хуго аж передёрнуло! Причём всего, от макушки до пят.

– Мари, – сказал он после паузы. – Я же объяснял, что в случае попыток выведения блох бывает. Они после такого совсем звереют, и я не готов…

– Но, Хуго… – проканючила я.

Следующий час, который провели уже в комнате, ушел на препирательства. Единственный наследник Вожака Стаи сопротивлялся как мог, отнекивался и брыкался.

Однако я возражений не принимала и наседала всё сильней, в итоге, блохастый сдался – выхватил из моих рук банку с волшебным шампунем и направился в ванную.

– Только ты весь, целиком, помойся! – крикнула вдогонку я. И уже тише, так как дверь закрылась: – А не только голову…

Несколько минут ожидания, и Хуго в комнату вернулся. Мокрый, в одном только полотенце на узких бёдрах и с очень кислым лицом.

– Ну? – вопросил он. – Довольна?

Я в средстве не сомневалась, но радоваться всё же не спешила…

– Голову высуши, – скомандовала безапелляционно.

Парень закатил глаза, но послушался. Вновь ушел в ванную, дабы ещё одно полотенце взять.

Я в это время проводила лёгкую ревизию в шкафу – искала подходящую простынь. А отыскав, расстелила оную на полу и схватила лежавшую на письменном столе расчёску.

Дождалась, когда Хуго закончит сушиться и приказала:

– Подойди сюда и наклонись.

Оборотень опять-таки не хотел, но вновь подчинился. Просто понимал, что иначе моя скромная персона не отстанет.

Ну а я потянулась, разминая косточки, и принялась вычёсывать серую шевелюру. Знала, что блохи – не вши, что они мельче и вряд ли из головы выпадут, но…

Ещё несколько минут экзекуции, и на белоснежной ткани появились первые плоды. Вот теперь я отложила расчёску и встала на карачки, дабы разглядеть насекомых.

Предыдущие рассуждения сразу пошли прахом – эти блохи оказались довольно крупными и какими-то не такими. Словно действительно мутировали, приспосабливаясь к самым экстремальным условиям.

При этом, выпавшие шевелились, но довольно вяло. Пришлось обратиться к эксперту, к Хуго…

– Что скажешь? – кивнув на дрыгающих лапками блох, спросила я.

Оборотень состроил недовольную гримасу и тоже на четвереньки опустился. Поглядел несколько секунд, озадаченно хмыкнул и поднялся, чтобы сходить за увеличительным стеклом.

Пока он копался в ящике письменного стола, блохи благополучно издохли, и вот теперь оборотень по-настоящему прифигел.

– Странно, – сказал он. И после паузы: – Не может быть.

– В смысле? – поинтересовалась я.

Зря. Нет, реально зря! Ибо в ответ на вопрос мне прочитали целую лекцию! И про блошиный иммунитет к ядам, и про сроки умирания, и про всё. А затем с большим удивлением заявили, что ни в голове, ни в каких-либо иных местах больше не чешется.

Итогом всех разглагольствований стало:

– Мари, а твой шампунь, кажется, и вправду помог.

Я широко оскалилась, а Хуго внезапно погрустнел…

– Но это всё равно ненадолго, – сказал он. – Пара дней в компании сородичей, и проблема вернётся.

– Не думаю, – парировала я.

Парень подарил вопросительный взгляд, однако рассказывать про законы жанра и тот факт, что шампунь совсем уж уникальный, я не стала. Вместо этого спросила:

– А ваши блохи прям сильно-сильно кусаются?

– Хочешь проверить на себе? – неожиданно предложил он.

Я задумалась, а потом кивнула. Да! Хочу! Только…

– А где нам теперь живую блоху-то достать?

Хуго посмотрел как на дурочку и, поднявшись на ноги, направился к двери. Сказал на ходу:

– Сейчас у ребят попрошу.

И реально попросил! Вернулся с пинцетом, в котором была зажата ну о-очень активная тварь. Она перебирала лапками с такой частотой, что воспринималась как размытое пятно.

В этот миг посетившая меня идея уже не казалась настолько гениальной, и вообще. Но руку я всё же подставила, чтобы через секунду взвизгнуть на всю академию и подскочить до потолка.

Нет, это было не больно – это был трындец! Зато, когда перед глазами перестали танцевать звёздочки…

– Милый, ты не против, если я вот этих, мёртвых, с собою заберу?

– Зачем? – удивился Хуго.

Увы, но сдержать широченную улыбку было невозможно, и взиравший на меня оборотень слегка напрягся. Пришлось успокоить:

– Не волнуйся, – я оскалилась шире прежнего. – Это для опытов. На случай, если эффект от шампуня закончится, и придётся выдумывать что-то ещё.

Мысль о «чём-то ещё» Хуго однозначно не понравилась, тем не менее забрать трупики он разрешил. Даже небольшую прозрачную баночку для складирования выдал, и помог сгрести этих самых блох с простыни.

А едва я завинтила крышку, протянул руки и прошептал:

– Иди сюда. – И столько страсти, столько желания в его голосе было.

Однако…

– Милый, нет, – промурлыкала я. – Не сегодня. Я слишком устала.

Парень прищурил глазища и протянул хитро:

– А если ипостась сменю?

Пальцы тут же зачесались в желании потискать большого котика, но…

– Правда устала, – уверенно сказала я.

Миг, и уголки губ оборотня поползли вниз. Зато препираться он прекратил, а я моментом воспользовалась – поднялась на ноги, шагнула к Хуго дабы легонько чмокнуть в щёку, и отправилась на выход.

 

Остаток дня, который включал в себя ужин, душ и дезинфекцию собственной одежды – ведь с Хуго я и до акта выведения блох общалась, прошел довольно нервно. Всё это время я мысленно била себя по рукам и молчаливо повторяла истину: месть – это блюдо, которое нужно подавать холодным!

Аутотренинг пусть с перебоями, но всё же действовал. Я даже до кровати добралась. Даже легла и укрылась одеялком! Только уснуть, увы, не сумела.

Сперва просто лежала, потом начала ворочаться, а через пару часов, когда царящая за окном ночь перешла в стадию беспроглядной, не выдержала.

– Базя, ты спишь? – тихонечко позвала я.

– Хррр, – ответила блондинка. – Хррр!

В общем, да, соседка не просто дрыхла, а даже похрапывала. Я попыталась отнестись к данному факту с уважением, но спустя несколько минут выдержка снова дала сбой. Как итог – я щёлкнула пальцами, зажигая висящее над кроватью бра, и позвала в ещё раз:

– Ба-азь?

Подруга не ответила. Пришлось применить более радикальный метод – встать и подойти. Потом ещё за плечо потрогать.

Вот теперь меня услышали – блондинка резко распахнула глаза и подскочила.

– Что? – выдохнула она.

– Базь, мне помощь нужна, – призналась я жалобно.

Выражение девичьего лица сразу стало пасмурным.

– Вообще-то у нас бойкот, – напомнили мне.

Пришлось сделать ну о-очень невинные глаза и взять паузу, поддразнивая Базино любопытство. Фокус, как ни удивительно, удался.

– Что произошло? – вопросила подруга строго.

Я вздохнула. Потом ещё раз, и ещё. Но всё-таки озвучила:

– Ты случайно не знаешь, где расположены комнаты, в которых Вол… ну то есть Алекс Вульф живёт? – И прежде, чем кое-кто успел разозлиться: – Я не в гости. Мне нужны его окна, только и всего.

Подруга, облачённая в закрытую ночную сорочку, выразительно засопела. Ну а я осталась как была – с предельно жалобными и очень невинными глазами.

– Что ты хочешь сделать? – наконец спросила Базилия.

Увы, но ответить на данный вопрос вот прямо сейчас я не могла. Пришлось проявить стратегическую хитрость:

– Покажешь – расскажу.

Базя засопела выразительней прежнего, но я отступать не желала. Спустя несколько минут в тишине нашей комнаты прозвучало:

– Хорошо. Пойдём.

И после новой паузы:

– Но ты же понимаешь, что ночные прогулки администрацией академии не приветствуются?

– Э… В смысле? – уточнила я.

Базя поджала губы и пояснила:

– Выйти из замка через дверь не получится. Нам придётся пройти другим путём.

Вот что, а «другой путь» не пугал. Ради такого, я была готова даже по канализации пролезть! Однако, столь больших жертв всё же не потребовалось. Маршрут, как выяснилось, оказался значительно проще.

Спустя четверть часа, две облачённые в тёмные плащи студентки, прокрались по коридорам и выбрались через окно первого этажа. И тут же немного о своей смелости пожалели – просто лето действительно закончилось, и снаружи было ужас как холодно. Но…

– Нам к восточному крылу, – прошептала Базя. Словно я сама про восточное крыло не знала. Тут же схватила за руку и… нет, не повела, а потащила. Как маленький, но невероятно сильный буксир.

Я не противилась. Бодро вышагивала за блондинкой и боялась лишь одного – выронить банку, которую во второй, в свободной от Базиного захвата руке держала. Подруга, которая банку, разумеется, видела, отнеслась к данному элементу с удивлением, а я…

В общем, да! Воспоминание о слабом даре некромантии, полученном в подземельях, покоя не давало. Я жаждала опробовать его немедленно! И именно на Волкове.

В момент, когда светлая стена закончилась и началась другая, тёмно-серая, я от мыслей о блохах отвлеклась. Меня посетило осознание – а ведь на изменение цвета стен никто из студентов и преподов не отреагировал. То есть я ни единого удивлённого возгласа не слышала. Интересно, почему?

Пришлось вновь прибегнуть к хитрости…

– Базь, а мне мерещится, или наша академия в самом деле в разные цвета окрашена? – прошептала я.

Подруга чуть споткнулась, потом обернулась, дабы подарить очень выразительный взгляд. Мол – Мари, ты совсем дура?

– Что? – моментально надулась я.

– Ну конечно разные! – почему-то возмутилась Базя.

Я подумала и ещё один вопрос задала:

– А они всегда такими были, или…

Блондинка фыркнула.

– Разумеется, всегда. Архитектор, который проектировал этот замок, был прямо-таки помешан на чёрно-белой гамме.

– Эм… А сколько строений этот архитектор создал?

Блондинка на пару секунд задумалась и сказала с некоторым удивлением:

– Кажется, всего одно.

Я, в отличие от подруги, никакого удивления не испытала. Ведь дело не в архитекторе, а его вкусы вообще ни при чём. Фишка в другом – мы с Алексом внесли изменение во внешний вид замка, а здешнее мироздание притворилось, будто ничего не было.

Почему оно так поступило не знаю, но не думаю, что это важно. Зато теперь понятно, отчего все реагируют настолько спокойно.

Ещё несколько минут прогулки и Базя остановилась. Я тоже встала, предварительно налетев на подругу и едва не сбив её с ног.

– Пшш! – заявила Базилия. Потом указа на п-образный выступ, расположенный шагах в сорока, и заявила: – Вон те, последние, под самой крышей.

Посторонние мысли сразу отступили, а передо мной вновь замаячила Цель!

Окна, о которых говорила Базя, светились. В смысле, Волков был «дома» и не спал. Это стало поводом для предельно коварной улыбки и ехидного смешка…

– Мари, – позвала блондинка. – Ну теперь-то ты скажешь? Объяснишь, зачем мы сюда явились?

Я кивнула, однако говорить не стала. Вместо этого открыла банку и, поставив ту на землю, сосредоточилась на мёртвых блохах. Дар некромантии, полученный в мире Степи, откликнулся буквально сразу, вот только…

– И-и-и! – взвыла Базилия. К счастью, не громко, а прежним шепотом.

И после короткой паузы:

– Мари! Это что?! Что там светится?!

Я пригляделась и опять в улыбке расплылась. Содержимое банки действительно окуталось этаким мертвенно-синим мерцанием. А спустя миг, повинуясь силе моего желания, начало из банки выползать. И плевать, что стекло вроде как скользкое.

– Ма-ма-мари… – в голосе сообщницы послышалась паника.

– Там блохи, – всё-таки сказала я. – Мёртвые.

– Но… – проблеяла Базя. Тут же вскинула голову и уставилась очень большими глазами. – Хочешь сказать, что тебе подвластна некромантия? Но откуда? Как?!

Я стукнула себя указательным пальцем по лбу, и Базилия догадалась:

– Удар головой? Всё из-за него?

Вот теперь я кивнула и, выдохнув, опять сосредоточилась на выползающих из банки паразитах. А подруга, невзирая на явное желание продолжить допрос, отвлекать не стала – замерла и принялась наблюдать.

Когда крошечная армия покинула «переноску», я мимолётно загрустила. Просто до стены было около сорока шагов, а с точки зрения крошечных блошек – это ужас как много. Я даже приготовилась к долгому унылому ожиданию, но всё оказалось совершенно не так. Мои питомцы продемонстрировали прямо-таки фантастическую прыть.

Раньше, чем успела пожелать, блохи сбились в этакий мерцающий мячик, который поскакал к стене с удивительной скоростью. Через минуту мячик рассыпался на сотню зомби-бойцов, а я увидела крайне своеобразную картинку…

Замок исчез! Теперь перед глазами была каменная кладка, и я как бы вверх ползла. Причём меня, по ощущениям, было много.

Осознание, что вижу «глазами блох» пришло не сразу. Для начала я перепугалась, и даже попыталась «собственное зрение» вернуть, но…

Зато потом расслабилась, а стоящая рядом и невидимая мне Базя шепнула изумлённо:

– Мари, у тебя тоже глаза светятся. Ты действительно некромант. Настоящий!

– Ага, – коварно подтвердила я.

Ещё пара минут, и темнота окончательно отступила. Кладка исчезла, вместо неё появилась оконная рама сомнительной новизны. А ещё стекло, сквозь которое можно было заглянуть в комнату нехилых размеров и разглядеть много интересного. Добротную мебель в антикварном стиле, шикарный кроваво-алый ковёр, тёмные стены, вычурные светильники, и… его.

Алекс Волков сидел за письменным столом и изучал какую-то внушительных размеров книженцию. Соотечественник выглядел настолько серьёзным, что губы опять в улыбке дрогнули. На сей раз триумфальной!

Отдельным поводом улыбнуться стало полное отсутствие какой-либо защиты на окнах. Кто-то настолько самонадеян, что никаких нападений не ждёт? Ну-ну.

Моя крошечная армия начала просачиваться сквозь тончайшие щели. Затем рассредоточилась, дабы лишнего внимания некромантским свечением не привлекать, и бесшумно поскакала к Врагу.

Ещё несколько минут, и картинка, которую транслировали зомби, исчезла – вместо неё пришли ощущения. Меня было много, и я как бы ползла по Алексу… Причём ползла о-очень осторожно, чтобы Враг точно не заметил.

Когда зомби-бойцы замерли, заняв нужные позиции по всему телу, я глубоко вдохнула и выдохнула. Кто-кто самый крутой в этой академии? А?

 

Блохи атаковали все вместе, разом! Результат такого нападения был предсказуем – в ночной тишине раздался оглушительный вопль!

И пусть я этого вопля ждала, но всё равно подпрыгнула, а заодно и связь со своими бойцами потеряла. Только где-то на подсознательном уровне осталось понимание – насекомые ещё «живы», и будут кусать до победного. А я…

Я стряхнула остатки магии и, ухватив Базилию за руку, помчалась к западному крылу. Просто слишком хорошо знала, что Волков – тот ещё псих и, в случае поимки, не только поцеловать, но и прибить может!

А новоявленной некромантке дико хотелось жить. Базилии, судя по скорости передвижения, тоже.

Мы ВКонтакте
Разное