Новинки книг

Душа Огня. Глава 5

Глава пятая

 

Провернув ключ в замке чердачной двери, я постучала и застыла в привычном ожидании трех тихих щелчков. Но прошло пять секунд, десять, пятнадцать… и ничего.

Что за ерунда?

Я толкнула дверь, но та не открылась. Затем снова впихнула ключ в замочную скважину, убедилась, что замок все-таки отперла, и постучалась опять. А выждав еще с полминутки, поняла, что начинаю впадать в панику и задолбила в дверь со всей силы, не стесняясь.

И только теперь мне открыли, причем с заявлением:

– Я заня-я-ят!

Решительно переступив порог, я заперла дверь и только потом позволила себе оглядеться. А Кузьма, убедившись, что от него больше ничего не требуют, развернулся и бодро посеменил в сторону ванной.

И вот теперь-то я заметила, что твир выглядит не как обычно: хвост у него совершенно мокрый.

– Кузь? – позвала осторожно.

Меня проигнорили. Нормально, вообще?

Я поставила сумку с учебниками на пол, сбросила туфли и поспешила за твиром. И каково же было мое удивление, когда дверь ванной захлопнулась прямо перед моим носом, а с той стороны донеслось:

– Заня-я-ят! Не успеваю-у.

Озадаченно приподняв брови, я огляделась опять и, наконец, узрела причину – кровать. С порога ее действительно не видно было, а вот от двери ванной комнаты очень даже. И на этой самой кровати отсутствовало постельное белье. Лишь голый матрас, не менее голая подушка, и сложенное аккуратным квадратом одеяло без пододеяльника.

– У нас воду на весь день отключали, – донеслось из зеркала, – вот он и не успел.

Я от этого заявления чуть на пол не села. Что за день сегодня такой, неожиданностями наполненный?

Нет, я, конечно, понимала, что твир может – гардины-то он выстирал, и с моей одеждой в самый первый день разобрался, но… кстати, насчет одежды!

Отойдя от двери, я отправилась к корзине для грязного белья. Увы, габариты моей ванной не позволяли держать корзину там, поэтому она стояла в самом дальнем углу, прикрытая для приличия куском какой-то местами выцветшей парчи. Именно сюда я складывала грязные вещи, не считая нижнего белья – его стирала сразу, сама, в раковине. Ну а все прочие собиралась постирать попозже, как время появится.

Вот только корзина оказалась пуста.

– Та-ак…

Я зайцем метнулась к шкафу, открыла дверцы и на одной из полок обнаружила стопку однотипных джинсовых юбок и такую же стопку маечек. Ну а на соседней полке колготки лежали – тоже стиранные, и очень аккуратно сложенные.

То есть Кузя все это перестирал?

– Блин! Когда он успел? – вырвалось у меня.

– М-да, совсем ты с этим танцем из жизни выпала, – отозвался Зяба. – Постельное белье твир, знаешь ли, тоже не первый раз полощет.

Черт, неудобно-то как! С одной стороны жутко приятно, а с другой… ну не дело это!

Вновь подлетев к двери в ванную, я постучалась и сказала громко:

– Кузь, выходи! Сама достираю!

– Та ну! – бодро ответили мне.

И Кракозябр тоже к дискуссии подключился:

– Даш, да не волнуйся.

Не волнуйся? Как это, не волнуйся? Он ведь такой маленький и вообще…

– Но он же котик, – сказала вконец растерявшаяся я.

– Твир, – поправил Зяба. – Для твиров все эти домашние дела – раз плюнуть. И вообще, ты какая-то нервная. Что-то случилось?

Я вздрогнула.

– Только не говори, что не знаешь.

Помесь гиены с крокодилом, которая отражалась в зеркальной поверхности, нахмурилась.

– Не понял?

Блин.

– Ты в деканат факультета Огня сегодня не заглядывал?

Монстр отрицательно качнул головой, заставляя меня огорченно вздохнуть.

– А что там произошло? – вновь подал голос Зяба.

– Сейчас, только переоденусь…

Разговор предстоял долгий, поэтому одним только переодеванием я не ограничилась. Сменив мантию и джинсы на удобные домашние штаны и футболку, я подхватила стул и снова вернулась к зеркалу.

Села. Дала себе полминуты на то, чтобы собраться с мыслями, после чего пересказала призраку обрывки подслушанного разговора, описала свое выступление перед Глуном и последующее общение в деканате. И прежде чем монстр успел опомниться, задала вопрос, который интересовал больше всего:

– Зяб, почему этот мужик из Совета Магов так на Глуна взъелся? Ведь Глун меня сюда по требованию Совета перекинул. Или все-таки нет?

– Хм…

Я отлично помнила наше с Зябой знакомство и те времена, когда ехидна чешуйчатая орала, что не нанималась ко мне в справочники. А еще, как тот же Зяба именем Совета Магов бравировал, объясняя, мол: да если бы не их приказ, тебя бы тут и не стояло. Именно поэтому я и не надеялась на быстрый ответ, и вообще подозревала, что призрак ломаться начнет и в отказ идти. Тем не менее, он сказал:

– Даш, понимаешь, я не очень хочу обсуждать эту тему, потому что мне, вообще-то, знать не положено. Ну и… у нас такие разговоры не поощряют. За такое, если узнают, и прилететь может.

Тэкс. Интересно. То есть мы имеем дело с политической цензурой, да?

– И все-таки? – подтолкнула я. Ибо цензура цензурой, а мне эта информация для выживания необходима.

Зяба тяжело вздохнул, поморщился, но все-таки сдался.

– Видишь ли, Совет Магов не является единой организацией. По факту, он разделен на две части – Верхний и Нижний. Верхний – это, как говорят в твоем мире, правящая верхушка, буквально несколько человек. А Нижний – функционеры. Так вот, идею привлечения иномирцев именно Верхний Совет лелеет, а Нижний как бы против.

– Как бы?

– Ладно, категорически, – неохотно пояснил монстр.

– И что из этого следует? – вслух спросила я.

– А то, – отозвался призрак хмуро, – то что у ректора и Глуна есть два взаимоисключающих приказа. Первый – учить как следует, второй – не усердствовать. И они, как ты могла заметить, предпочитают ориентироваться на второй.

– Почему?

Призрак горько усмехнулся, бросил на меня странноватый взгляд, но ответить не потрудился.

– Ну сама подумай, – предложил он.

Я подумала. Вернее, я-то сразу сообразила, но хотелось услышать версию Зябы. В конце концов, я тут недавно, и не так уж много знаю. И вообще, могу лишь предполагать. Но так как делиться информацией Зяба не спешил, пришлось свое предположение озвучить:

– Высокое начальство далеко, а функционеры поближе?

– Угу, – отозвался монстр. Потом вздохнул и продолжил: – Знаешь, вся эта ситуация с иномирцами… она ведь не первый год тянется. И система уже настолько отлажена, что даже мне противно. Вас приводят, вас доводят, и все.

– Что «все»?

– Списывают, – помедлив, признался Кракозябр.

Повисла пауза. Зяба молчал в явном желании дать мне возможность осознать все как следует, а я… я осознавала, и еще как. Но кое-чего все равно не понимала.

– Зяб, этот саботаж лишен смысла. Стоит вашей верхушке, Верхнему Совету, приглядеться, и вся эта ложь сразу же всплывет.

Монстр отрицательно качнул головой и повторил:

– Система отлажена, Дашка. Поиск одаренных иномирцев курирует именно Нижний Совет, потому что высоким мужам, как ни трудно догадаться, не до этого. Тот же Нижний Совет предупреждает о проверках, и поставляет зелье, которым таких как ты, в случае проверок, опаивают.

– А отсутствие результатов? Неужели Верхний Совет не настораживает тот факт, что каждый одаренный магией иномирец в итоге оказывается ни на что не годен?

Зяба горько усмехнулся.

– Может быть и настораживает, но как я уже говорил, такая ситуация не первое столетие длится. Вы действительно очень одаренные, но настоящими магами за все то время, которое происходит этот эксперимент, стали лишь двое. И все жители Полара прекрасно помнят, во что это вылилось.

– Намекаешь на образование Норрийской Империи, да?

– Не намекаю, прямым текстом говорю. – Призрак скорчил очередную гримасу и добавил: – Не знаю, почему так происходит, Даш. Но в вас, в землянах, что-то в определенный момент ломается.

– Еще бы! – не выдержав, фыркнула я. – При таком-то отношении.

– Во времена Василия Соколова отношение было иным, – парировал призрак. – Но и тогда настоящих магов из вас не вырастало.

Интересно.

– Ну и зачем же тогда поларцы себя мучают? Зачем тратят силы на поиск, на перенос нас сюда? Зачем тратят время на обучение… – Вот тут я запнулась. Не знаю, как тут было раньше, а в случае со мной, обучением поларцы точно не утруждались.

– Да все затем же – есть приказ Верхнего Совета. И этот приказ нужно выполнять.

– Бред, – вслух заключила я.

Зяба не ответил, я же, вопреки желанию, заводиться начала.

– Ладно, допустим у них неудача за неудачей, и все к этому привыкли. Допустим, этот их Верхний Совет страдает самодурством, а Нижний усердно притворяется, что с радостью выполняет распоряжение высокого начальства. Допустим! Но Зяб, как же все те разговоры о том, что Полару реально очень нужны сильные маги? Ведь они нужны, мне ректор говорил! И я точно знаю, что в тот момент он не врал.

– Да, – не стал спорить признак. – Маги Полару действительно нужны, а Конфедерации тем более, потому что угроза со стороны Норрийской империи по-прежнему существует.

– Но?

– Но Полару нужны именно маги, а маги-иномирцы наоборот – очень не нужны. Потому что здесь, кроме прочего, очень многое замешано на аристократах и кровном родстве. А вы со своей силой можете угрожать доминирующему положению аристократической верхушки. Подобного унизительного мезальянса и возможного возвышения полукровок на руководящие должности допускать никто не хочет. Да, в Верхний Совет вас по умолчанию не пустят, но вот кресло в Нижнем Совете вполне может получить любой сильный маг. А как ты сама справедливо заметила – земляне сильнее Поларцев.

– То есть они конкуренции боятся? Боятся, что в результате мы их «подвинем»?

– И ее тоже. – Подтвердил монстр.

Н-да. Вот теперь все сходится. И внешняя пафосность для Верхнего Совета с речами о моей уникальности и принятии в академию без экзаменов. И, одновременно, выставление нереальных условий для жизни, чтобы как следует расшатать нервы и добиться истерики. Даже брезгливость фон Глуна эту версию подтверждает: куратор ведь не раз подчеркивал, что он – лорд, аристократ, то есть. А для аристократов мы, иномирцы, – грязь.

– Значит, я действительно девочка для галочки, – пробормотала я. – И при первой удобной возможности меня постараются «слить». Или… убить?

Последняя мысль… нет, в ужас не привела, но дрожь по телу вызвала.

– Даш, прекрати дрожать. – Монстр был предельно серьезен. – Вероятность того, что тебя убьют, на грани нуля. То есть, раньше могли запросто, а теперь это сделать намного сложнее. Ты была отмечена Ваулом, а Ваул бог вспыльчивый и временами вздорный. Он может вспомнить о своей избранной танцовщице, и, не обнаружив тебя среди живых, спросить что случилось. А врать богу, сама понимаешь, очень опасно. Куда опаснее, чем Верховному Совету.

Угу, конечно. Но мне как-то не сильно полегчало. Особенно после осознания того, что, не сходи я пообщаться с Ваулом, меня ведь и впрямь могли убить.

Кстати…

– Кстати о Вауле.

– М-м? – отозвался призрак.

– Ваул меня отметил, – подавшись вперед, напомнила я. – И этот случай – нонсенс с точки зрения Полара. И как бы там ни было, я особенная, я избранная!

Зяба мою мысль явно не уловил, спросил нетерпеливо:

– И?




– И Совет Магов просто не может, не имеет права относиться ко мне так же, как к остальным иномирянам. А Высший Совет не имеет права пустить мое обучение на самотек. Я особенная, они обязаны обратить внимание на мой случай и взять мое обучение под особый контроль!

Призрачный монстр фыркнул и скривился.

– Думаешь, Высшему Совету доложили о твоих успехах?

И все, я сдулась. Учитывая всю ту ситуацию, которая сложилась вокруг иномирян, ясное дело – нет, не доложили.

– Твой случай, как я понимаю, афишировать вообще не стремятся, – продолжил добивать Зяба. – По крайней мере, воспитательные беседы со студентами проводились.

– Какие еще беседы?

– Такие… – буркнул призрак. – Такие, после которых болтать о метках и танцах не слишком хочется.

Черт. Здорово. Интересно, а почему я узнаю об этом только сейчас?

– Зяб, почему ты раньше об этих беседах не сказал?

– А смысл? – парировал монстр. – Что бы это изменило?

Я с ответом не нашлась. Ведь действительно ничего.

Зато теперь совершенно ясно, что ловить в этой Академии нечего, ибо учить меня тут не собираются. Более того, если вдруг увидят хоть какие-то серьезные успехи, мгновенно зельем опоят. И, раз так, то…

– Пора валить, – заключила я хмуро.

– Что, прости? – переспросил Зяба.

– Валить отсюда надо. При первой возможности.

Повисла пауза, но длилась она недолго.

– И куда же ты пойдешь? – спросил призрак. – Домой никак, а тут…

– Тут Норрийская империя есть, где просто не могут относиться к иномирцам плохо. И если мне удастся…

– Даш, – перебил Зяба. – Ты хотя бы представляешь, где она находится?

Я не представляла, потому что карты этого мира в глаза не видела. Зато отлично понимала, что путешествие в Норрийскую империю – предприятие невероятно сложное.

Одежду я, положим, раздобуду, а дальше что? Совершенно чужой мир. Более того, мир, о котором я не имею представления. География, нравы, флора-фауна. А еще мне с собой твира брать, который тут уничтожению подлежит. И Зябу, опять-таки…

Но, черт побери, какие еще остаются варианты? Сидеть, сложив лапки, и ждать, когда за тобой придут? Усиленно изображать бесталанную дурочку? А если проколюсь?

– Дашка, не дури, – вырвал из судорожных раздумий монстр. – Далеко все равно не уйдешь.

– Это еще почему?

– Потому. Думаешь, тебя просто так при первом переходе сознания лишили? Думаешь, просто так в лазарете очнулась?

Хм. Да я вообще до этого момента о том переходе не думала. А вот теперь…

По коже побежал холодок, сердце споткнулось, дыхание сбилось, а к горлу подкатил комок страха.

– Что они со мной сделали? – спросила я тихо.

– Ничего особенного. Просто заклинание слежения поставили. Обычная практика, если речь об иномирцах.

Я глубоко вздохнула, мысленно призывая себя к спокойствию. Не вышло. Осознание того, что на мне какая-то магическая дрянь, о существовании которой я бы даже не узнала, если бы Кракозябр не просветил, будило панику. Да уж, Полар – не Земля, тут о праве человека на частную жизнь точно не слышали.

Умом я понимала, что обнаружить заклинание на физическом уровне невозможно, но все равно вскочила и принялась ощупывать себя – шею, оголенные руки, живот… А монстр не останавливал, явно понимая – пока приступ паники не пройдет, к разуму взывать без толку.

Успокоилась я минут через пять, наверное, и вновь бессильно опустилась на стул.

Слезы? Ну да, не сдержалась. Потому как чувство собственного бессилия до того страшная штука, что не расплакаться очень трудно. А в моем случае вообще невозможно: я столько уже от этих гадов поларских натерпелась, а теперь еще и это.

– Даш. – В голосе Зябы звучало сочувствие. – Даш, успокойся. Слезами делу все равно не поможешь.

Угу. Я к такому же выводу пришла, но успокоиться не получалось.

– Ненавижу! – сквозь слезы зло хлюпнула я носом. – Вот просто ненавижу. И Глун… сволочь он, вот кто. Это же он на меня это заклинание поставил, да?

– Ну, я так понимаю, что их двое было.

– Глун и ректор?

Кракозябр печально кивнул и добавил:

– И именно они, в случае твоего побега, отследить смогут. У остальных доступа к этой информации нет, так что все не так страшно.

Угу. Ничего не скажешь, утешил.

Я шмыгнула носом снова, размазала по лицу очередную порцию слез и закусила губу.

– Зяб, а снять следилку как-то можно? В смысле, самой, без участия тех, кто ее поставил?

– Можно, Даш. Все можно… в теории.

Призрак замолчал, но дальнейших пояснений и не требовалось. Тут и без чешуйчатого справочника понятно: чтобы избавиться от магического маячка, надо самой быть магом. Причем хорошим магом, грамотным. То есть у меня лишь один вариант решения проблемы – учиться!

Да-да, именно так – стиснуть зубы, запихнуть подальше сомнения и жажду справедливости, и засесть за учебники. И использовать каждую, даже самую малюсенькую возможность, чтобы продвинуться вперед.

А это так же означает, что я должна взять все от предстоящих занятий с Глуном, и… не должна отталкивать Каста. В смысле, мне нужно найти какую-то точку равновесия в наших с пижоном отношениях. Я обязана пойти ему навстречу хотя бы потому, что Каст – сильнейший маг, то есть он тоже чему-то научить может.

Конечно, дружить ради выгоды – не слишком хорошо, и я понятия не имею, как это делается, потому что никогда такими вещами не баловалась. Но в такой ситуации…

Ладно, что-нибудь придумаю. В конце концов, это не ради корысти. Вернее, по сути-то корысть, но на кону не деньги, а моя жизнь. А раз так, я, наверное, имею право поступиться кое-какими принципами, верно?

Я медленно поднялась со стула, вытерла слезы тыльной стороной ладони и отправилась на поиски носового платка. Точно помню, что целую упаковку из дома прихватила, теперь бы понять, куда ее запрятала.

– Кстати. – Я в который раз хлюпнула носом. – А почему тебя в деканате-то не было?

– В смысле? – отозвался призрак недоуменно.

Пришлось пояснять:

– Ну, ты ведь, как понимаю, все время по зеркалам скачешь и все интересное отслеживаешь. В деканате вот, было интересно, но ты… Чем ты занимался, а, Зяб?

– М-м… – раздалось за спиной с какой-то очень уж странной интонацией.

Я остановилась и, обернувшись, с подозрением посмотрела на монстра.

– Только не говори, что сегодня общеполарский банный день, и ты за девушками подглядывал.

В зеркале громко фыркнули.

– Больно надо!

– А что тогда? – не сдалась я. – За кем следил?

Кракозябр признался не сразу. Помолчал, а потом с неохотой сказал:

– Да так… За Кастом и компанией.

Сердце кольнула иголочка страха – что если снова нападение? Но следующие слова призрака все страхи развеяли:

– Наше «величество» готовит ответную диверсию «синим». Сегодня собирал актив старшекурсников, обсуждали способы взлома защиты башни факультета Воды.

– Ого!

– Угу, – отозвался Зяба. – Так что мне, как понимаешь, не до деканата было.

– Погоди, а что именно они собираются делать? – С тревогой уточнила я. – И когда?

Призрак, однако, хмыкнул и протянул:

– Не-ет, Даш. Даже не надейся. Ты же, если разнюхаешь, сразу к Дорсу побежишь, а мне такого не надо.

Стыдно сказать, но мои намерения Зяба угадал. И тот факт, что я обещала рыжему быть хорошей девочкой и не путать факультеты, ничуточки не смущал. Тем не менее, признаваться я не стала, вообще о другом спросила:

– Тебе? А причем тут ты?

– Как это причем? – удивился монстр. – Зрелище, Дашка. В нашем мире, знаешь ли, не так много развлечений. И возможности лишить меня удовольствия я тебе, дорогая моя, не дам.

Угу. Понятно. Но Дорса я все-таки предупрежу.

Хотя он и так, наверное, понимает, что огневики будут мстить. А подробностей я не знаю, так что мало чем помогу…

Вздохнув, я мысленно махнула на несговорчивого Зябу рукой и вновь вернулась к поискам платков. В конце концов, это мелочи. А мне необходимо сосредоточиться на главном – учебе.

 

Спустя четверть часа я более-менее привела себя в порядок и этой самой учебой занялась. Разумеется, первым пунктом программы была попытка сделать ту самую распальцовку на основе базового жеста «Ус». Кажется, получилось, хоть и неблестяще.

А вот дальше возникла проблема. Ведь магия – не математика, и чем дольше я вглядывалась в учебник, тем яснее понимала: в данном случае теория без практики интереса не представляет. В книге шли обычные жизненные примеры о возможностях применения этого самого базового жеста, но мне-то нужно было совершенно другое!

Я со вздохом откинулась на спинку стула и отодвинула учебник. Потом подумала, притянула книгу снова и открыла последнюю страничку – а вдруг? Мало ли, может под конец года какая-нибудь интересная штука, типа практики, заготовлена?

И логика не подвела! Практикум! Пусть небольшой, всего страничек на десять, но он был! А через пять минут я пришла к выводу, что я сегодня не просто везунчик – я крестница Фортуны!

Дело в том, что практикум был посвящен элементарным бытовым заклинаниям, среди которых значилась такая прекрасная штука, как сушка мокрых вещей.

А ведь у нас сегодня как раз проблема именно этого плана случилась! Твир, как только я ушла на пары, набрал в ванную воды, замочил постельное белье, а потом воду отключили. И дали ее лишь за полчаса до моего прихода. Без воды, ясное дело, достирать и прополоскать постельку невозможно, так что Кузя сделал это совсем недавно. И вот итог: ночь все ближе, а наволочка, простынь и пододеяльник висят на веревках, натянутых над ванной, и категорически отказываются высыхать.

Ну и главный момент – комплект постельного белья у меня один.

Второго комендант не дал, несмотря на просьбу, а захватить белье из дома я как-то не догадалась – протупила. И тут такой подарок…

Что ж, после ужина мне будет чем заняться!

 

В столовую я снова пришла с опозданием, но в этот раз намеренно – очень не хотелось затеряться в толпе. Ну и страшновато было, если честно. Слишком хорошо я понимала, что именно собираюсь сделать, и чем дольше об этом думала, тем неуютнее становилось.

Ведь это некрасиво, неправильно, и даже немного подло. Раньше я никогда в жизни так не поступала, и искренне кривилась при виде девчонок, которые такими методами не гнушались! Но…

Вот эти самые «но», несмотря ни на что, перевешивали.

Во-первых, мне позарез нужно освоить магию.




Во-вторых, в моей ситуации, выжить без покровителя очень непросто, а Каст может это покровительство дать.

Ну и в-третьих… рыжий первый начал. Это он ко мне полез, а не наоборот. Более того пижон надо мной издевался! Следовательно, я имею полное право на ответный шаг.

Именно это и стало главным доводом, осознав который я смогла гордо расправить плечи, переступить порог своего убежища и отправиться в столовую. И не вздрогнуть, оказавшись под прицелом десятков взглядов. И не споткнуться, когда Каст, как и утром, оказался рядом и, забрав у меня пустой поднос, отправился к прилавку раздачи.

Король факультета Огня ни слова не сказал о моем внешнем виде, но в темных глазах я прочла одобрение. Впрочем, он не мог, просто не имел права, не одобрить выбранный мною наряд!

В этот раз никаких синих джинсов, и вообще ни одного намека на другие факультеты не было. Я выбрала темно-вишневую юбку чуть ниже колен, строгую, но с заниженной талией, красные туфли и обтягивающую белую маечку с обычным для моего мира декольте. Ну и оставила распущенными волосы.

– Спасибо, Каст, – нежно сказала я, когда огневик подхватил нагруженный поднос и повернулся, чтобы пройти к столику.

– Да… не за что, – растерянно пробормотал парень. Потом нахмурился, тряхнул головой и таки пошел в нужном направлении.

А я за ним! Вся такая послушная, на каблуках и с декольте.

Потом мы сели, и я снова оказалась зажата между амбалом и Кастом. Ну а происходившее дальше, мало отличалось от того, что происходило за завтраком и обедом: огневики общались, а я сидела, ела и мечтала о дождике. Просто после секундных гляделок с Дорсом поняла, что очень по его компании соскучилась, и вообще… у водника сало есть, а Кузя такой умничка, что точно заслужил лакомство. Кстати…

– Каст, – некрасиво вмешалась в общий разговор я. Но тут же вспомнила, что я как бы секси и кое-кого слегка кадрю, и потупилась. А потом придвинулась к рыжему и, понизив голос, спросила: – Каст, а когда у нас стипендия?

И вот тут образ «секси» сыграл со мной не очень хорошую шутку. Их огненное величество быстро оценил сократившуюся между нами дистанцию, скользнул взглядом по декольте и вопросил:

– Тебе чего-то не хватает, крошка?

А-а-а! Только не говорите, что он сейчас на спонсорство намекает! Я на такое не согласна!

– Даш? – подтолкнул к ответу Каст.

– Всего хватает, – выдавила я. – Но стипендию хочу.

Угу. Так мне и поверили.

– Даш, не нужно стесняться, – наклонившись к самому уху, интимно прошептал рыжий. – В конце концов, забота о комфорте студентов факультета Огня – моя обязанность.

– Каст, мне всего хватает, – повторила я нервно. – Но…

– Ладно, после ужина расскажешь, – пришел к нелогичному выводу «король» и вернулся к еде.

И таким тоном это было сказано, что мне жутко захотелось подхватить стоящую передо мной тарелку и обрушить ее на голову этого местечкового тирана! Но я все-таки сдержалась, и даже не зашипела.

Черт, как же тяжело играть!

 

– Так в чем проблема, Даш? – в которой раз спросил Каст. – Чего тебе не хватает?

– Всего хватает, – ответила я.

– Да неужели?

– Точно.

– Точно-точно?

Блин!

Разговор шел по пятому, если не десятому кругу, и я прилагала огромные усилия, чтобы не зарычать и не послать «величество» куда подальше.

И да, дело происходило не где-нибудь, а в коридоре общаги, рядом с узкой лестницей, ведущей в мое убежище. Я честно пригласила Каста в гости, но он, как и день назад, отказался.

– Хорошо, перефразируем вопрос, – сказало «величество» со вздохом. – На что ты собираешься потратить эти деньги?

Да сала купить хочу! – едва не выпалила я, но опять-таки сдержалась.

Я вообще сегодня какая-то ну очень сдержанная. Прямо сама себе удивляюсь.

– Каст, – жутко хотелось добавить в голос томных ноток, но я боялась что переиграю. – Любой девушке нужны деньги на приятные мелочи. Так что просто скажи, когда стипендия, и все.

Рыжий вздохнул и окинул меня долгим взглядом.

– Дашка, я тебе этих мелочей…

Его прервало разраженное покашливание.

Я повернула голову, и оказалось, нас застукал не кто-нибудь, а куратор моего курса.

Эмиль фон Глун стоял шагах в пяти и наш междусобойчик точно не одобрял.

– Какие-то проблемы? – складывая руки на груди, спросил он. Обращался не ко мне, к Касту.

Честно говоря, я подумала, что Каст его сейчас обхамит. Но пижон выпрямился, избавив меня тем самым от излишней близости своей по-эльфийски изящной фигуры и ответил предельно вежливо:

– Нет, лорд Глун. Никаких.

Вот на этом, по моей логике, куратор должен был кивнуть и пройти мимо, потому что проблем реально нет, но…

– В таком случае, вам лучше покинуть преподавательский этаж, Каст, – холодно процедил фон Глун. – И на будущее – ведите подобные, гм, беседы где-нибудь подальше отсюда. Я доступно выразился?

– Да лорд Глун. – Сказал рыжий, и мое смущение отступило под напором изумления. В голосе Каста послышалось почтение, причем не наигранное, а очень даже искреннее. – Простите. Этого больше не повторится.

– Надеюсь, – отозвался куратор, но с места не сдвинулся.

А вот король факультета Огня отступил, подарил мне учтивый кивок и поспешил прочь.

Так как стоять в одиночестве, да еще под пристальным взглядом Глуна, совершенно не хотелось, я тоже откланяться поспешила.

– Извините, профессор, – вторя Касту, пролепетала я, и мышкой шмыгнула к лестнице.

Быстро взбежав по ступеням, я отперла дверь и проскользнула на чердак. Все это время казалось, что Глун остановит, но нет. Не остановил, и даже не окликнул.

К себе я вернулась в смешанных чувствах, с нездоровым румянцем на щеках и ощущением легкого сюрреализма в придачу. И все-таки, что это сейчас было? Попытка напомнить зарвавшемуся рыжику о правилах приличий, или попытка защитить меня?

Черт, как же хочется думать, что второе. А по ощущениям выходит, что все-таки первое.

Я бы, наверное, еще минут на пять над этим вопросом зависла, если бы не Кузя. С момента моего прихода твир сидел рядом, смотрел и ждал, а когда ждать надоело – не выдержал и спросил прямо:

– Мои бутер-рброды где?

Где-где, в кармане, в салфетку завернутые.

Но вслух этого я не сказала. Зато Кузя был куда более разговорчив.

– Дай! – требовательно пискнул он.

Пришлось выйти-таки из ступора и заняться кормлением «котика».

А через пять минут вообще не до Глуно-Кастов стало, поскольку я о своих планах на вечер вспомнила. Практикум, е-мое! Самая настоящая магия!

 

Заглотив бутерброды Кузя привычно ушел в нирвану. Твир с огромным трудом запрыгнул на диван, развалился там, выставив напоказ заметно округлившееся пузико, и благополучно уснул. Это радовало.

Да, радовало, ибо в памяти еще был свеж недавний инцидент, когда меня из комнаты не выпустили, так что я слегка побаивалась, что и в этот раз остановить попытаются. Ведь то, что я собираюсь сделать, опасно. Магия как-никак. Огонь!

Я это осознавала и понимала, что Кракозябр авантюру не одобрит.

Однако практика была необходима. Именно поэтому, пусть без силовой поддержки в лице твира призрачный монстр и бессилен, я предупреждать его не стала. Просто подхватила со стола учебник по «базовым заклинаниям» и отправилась в ванную.

– Ты куда? – С подозрением окликнул Зяба.

– В ванную, – стараясь казаться беззаботной, ответила я.

– Хм. А книга тебе там зачем?

Блин. Вот ведь привязался!

– Читать буду.

– В ванной? – не тактично удивился призрак.

Пришлось вздохнуть и развести руками, мол, да, именно там. Хотя, если честно, я не имела привычки сидеть с книгой в интересном месте. Но не признаваться же в этом Зябе?

Вот я и не призналась. Быстро скользнула в небольшую ванную комнату и щелкнула пальцами, активируя одинокий настенный светильник. А потом плотно прикрыла дверь, искренне радуясь, что зеркала здесь уже давно нет.

– Да-аш? – Раздался из глубин чердака голос Зябы.

– Чего? – Отозвалась я, пристраивая книгу на краешке раковины.

– Даш, мне кажется, ты хочешь совершить какую-то глупость.

– Не глупость, – чуть смутившись, заверила я. – А естественную потребность.

Продолжать препирательства не хотелось, поэтому я взглянула на висящее под потолком белье, уже не мокрое, но все-таки влажное. Н-да, спать на таком не реально вообще.

Решительно вздохнув, я раскрыла учебник на нужной страничке и в десятый раз пробежалась глазами по описанию упражнения. Да, именно упражнения, потому что назвать это дело заклинанием трудно: там же не только слова были, а целая система.

Для начала необходимо было создать ту самую распальцовку на основе базового жеста «Ус» и произнести стандартную речевую формулу активации. А вот дальше требовалось правильно направить поток магии при помощи визуализации и добавить небольшую речевую надстройку, которая превратит общее заклинание в узконаправленное.

Максимально сосредоточившись, я изобразила правой рукой заученную распальцовку, оттопырив мизинец настолько, насколько смогла. И уже хотела сказать то самое «Карун-вир-тос», когда сообразила: комплект постельного белья у меня один, и если что-то пойдет не так, то спать будет вообще не на чем. Следовательно, пробовать надо на «наименее ценных членах общества».

С этой мыслью я стянула с себя майку и, намочив, развесила на бортике ванны. А потом, откинув сомнения, вновь приступила к работе.

Распальцовка с подвывертом, базовое «Карун-вир-тос». Потом направляем руку так, чтобы указательный и безымянный палец четко на «объект воздействия» показывали, прикрываем глаза и воображаем процесс испарения воды. То есть маечка слегка дымится и становится сухой. А вот на ощущении жара, которое появляется в этот момент на кончиках пальцев, внимание обращаем не сильно. И, главное, не пугаемся, чтобы концентрацию не потерять.

А затем открываем глаза и видим результат.

Как мне удалось сдержаться и не завизжать от радости – понятия не имею. Наверное, все дело в том, что очень уж хотелось утереть нос скептически настроенному Зябе, и удивить его. Но высушенной, вернее даже слегка пересушенной майкой хвастаться как-то не комильфо, правильно?

Так что, да, не завизжала, но подпрыгнула едва ли не до потолка.

А потом спешно натянула одежку и повернулась к сохнущему на веревках постельному белью. Наверное, чтобы не пересушить, надо не так активно визуализировать процесс.

Ну-ка, попробуем…

 

Следующая глава —>

Мы ВКонтакте
Разное