Новинки книг

Маша — звезда наша 2. Глава 10

Глава 10

 

Из кафе я вылетела пулей, правда зонтик и плащ не забыла. А оказавшись на улице, помчалась в академию – благо, та находилась недалеко и была очень даже видна.

Причин для побега было несколько…

Во-первых, я спасала Волкова от кровавой расправы в виде разрывания на множество маленьких Алексов, с последующим глумлением над трупом. Понятно, что он как бы крутой, но шансов справиться с моей яростью у идейного противника не было. Никаких!

Во-вторых, я спасала себя. Увы, но предпринятая Волковым провокация достигла цели, девчонки о-очень впечатлились. Не только две «мулатки», но вообще все, взирали на меня такими глазами, что мороз по коже побежал. Младшей дочке императора Тариуса реально грозил трындец.

В-третьих, собственные эмоции вошли в такое пике, что усидеть на месте было абсолютно невозможно. Я не просто кипела – меня прямо-таки распирало от чувств!

Зато было очевидно – теперь Мари Брехунье вновь превратится в персону нон-грата. Девочки не простят. Что угодно, кроме вот такого.

Последнее не огорчало, зато самоуправство Алекса…

Скот! Гад! Полный дебил!

Да чтоб он… Да чтоб у него… Да чтоб ему пусто было!!!

Убью. Вот точно убью. И плевать, что убийство героиней кого-то кроме супер-злодея – не по канону!

Так. Стоп. Подождите. А что если…

Вот тут я споткнулась и едва не полетела в одну из многочисленных луж. Озарение было по-настоящему внезапным, зато настолько логичным, что страшно стало.

Ведь мы с Волковым действительно два полюса, и так как на героя романтического фэнтези он не тянет, то… Получается, Алекс – главный злодей?

Остаток пути я не бежала, а шла. И старательно обдумывала новую гипотезу. А потом поняла: совершенно неважно, к какой из категорий эта кареглазая ехидна относится. Он всё равно подлежит полному, тотальному… нет, не уничтожению. Игнору!

Просто убивать – не моя профессия. Я, увы, пацифист. Наорать – это да, а вот голову открутить – всё-таки не ко мне.

Оставалось надеяться, что сокурсницы придерживаются тех же взглядов. В смысле, убивать меня всё-таки не станут. Пощадят.

Отдельные надежды касались Бази… Увы, но было очевидно: если к вечеру блондинка не оттает, мне придётся искать новое место для ночлега. Просто спать в одной комнате с разъярённой девицей – это очень глупо. Мало ли, вдруг она меня придушит?

 

Базилия явилась ближе к ночи, но не злая, а ужасно надутая. Подруга реально напоминала воздушный шарик, только верёвочку вокруг поджатых губ обмотать, и всё, сходство сто процентов.

Валяющуюся на кровати меня блондинка проигнорировала – молча выудила из шкафа ночную сорочку и ушла в ванную. Вышла тоже молча и, опять-таки не говоря ни слова, улеглась в кровать.

И хотя всё было предельно ясно, я спросила:

– Мне объявлен бойкот?

– Да, – после ну о-очень долгой паузы заявила девушка.

– А ничего, что инициатива поцелуя принадлежала не мне, а Алексу?

– Ничего, – буркнула Базя.

Я открыла рот дабы указать на несправедливость обвинений, но подруга перебила.

– Почему ты никогда не рассказывала, что знакома с Вульфом? – в её голосе послышались обвиняющие нотки. – Да ещё настолько близко!

Я невольно застонала, а Базилия…

– О чём вы говорили? И почему он…

– Да ни о чём! – выпалила я. – А поцеловал чисто из вредности! Просто видел, как вы все на него смотрите, и…

– А это так заметно? – вмиг растерявшись, спросила блондинка.

Я подумала и тактично промолчала, зато подруга всё-таки сказала:

– Но это ничего не меняет, Мари! Бойкот остаётся в силе, потому что ты…

– Ну что? Что «я»?!

Базя засопела и не ответила, я же продолжать выяснения не стала. Хотят дуться – пусть. Я тоже надуюсь! Тем более что претензии действительно глупые.

С этой мыслью я поднялась с кровати и тоже отправилась умываться и переодеваться. Ну а чего? Раз убивать меня не собираются, то можно и поспать.

А завтра – новый день, и кто знает, может к утру все эти обидки рассосутся? В конце концов, Алекс – не единственный крутой парень в академии. В той же Чёрной стреле, помимо него, аж шестеро брутальных, вполне симпатичных самцов!

 

Увы, но надежды на адекватность девчонок не оправдались. Утром Базя дулась ещё активнее, и остальные сокурсницы реагировали также.

Едва выйдя в коридор, я натолкнулась на несколько недружелюбных взглядов и подчёркнутое молчание. Составить компанию за завтраком тоже никто не пожелал, более того – Базя переметнулась на сторону «врага».

В смысле, покинула наш маленький лагерь лохушек и присоединилась к остальным девчонкам. Лохушкой осталась я одна! Но…

Нет, я не расстроилась. Моё внимание переключилось на другую, куда более интересную тему. Вернее, на объект. На группу старичков в чёрных мантиях, которые бодрым шагом вошли в столовую.

Первым шествовал лорд Упырь и, нужно отдать должное, увидав меня, отреагировал очень ровно. А вот Ниран с лордом Дэймоном-Трандуилом слегка споткнулись, а дедок за чьим обликом угадывался «Тор», ещё и бровь приподнял.

Я же, глядя на них, подумала о многом. В том числе – а что будет, когда выяснится, что я ничегошеньки не забыла? Ведь информация точно всплывёт – скрывать-то я не собираюсь!

Этот момент стал поводом для коварной улыбки, которую заметили и не оценили. Ниран с «Трандуилом» заметно напряглись, «Тор» тоже спокойствие утратил.

Вот теперь меня посетила новая мысль – я видела восьмерых, но ведь деканов и преподов гораздо больше. Интересно, а остальные тоже под личинами? А как бы на них посмотреть?

За этими мыслями прошел завтрак, и настала очередь лекции профессора Тьюбье. Однако, препода в аудитории не обнаружилось, а после звонка оказалось – наш курс ждал приятный сюрприз. Тьюбье заболел, а заменять препода по истории магии будет лично ректор.

Вот тут я предвкушающе потёрла ладошки и приготовилась к развлечению. Просто смотреть, как красавчик с модельной внешностью изображает из себя старого брюзгу, было реально смешно.

А ещё я собиралась провести эксперимент! И когда лорд Сирис принялся вещать о какой-то исторической личности, к этому эксперименту и приступила…

Сперва глядела на Сириса просто – то есть прямо, без всякого усилия. Затем начала щуриться и оттягивать уголки глаз.

Когда стало ясно, что вот такое смещение «угла» зрения не помогает, попробовала как в ребусах из серии «смоги разглядеть картинку». То есть, когда таращишься в одну точку, а остальное каким-то другим, периферическим зрением видишь.

Угу. Я надеялась, что если посмотреть на человека под личиной как-то иначе, то иллюзия хотя бы приоткроется. Но всё оказалось гораздо лучше! В какой-то момент, когда я ломала глаза особенно сильно, в голове что-то щёлкнуло, и образ старца буквально смело.

Следом пришло воспоминание – среди изученных в подземельях магических штучек, что-то связанное с «истинным зрением» точно было. И теперь это «что-то» включилось! Ай да Маша. Ай да я!

Короче, да: теперь я, в отличие от остальных студентов, могла видеть лорда ректора как есть, без всякого «грима».

Губы мгновенно растянулись в улыбке, а сердце ускорилось. Я прекратила скучать и начала получать эстетическое удовольствие от лекции.

Просто Сирис был таким… таким… Вот даже лучше, чем позавчера! Эти длинные каштановые волосы, широкие плечи, синие глаза… Мм-м!

– Мари? – внезапно окликнул кто-то, и я не сразу поняла, что этот кто-то – сам ректор. – Мари, с вами всё в порядке? – хмуро глядя на меня, уточнил он.

Я улыбнулась и кивнула, а Сирис глянул подозрительно и вернулся к чтению лекции. Весь такой строгий, статный, волнующий…

И хотя привлекать внимание не хотелось, я не выдержала – подпёрла щёку кулаком и продолжила наслаждаться зрелищем. Записывать что-либо в таких условиях было нереально. Воспринимать учебный материал – тоже.

Лорд ректор данный момент точно подметил, однако одёргивать во второй раз не стал. Только смотрел всё подозрительней.

К концу второй лекции руководитель Объединённой Академии Магии, косился на меня с частотой один взгляд в секунду. Ну а после звонка, возвестившего об окончании занятия, проскрипел:

– Мари, подойдите ко мне!

Сокурсники и сокурсницы поспешили прочь из аудитории, ну а я… да, подчинилась. Приблизилась к кафедре возле которой стоял Сирис, дабы услышать:

– Вы ведёте себя странно. Что с вами, Мари?

– Ничего особенного. – Я невинно хлопнула ресницами. –  Просто ваше заклинание, лорд Сирис, не подействовало.

– Какое такое заклинание? – тут же нахмурился он. – Что за…

Я рассмеялась, и цирк моментально уехал. В смысле, глава нашей альма-матер перестал изображать недоумение, спросил:

– Ты серьёзно?

– Угу.

Ещё один раздраженный взгляд в мою сторону, и я улыбнулась шире. И добавила:

– Ваш истинный облик тоже вижу.

– Что-о-о?

Ректор действительно не поверил, а едва сообразил, что это не шутка – хищно клацнул зубами.

Следующим, что я услышала, стало:

– В мой кабинет. Сейчас!

Дальше было стремительное извлечение из кармана некоего амулета, сжимание этого амулета в руке, и резкое:

– Ниран, бегом ко мне! И лорда Дэймона прихвати.

Вот тут я могла бы испугаться, но я же помнила, что фэнтези позитивное! Поэтому просто развернулась и, повинуясь жесту синеглазого красавчика, направилась к входной двери.

Ректор, разумеется, поскакал за мною, чтобы вскоре обогнуть и продолжить скакать уже рядом. И это было замечательно, ибо дорогу к кабинету начальства я не помнила.

А спустя несколько минут, мы очутились в знакомом мрачноватом помещении. Сирис указал на стул для посетителей, а сам с тяжким вздохом уселся за стол.

Его образ был не только прекрасен, но и совершенно каноничен! Этакий разгневанный преподаватель, от которого не ясно чего ждать.

Это был новый повод испугаться, но я опять испугу не поддалась. Просто к мысли о позитивности добавилась ещё одна – я же принцесса! То есть сделать мне что-то плохое не посмеют. Иначе обязательно огребут неприятностей от моего отца.

Как итог, явление в кабинет Нирана с «Трандиулом» я встретила новой широкой улыбкой. А мужчины – да-да, мужчины, а не старцы, ибо лично для меня вся их магия иллюзий не работала! – заметно офигели и, ещё не успев прикрыть за собой дверь, хором спросили у Сириса:

– Что?!

Перст ректора указал на скромно сидящую меня, и в наступившей тишине прозвучало:

– Она всё помнит, и личины не видит.

После этого что-то упало, но не разбилось. Как позже выяснилось, это Дэймон-Трандуил какую-то книгу уронил.

Ещё секунда, и красавчики выдохнули. Ниран закрыл-таки дверь, расправил плечи и приблизился к нам. Окинул студентку факультета Любовной магии пристальным взглядом и уточнил:

– Действительно помнишь?

– В деталях, – не стала отпираться я.

Выводы о причинах подобного сбоя были сделаны очень быстро. Впрочем, я даже не сомневалась, какое обоснование подберут…

– Это всё удар, – сказал лекарь хмуро. – Видимо, некое смещение в черепной коробке.

А присоединившийся к компании «Трандиул» заявил:

– Давайте поправим обратно? Поможем девушке упасть ещё раз.

Я скривилась и глянула на блондина осуждающе. Всё понимаю, но он же препод, блин!

– Глупостей не говори, – буркнул Сирис. Через миг, шумно втянул ноздрями воздух и резко успокоился. Потом задумался и выдал, обращаясь ко мне: – Но ведь ты никому не расскажешь. Верно, Мари?

Его голос прозвучал настолько вкрадчиво, настолько сексуально, что у меня и мурашки побежали, и гормоны проснулись, и вообще всё. Только таять вот прямо сейчас попаданка не желала. У меня были дела поважней!

В итоге, я подарила ректору очередную улыбку и… загадочно промолчала.

Брутальный синеглазый самец, вопреки ожиданиям, не занервничал, но намёк всё же уловил.

– Чего ты хочешь? – спросил он. И уже конкретнее: – Сколько?

– Фи, как некультурно. Может я вообще не корыстная! Может…

– Мари! – одёрнул лорд Упырь.

Настала моя очередь шумно вздохнуть…

– Хочу стипендию как у старшекурсников.

– Чего? – встрял «Трандуил». Голос прозвучал возмущённо.

– Успокойся, – прицыкнул на него ректор. И, вновь щёлкнув зубами, пристально уставился на меня.

А я что? Я – ничего! Я же реально не корыстная, и при других обстоятельствах ничего бы подобного не попросила, но… Император дико против учёбы в академии, и денег у него я не беру. А мадам-секретарь говорила, что бюджет нашего ВУЗа огромный, и раз так, то с них точно не убудет.

А уж если вспомнить, что меня совершенно несправедливо подрядили на работы во благо лабораторий, то становится очевидно: эта повышенная стипендия – не шантаж! Её можно считать законной заработной платой.

– Ладно, – поразмыслив процедил Сирис.

И после новой паузы:

– Это всё? Или у тебя и другие желания есть?

Желания действительно были. Причём, учитывая сногсшибательный вид ректора, не самые приличные. Но я промолчала. Ограничилась выразительным взмахом ресниц.

– Раз это всё, то вы свободны, – переходя на официальный тон, сказал Упырь.

Я, конечно, встала, сделала прощальный книксен – вернее, три книксена, по одному на каждого, – и гордо направилась прочь.

Правда, на пороге остановилась, ибо вспомнила о важном…

– Кстати, а ближайшая выплата стипендий, когда? – вопросила я.

Ответом стало шипение какого-то излишне жадного «Трандуила».

Пришлось добавить:

– Нет, и всё-таки?

– Послезавтра, – буркнул Сирис.

Всё. Вот теперь я просияла пуще прежнего и из обители ректора вышла. Вежливо кивнула секретарше, пересекла приёмную, а, выскользнув в коридор, застыла и жалобно округлила глаза.

Дело в том, что мне предстоял квест под названием «отыщи нужную аудиторию», а в пространстве я ориентировалась плохо.

Но главная проблема заключалась в том, что вокруг было совершенно безлюдно – в данный момент шли занятия, и замок словно вымер.

В голову сразу полезли неприятные образы из прочтённых книг. Ведь ситуация, когда героиня начинает блуждать по пустому замку и напарывается на неприятности – очень типична! Даже не так: нет ничего проще, чем нарваться на неприятности, когда все окружающие чем-то заняты, а ты ищешь нужную аудиторию.

Как тут не занервничать?

Тем не менее, паниковать я не стала. Сделала два шага от двери, повертела головой, пытаясь вспомнить, с какой стороны мы с лордом Сирисом к приёмной подошли. А потом в сознании вспыхнула новая мысль! Что если я тоже того… В смысле, не только в фэнтези, но и в книжке? Что если кто-то сейчас сидит и читает? Про меня и мои приключения.

Сразу так волнительно стало, так неловко. Я инстинктивно заозиралась, пригладила волосы, и…

– И… – тихонечко выдала я.

Интересно, а как я со стороны-то выгляжу? Ничего? Не слишком позорно? Может нужно вести себя как-то поприличнее? Или…

Нет, скатиться в рефлексию я не смогла – отвлеклась на пролетавшую мимо окна птицу. Ещё через секунду, выдохнула и, гордо расправив плечи, поспешила по коридору. Если я реально в книжке, то медлить не стоит. А то ещё решат, что героиня какой-то тормоз.

Через несколько секунд посторонние мысли улетучились, а студентка факультета Любовной магии всецело сосредоточилась на дороге. И хотя вела себя очень осмотрительно… В общем, в засаду я всё равно попала.

 

Мой бойфренд! Он появился совершенно внезапно – выступил из ниши, мимо которой как раз проходила.

Я, конечно, взвизгнула, и даже отпрянула на пару метров, а оборотень сложил руки на могучей груди и опасно сощурил желтые глаза.

– Вот, значит, как, – процедил он.

– Э-э… – ответила я недоумённо.

Через секунду удостоилась пояснений:

– Мало тебе Ататриэля. Ты ещё и с Алексом Вульфом целовалась!

Желание грязно выругаться я в себе задушила. Но потом подумала – а чего сдерживаться-то? И сказала!

И пусть мой словарный запас был не очень велик, но при мысли об Алексе фантазия превратилась в этакий фонтанирующий гейзер. В результате, получилось длинно и настолько мощно, что оборотень позабыл про агрессию и сам едва не отпрянул.

Нет, ну серьёзно! Желтые глаза превратились в блюдца, рот неэстетично приоткрылся. Парню потребовалась добрая минута, чтобы прийти в себя и выдохнуть:

– Мари? Ты чего?

Чего… Вопрос, блин, на грани фантастики.

– Чего слышал! – рявкнула я.

С момента нашей последней встречи прошло несколько дней, и попрощались мы с Хуго не слишком мирно. И если ревность, продемонстрированная при обнаружении меня у Ататриэля была понятна, и даже польстила, то блохи и постоянные побеги в лес – нет.

Ну а раз уж он подкараулил…

– Хуго, прости, но нам с тобой лучше расстаться.

Оборотень столь резкую смену темы сперва не понял, зато, когда дошло…

– То есть? – бухнул он. – Это как?

Я развела руками – мол, вот так дорогой. Увы, но по-другому действительно не получается.

– Я против! – заявил Хуго.

– Прости, – вздохнула я.

На меня вновь уставились с прищуром, только дочь императора Тариуса менять решение не собиралась. Зато, после недолгого противостояния взглядов, чуть смягчилась и принялась объяснять:

– Ты замечательный, но мы слишком разные. Я не готова жить в обнимку с противоблошным шампунем, и вообще… Какие у нас перспективы, Хуго? Ведь ты будущий вожак всех оборотней и тебе понадобится жена, которая все-все твои проблемы, от трансформации в зверя, до фаз Луны, понимает. Плюс, рождение наследников… Ведь от человеческой женщины стопроцентный оборотень не родится, то есть наши с тобой дети вожаками точно не станут. И если сейчас ты смотришь на этот вопрос сквозь пальцы, то с годами, когда повзрослеешь, всё изменится.

– Ничего не изменится, – сказал Хуго. Добавил после паузы: – Мари, мы эту тему уже обсуждали, и раньше она тебя не смущала.

Я опять руками развела. Допустим, зато теперь…

– К тому же, – вот тут я слегка потупилась, ощутив толику вины, – вместе с памятью исчезли и чувства. Я больше не воспринимаю тебя, как возлюбленного. Для меня ты просто офигенно-брутальный самец с классной мускулатурой.

– Э-э, – украл мою реплику он. – Какой-какой?

Расшифровывать слова «офигенно» и «классный» я не стала. Шумно выдохнула и попыталась обогнуть громилу, дабы уйти.

Он не пустил. Заступил путь и лапищи свои протянул в намерении поймать. Я не далась. Даже взвизгнула возмущённо:

– Хуго!

Новая пауза, а после неё…

– Значит, всё забыла и разлюбила?

– Хуго, я…

– Ладно… – перебил он. В голосе прозвучали нотки угрозы. – Ладно!

В следующую секунду случилось непредвиденное – парень резко стянул с себя мантию, а я ошарашенно застыла. Просто рубашки на Хуго не имелось, и взгляду предстал совершенно невероятный торс. Настолько рельефный и красивый, что даже полное отсутствие депиляции его не портило.

Впрочем, нет – кустистую поросль с груди я бы всё-таки удалила. Подмышки тоже не мешало бы в порядок привести.

– Ы-ы-ы, – прокомментировала ситуацию я, однако оборотень разговаривать не желал. Раньше, чем успела сообразить, он сбросил короткие сапоги на мягкой подошве и решительно взялся за ремень.

Вот тут я очнулась и, вытаращив глазки, попыталась заявить протест, однако Хуго не послушал. Очень ловко, с какой-то скрытой грацией, он избавился от штанов и остался в природном варианте.

Смотреть не хотелось! Но взгляд как-то сам скользнул вниз, и… М-да, это не дюйм. Вернее – далеко не дюйм!

Нервно сглотнув, я отступила на полшага и сообщила:

– Если будешь насиловать – закричу. – Нет, ну а о чём ещё я должна была подумать?

Хуго отреагировал кривой улыбкой, а по его телу пошла внезапная дрожь. Ещё миг, и человек исчез. Передо мной появился огромный… котик.

Я аж присела! Тут же вспомнила наш давнишний разговор – когда я просила бойфренда перевоплотиться, а он смеялся. Так вот: те, кто предлагают бояться своих желаний, абсолютно неправы! Некоторые желания просто обязаны исполниться!

– Мррр, – сказал кошак, и сердце попаданки растаяло.

Я скользнула навстречу, завороженно протянула руку, но зверь не дался. Он плавно попятился, лишая возможности прикоснуться к своей чудесной шкуре – белой в чёрные фигурные пятнышки.

Благодаря этой трансформации, я, наконец, вспомнила, как выглядит ирбис. Клянусь, если бы склероз отступил раньше, то вопроса блохастости вообще бы не встало!

Какие паразиты, когда тут такие круглые ушки и настольно выразительная морда? Да пусть он хоть хроническим недержанием мочи страдает, лишь бы давал возможность запускать пальчики в свой искрящийся мех!

Я опять сделала шаг навстречу, а ирбис вновь попятился. Пришлось призвать к порядку:

– Хуго… – гневно, с нажимом, сказала я.

На усатой морде огромной зверюги отразилась этакая нахохленная обида, зато убегать оборотень перестал. Я смогла приблизиться, опуститься на корточки и сделать то, о чём мечтала.

О, да! О… это лучше, чем секс! Этот мех, эти пятнышки, ушки…

– Мррр, – повторил Хуго, а через миг замурчал по-настоящему.

Всё. Капец! Высшая степень умиления, и принцессу можно выносить. К нестерпимому желанию мацать зверюгу добавилось ещё одно – упасть в счастливый обморок и задрыгать ножкой.

Вот не зря говорят: чтобы нравиться девушкам, нужно быть умным, красивым и богатым. Ну или просто котом.

Хуго эту истину точно знал. А я…

Я гладила, почёсывала, слушала мурчание и таяла. Ёлки-палки, какой же это кайф! Настоящая эйфория! И плевать, что мною сейчас банально проманипулировали. На такие манипуляции я согласна. Готова подвергаться им хоть каждый день!

Счастье закончилось внезапно – из нирваны выдернул нарочито-громкий кашель и суровое:

– Что вы себе позволяете?

Я вздрогнула, Хуго – тоже. После этого стало ясно, что котик и сам от моих почёсываний-поглаживаний прибалдел, однако порадоваться данному факту я не успела…

– Совсем совесть потеряли? – переходя на шипение, продолжил ректор. – Устроили! Прямо посреди коридора!

Да-да, лорд Сирис подкрался незаметно. Причём не один, а в компании Дэймона и Нирана. И это, конечно, опечалило, зато я поняла, что выбранное направление было верным. В смысле, я не заблудилась, а шла прямиком к аудиториям.

– Мари! – так и не дождавшись какой-то внятной реакции, рыкнул Сирис.

Пришлось выпустить котика из захвата и подняться. Повернуться, улыбнуться, и… сообразить!

– Тоже погладить хотите?

А чего? А как? Ведь ирбис совершенно сногсшибательный.

– Так давайте, – продолжила я воодушевлённо. – Хуго не против.

Ирбис, услыхав мои слова, вздрогнул и попятился, а преподы дружно скривились.

– Ваше высочество, – прошипел… на сей раз «Трандуил».

– Эм… Ну, не хотите – как хотите, – чуть смутилась я.

А ректор ка-ак гаркнет:

– Мари!

Всё. После этого к студентке факультета Любовной магии подлетели, попутно подхватив оброненную ею сумку, и, крепко взяв сию девицу за локоток, поволокли прочь, дальше по коридору.

При этом скорость, которую развил лорд ректор, образу старичка вообще не соответствовала – я едва поспевала. А вот Ниран и Дэймон с места не сдвинулись. В смысле, остались там, с Хуго.

Котику точно светила головомойка, и я сильно оборотню сочувствовала. Зато о себе не беспокоилась, ведь меня не в кабинет волокли, а к лекционным залам. То есть наказывать не собирались.

Буквально пять минут стремительной пробежки, и мы с Сирисом оказались у двери с номерной табличкой из-за которой слышался бубнёж…

Тут мне пихнули в руки сумку и процедили:

– Мари, это академия, а не бордель! Ещё раз подобное увижу – исключу без права на восстановление!

Дальше состоялось распахивание двери и впихивание студентки в аудиторию. Короткий рык с извинениями в адрес стоящего у кафедры препода, и триумфальное бегство разгневанного лорда Упыря.

И пусть Сирис рычал очень грозно, но испугаться я не смогла. Просто, будучи опытной читательницей романтического фэнтези, чётко уловила в его голосе не только злость, но и… ревность.

Мы ВКонтакте
Разное